/Анна Джиоева: «У меня прекрасная профессия – лечить людей»

Анна Джиоева: «У меня прекрасная профессия – лечить людей»

Работа в «красной зоне» и жизнь на карантине

Неделя работы в «красной зоне» была намного легче, чем две недели карантина, – считает врач-инфекционист Анна Джиоева, которая проработала в «красной зоне» восемь дней.

Непривычная одежда
«Время в «красной зоне» летит быстро, ты думаешь только о том, как помочь человеку, какое лечение провести. Целыми днями человек занят и тебе не до раздумий и отдыха. А на карантине отдыхаешь, но время тянется медленно», — рассказала Анна.
В «красной зоне» размещены больные с подтвержденными диагнозами коронавирусной инфекции. Вход без спецодежды строго воспрещен. Самая большая нагрузка выпала на врачей, которые работали в дни появления первых больных в Южной Осетии, т.е. на начало мая. Первый больной с CОVID-19 был выявлен 6 мая. Именно в этот день приступила на дежурство Анна Джиоева, а сдавала дежурство Ирина Нарикаева.
«Мы обе попали в «красную зону», т.к. одна из нас сдавала смену, другая принимала и остались там 8-9 дней. Работали в спецодежде — обмундирование, очки, перчатки и респиратор всегда на тебе. Бывало, зайдем в «красную зону» в 10 часов утра и оставались до 22.00. часов вечера. И так без воды, еды и других потребностей. Но бывало, отрабатывали и по восемь часов — каждый день по-разному. Все зависит от процесса лечения и количества медперсонала и больных», — говорит врач-инфекционист.
Безусловно, работа в «красной зоне» — большой риск не заразиться самому. Ведь болезнь не выбирает человека по должности и т.д. И никакие защитные средства не дают 100% гарантии безопасности. По словам Анны Джиоевой, работа была не сложной, другое дело — обмундирование. «Спецформа сама не тяжелая, но находиться в ней по восемь-десять часов — очень сложно. Очки начинают потеть, человеку трудно записывать и обследовать больного. Спецодежда со временем начинает давить со всех сторон, у некоторых девочек появлялись синяки и ссадины. У многих начиналась аллергическая реакция. Мы столкнулись с такой ситуацией впервые», — сказала она.
Непривычная униформа
На дежурство Анны и ее коллеги Ирины пришелся первый поток больных коронавирусом, количество которых росло с каждым днем. Но молодые врачи, и в целом медперсонал не унывал и работал не покладая рук. В одной смене, по схеме работают два врача, четыре медсестры и четыре санитарки.
«Мы очень устали морально и физически. Причем тяжелее в психологическом смысле — жить в замкнутом пространстве, без близких людей. Разговоры сводятся только к одной теме — к болезни COVID-19. И у человека только одно желание — чтобы все больные выздоровели, и все закончилось благополучно», — поделилась Анна Джиоева.
Именно тот факт, что больные быстро поправлялись, давал силы и терпения медицинским работникам. Сегодня эти врачи работают в обычном режиме, в отделении. А в «красной зоне» трудятся их коллеги. И они тоже в спецформе, в очках, респираторах, и также далеко от семьи. «На наше дежурство поступило самое большое количество больных. Мы оставили около 56 больных в инфекционном отделении, среди них были и с подтвержденными даигнозами, и на карантине», — добавила она.
От педиатра к инфекционисту
Анна Джиоева с 2013 года — врач-инфекционист инфекционного отделения Республиканского многопрофильного медицинского центра. Стать врачом хотела с детства, всегда любила помогать людям, быть милосердным и добрым к окружающим — это ее основные принципы жизни.
«Быть педиатром — мечта детства. К детям у меня особое, трепетное отношение, и всегда очень тяжело наблюдать за больным ребенком. Врачи-педиатры – это люди, которые лечат тех, кто даже не может сказать тебе, что у него болит. Инфекционистом быть особо не хотелось, но так сложились обстоятельства. Сегодня мне нравится моя работа, но все же с детьми мне намного интереснее и легче. У меня прекрасная профессия – лечить людей», — с улыбкой отметила она.
И сами в зоне риска
На время работы в «красной зоне» медперсоналу несколько раз проводили тест-исследования на коронавирус. Как отметила Анна, им тоже делали тесты, первый – за день до выхода из «красной зоны», и еще два раза – на карантине. «Из нашей смены ни у кого не подтвердился коронавирус. Очень надеюсь, эпидемиологическая ситуация нормализуется, и нам по второму кругу не придется работать в «красной зоне», — добавила врач.
Что касается состояния больных, то по словам Анны, к счастью, за время ее дежурства, в Южной Осетии не было тяжелых больных, которые бы нуждались в специфическом лечении и лекарствах. «Главное — все выздоровели, а многие выписались. В больнице было все для лечения. Кроме того, для больных созданы все условия — на двух этажах – боксы, на третьем – полубоксы, на четвертом – общие палаты», — уточнила Джиоева.
Просто выполняли свою работу
Согласно постановлению правительства Южной Осетии, один из родителей, у которых дети до 10 лет, и граждане в возрасте 65+ освобождались от работы с сохранением заработной платы. Но на врачей эти послабления не распространились. Все работали и работают в штатном режиме. Единственное послабление — в «красной зоне» не работают врачи, перешагнувшие 65-летний рубеж, но они продолжают работать и принимать больных в штатном режиме.
Когда мы беседовали с Анной Джиоевой, еще не было решения об установлении стимулирующих выплат за выполнение особо важных работ медицинским и иным работникам, участвующим в оказании помощи гражданам в связи с угрозой распространения COVID-19. Но на днях правительство Южной Осетии приняло новое Постановление, предусматривающее дополнительные выплаты медработникам — врачам, среднему и младшему персоналу, проработавшим в особом режиме с 14 апреля по 30 июня. Общая сумма выплат за месяц зависит от занимаемой должности и фактически отработанного времени и составляет 25-30 тысяч. Врач считает, что работников медучреждений стимулировать надо, так как не каждый медработник согласится отработать в «красной зоне».
«Хотя, когда поступали больные в «красную зону», и мы, выполняя обязанности, работали с ними, даже не думали о дополнительных выплатах. Просто выполняли работу, не пойти в «красную зону» у нас не было даже мысли», — пояснила она.
Медики отработали дни в «красной зоне», затем две недели карантина в медучреждении, и только после этого попали домой. И пока Анна спасала жизни других, дома ее ждали маленькие дети, которым два и шесть лет. Они очень соскучились по маме, и как говорит Анна, сложно оставлять семью и детей на три недели. «Спасибо моим родным, которые понимали меня, поддерживали и смотрели за моими детьми», — подчеркнула врач.
Алена ДЖИОТЫ