/Исса Плиев — великий полководец Великой Отечественной войны

Исса Плиев — великий полководец Великой Отечественной войны

Приближается Великий праздник — День Победы. Отдавая дань памяти погибшим фронтовикам, ушедшим из жизни ветеранам, чествуя ныне здравствующих, мы понимаем: это благодаря их мужеству на передовой и героическому труду в тылу была достигнута Победа. Это они отвоевали мир на земле, ценой их крови оплачена независимость нашей Родины и свободная жизнь всех будущих поколений.
Мы восхищаемся мужеством и подвигом нашего земляка дважды Героя Советского Союза, Героя Монгольской Народной Республики Исса Александровича Плиева.

Исса Александрович Плиев родился в небольшом осетинском селении Старый Батако Северной Осетии в многодетной семье крестьянина-бедняка 25 ноября 1903 года. С малых лет познал нужду и тяготы сиротской жизни. Его отец, уехавший в 1908 году на заработки в Канаду, погиб в шахте. И если не встретилась бы на жизненном пути маленького мальчика русская учительница Елизавета Пахомова, то неизвестно, как бы сложилась его жизнь. Взяв его на свое попечение, она не раз говорила: «Учись, Исайка, и жизнь откроется перед тобой всей своей правдой».
В 1918 году Исса окончил пять классов реального училища в г. Владикавказе. Можно ли удивляться тому, что после октября 1917 года, с приходом первых отрядов Красной Армии в Осетию, решение Исса Плиева созрело мгновенно и без колебаний. Так паренек из Старого Батакаюрта в 1922 году стал воином Красной Армии.
Смелого молодого бойца в 1923 году направили на учебу в Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу горских национальностей. В 1930-1933 годах Плиев — курсант Военной академии им. М.Фрунзе. Потом куда только его не кидала жизнь! Житомир, Улан-Батор, Белоруссия…
Понадобилось совсем немного времени, чтобы его непосредственное начальство разглядело в юноше способности, присущие воину, и направило его в кавалерийскую школу.
Казалось бы, ну что особенного могла дать юноше кавалерийская школа? А вместе с тем именно она оставила неизгладимый след в жизни прославленного полководца. И если вдуматься, почему Исса Плиев придавал столь большое значение учебе в этой школе и тогда, когда за плечами была уже Военная Академия имени М. Фрунзе, и Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил СССР им. К. Ворошилова, то парадоксальным это не покажется.
Жажда знаний и врожденный талант обусловили быстрое продвижение Исса по службе. Уже через три года бывший курсант кавалерийской школы назначается курсовым командиром Краснодарской кавалерийской школы, а еще через несколько лет он успешно оканчивает Военную академию им. М. Фрунзе.
Великая Отечественная война застала Плиева в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР им. К. Ворошилова, и тогда же он был назначен командиром 50-й кавалерийской дивизии. Впрочем, самой дивизии не существовало, она значилась в списках соединений, надлежащих развертыванию в первые дни войны. И Исса Александрович лично формировал дивизию. Он подбирал командиров, руководил боевой подготовкой подразделений, укомплектованных казаками-кубанцами.
Суровое лето было в тот год на Смоленщине. Заревом пожарищ дышали переходившие из рук в руки села и города. Здесь на подступах к Подмосковью советские войска преградили путь главной ударной группировке противника, насмерть стали на большаках, ведущих к столице. Но силы были неравны. Несмотря на большие потери, противник усиливал натиск, угрожая прорывом вдоль дороги на Москву.
Тогда дивизия Плиева получила задание прорваться в тыл противника, дезорганизовать его коммуникации и отвлечь силы и внимание врага от активных наступательных действий на Московском направлении.
Один из участников этих событий вспоминал: «Командир дивизии предупредил о возможной встрече с вражескими механизированными частями. Приказал держать в полной боевой готовности противотанковые и зенитные средства. Офицеры отметили на картах тактические рубежи и сроки их прохождения, боевой порядок на случай встречи с крупными силами противника».
Кавалерийские части скрытно подошли по болотистой долине реки Межь к линии обороны противника и, смяв его передовые подразделения, стремительным броском вышли в тыл врага. В ту же ночь были разгромлены многие гарнизоны противника. Одиночными разъездами, эскадронами и полками врывались казаки-плиевцы в расположения штабов и тыловых учреждений врага. Громили на дорогах вражеский транспорт, взрывали мосты, выводили из строя связь.
Наступление дивизии было столь напористым и разрушительным, что командование немецко-фашистских войск решило, что рейд по тылам совершает целая конная армия. Натиск плиевцев вынудил немцев снять с фронта значительные силы пехоты и танков и бросить их на борьбу с дивизиями кавалерийской группы, одной из которых командовал Плиев. Так была выполнена одна из важнейших задач, поставленных перед группой.
Мы описываем только один из сотен эпизодов, характеризующих действия конницы Плиева в тылу врага.
…В истории Великой Отечественной войны немало страниц посвящено тяжелым, кровопролитным боям за освобождение Венгрии. Очевидцы этих боев вспоминали: «… Началось преследование. Не раз противник огрызался мощными контратаками. И тогда командующий появлялся там, где из командиров положено было быть только взводному. Сколько раз выслушивал Плиев упреки и предупреждения из высших штабов: не положено командующему бросаться в рукопашную. На что Плиев неизменно отвечал: «Хорошо, когда командир видит свои войска перед собой, но иногда нужно, чтобы и солдаты видели впереди себя командира».
«Нередко бывало так, — вспоминал бывший командующий Украинским фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, — пехотные части противника, отходившие от Трансильванских Альп к большой Венгерской равнине, рассчитывали, что теперь-то они находятся в безопасности, и спокойно продолжали движение к Дебрецену. И вдруг как снег на голову — мчавшиеся в их сторону советские конники со сверкающими лезвиями острых клинков. Немецким пехотинцам ничего не оставалось, как побросать на дороге все, что так или иначе обременяло в вынужденном отступлении, и поспешно искать спасительное пристанище… Тревожные, суровые были времена. Но и в те дни выпадали светлые минуты. Помнится, воины 2-го Украинского фронта от души порадовались известию о том, что 26 января 1945 года приказом Наркома обороны конно-механизированная группа под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта И.А. Плиева за проявленное герой-ство и отвагу, умелое выполнение задач в боях за Родину была преобразована в первую гвардейскую конно-механизиро-ванную группу. Не одну тысячу километров опасных фронтовых дорог прошел мастер ошеломляющих врага рейдов, герой стремительного захвата Раздельной Исса Плиев со своими конниками-казаками Дона и Кубани, Ставрополья и Северного Кавказа.
Генерал Плиев одним из первых понял новые возможности конно-механизированной группы, и под его командованием эта группа вписала не одну славную страницу в историю войны. Конь шел и тогда, когда его почти не кормили, он шел по такой грязи, когда ни танк, ни одна самая «всюдуходная» машина не могла сдвинуться с места; конь был всегда там, куда проникал человек. Конница покинула центральные театры военных действий современной войны, заслужив большую признательность и славу».
В своих воспоминаниях и маршал Малиновский, подчеркивает, что Исса Александрович раньше других понял и осуществил в боях огромные преимущества соединения конницы с мотомеханизированными отрядами.
Освободительный поход на запад был завершен, однако для Плиева вторая мировая война не закончилась.
«Откровенная наглость и вероломство правящих кругов империалистической Японии достигли таких пределов, когда дипломатический корпус должен был уступить арену армейским корпусам», — писал в своей книге «Через Гоби и Хинган» Исса Плиев.
Летом 1945 года генерал-полков-ник Плиев прибыл в Монгольскую Народную Республику и сразу приступил к формированию советско-монголь-ской конно-механизированной группы.
Перед группой была поставлена небывалая по сложности задача. Обеспечивая правое крыло Забайкальского фронта от возможных контрударов противника и отсекая его квантунскую армию от войск, находившихся в Северном Китае, плиевцам предстояло за несколько дней пройти почти тысячу километров с боями, что само по себе дело архитрудное, и при этом мы не можем забывать, что километры эти простирались по безводной, солончаковой, выжженной солнцем пустыне и по узким горным тропам Большого Хингана.
Раскаленным зноем встретила бойцов бескрайняя пустыня Гоби, или как ее еще называют, — пустыня смерти. В тучах обжигавшего песка тяжело дышали люди и задыхались моторы. Пески засасывали колеса автомашин и гусеницы танков. И все же до рассвета в результате первого удара, осуществленного точно по плану, были уничтожены все пограничные заставы и разведывательные пункты японцев. Появились первые группы пленных. Однако это было только начало. Пустыня осталась позади. Впереди возвышались беспорядочные нагромождения гор, надежно прикрывавшие укрепленные районы Жэхэ и Калган. А между тем именно взятие Жэхэ было крайне важным. Дело в том, что все трудности переходов через Гоби и Хинган, весь смысл всей операции конницы и танков — все совершалось во имя овладения этим крупным и сильно укрепленным городом, являвшимся связующим звеном между Китаем и Маньчжурией. Овладение этим городом требовало срочных мер. Вот тогда Исса Александрович решил, не дожидаясь главных сил группы, направить на Жэхэ только передовой отряд и штабные машины, в одной из которых находился сам.
Вот как об этом удивительном по своей смелости маневре рассказывает сам Исса Александрович: «Штаб гарнизона находился в здании, увенчанном черепичной крышей с загнутыми вверх углами. У входа стоял часовой. Конечно, можно было ворваться в штаб, пленить офицеров и продиктовать условия капитуляции гарнизона. Но при этом непременно возникнет стрельба, которая может встревожить войска, находившиеся в городе и в крепости. Мне казалось, что лучше провести психологическую атаку против командования японского гарнизона».
И провел ее Плиев блестяще. Героический рейд был успешно завершен с крупными оперативными результатами в кратчайший срок и малыми силами.
В знак признания личных боевых заслуг в этом беспримерном походе генерал-полковник Плиев был награжден второй золотой медалью Героя Советского Союза.
Об Исса Плиеве написано огромное количество книг, очерков, статей. Не раз звучали приказы Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина о награждении Плиева, им восхищались полководцы не только Советского Союза, но и дружественных стран. О его огромном вкладе в дело Победы над врагом в годы Великой Отечественной войны убедительно свидетельствуют многочисленные самые высокие награды правительства. Он был награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова и орденом Кутузова.
После войны Исса Александрович Плиев командовал армией, был 1-м заместителем, а затем командующим войсками Северо-Кавказского военного округа.. В 1962 году И.Плиеву было присвоено воинское звание генерала армии. С 1968 года он состоял в Группе генеральных инспекторов МО СССР. На XXII съезде партии Исса Александрович избирался кандидатом в члены ЦК КПСС. Был депутат Верховного Совета СССР шести созывов. Перу Плиева принадлежат нескольких книг, в том числе «Конец Квантунской армии» и «Через Гоби и Хинган». Скончался 6 февраля 1979 года.
Нельзя обойти молчанием ещё два эпизода из жизни И.А. Плиева.
Тяжёлым выдался 1962 год. 1 июня забастовали рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода. Повышение цен на мясо совпало со снижением расценок на труд. В народе, не без помощи подстрекателей, росло недовольство. Организованная 2 июня демонстрация, переросшая затем в массовые беспорядки на главной площади города, была разогнана силами войск округа с применением огнестрельного оружия. Погибли 24 человека, многие получили ранения. Непосредственными руководителями акции были тайно приехавшие в Новочеркасск члены президиума ЦК КПСС А.И. Микоян и Ф. Р. Козлов.
И.А.Плиев в те годы был командующим войсками Северо-Кавказского военного округа и, естественно, он не мог быть непричастным к этим событиям. При оценке его действий нельзя не учитывать политическую ситуацию в стране в послевоенный период, когда любое проявление несогласия с действиями руководства страны или массовое недовольство воспринималось большинством как враждебность к народу и предательство Родины.
И.А.Плиев, будучи солдатом, выполнил приказ, поступивший от руководства страны. Не выполнить его он права не имел.
В июле-августе того же 1962-го велись переговоры о поставках советского оружия Кубе. Американцам удалось установить, что к октябрю среди доставленного морем вооружения оказалось 42 ракеты, способные нанести ядерный удар по основным городам США. 22 октября в выступлении по ТВ президент Кеннеди раскрыл истинное положение вещей и предупредил о серьезности последствий. Он отдал приказ останавливать и досматривать все суда, идущие на Кубу. Американ-ские и советские вооруженные силы опасно сблизились, мир оказался на грани термоядерной катастрофы — особенно после того, как над Кубой советской зенитной ракетой был сбит самолет-разведчик У-2. У генералов США чесались руки для нанесения мощного ответного удара по ракетным базам на Кубе. На этой основе возник так называемый “Карибский кризис”, когда мир оказался в волоске от третьей мировой войны, и малейшая ошибка с любой стороны могла уничтожить цивилизацию на Земле.
В это время И.А.Плиев был направлен на Кубу в качестве руководителя советской военной миссии с почти неограниченными полномочиями в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Можно по-разному относится к действиям тогдашних руководителей страны и причинам, поставившим мир на грань катастрофы, но тот факт, что именно Плиеву было доверено стать ключевой фигурой в военном противостоянии двух сверхдержав в этот ответственный период, говорит о значимости этого человека в истории Советского Союза.
И.А.Плиев был великим сыном осетинского народа, который будет вечно хранить о нём благодарную память.

Подготовила З. КАБУЛОВА