/Южные осетины в борьбе за национальное самоопределение

Южные осетины в борьбе за национальное самоопределение

(Об исследовании Г. Р. Гатикоева событий 1917 – 1922 гг.)

В этом году исполнилось сто лет со времени геноцида южных осетин, осуществлённого меньшевистским правительством Грузинской Демократической Республики. К дате готовились государственные мероприятия, и одной из неотъемлемых составляющих является научная работа по изучению трагического и героического периода, издание соответствующих статей и монографий.
Исследование кандидата исторических наук, завкафедрой всеобщей истории ЮОГУ, доцента Г. Р. Гатикоева под названием «Юж-ная Осетия в борьбе за национальное самоопределение (1917 – 1922 гг.)» посвящено трагичному периоду истории осетин и прив-лекает особое внимание. В эти дни книга выходит в свет. Монография начинается введением, в котором автор даёт краткий экскурс в историю грузино-осетинских отношений, роли и значению для них российского присутствия на Южном Кавказе; освещается ситуация в начале 20 в., нарастание революционного движения перед 1917 г. Завершается введение напоминанием о проблеме периодизации истории национально-освободительного движения, мнения об этом высказывали В. А. Санакоев, Б. З. Плиев, В. Д. Цховребов.
Г. Гатикоев считает, что «в настоящее время национально-освободительное движение в Южной Осетии следует рассматривать шире и разделить на три периода: I – Февральская 1917 г. революция до образования Юго-Осетинской автономной области; II – существование Советской власти и III – время после распада Советского Союза до признания независимости Республики Южная Осетия» (с. 12).
Глава 1 «Начало и развитие массового национально-освободительного движения в Южной Осетии. Борьба за национальную автономию» содержит указание на подзабытый орган власти, созданный Временным правительством – Особый Закавказский комитет. В этот орган власти в начале апреля 1917 г. осетинским населением горной полосы Закавказья был направлен документ с требованием – внимание! – объединения осетинонаселённых административных единиц в единый Осетинский уезд. Это первый документ в революционный период, где ясно отражается воля осетин к воссоединению в одну политико-административную единицу. Отмечается, что с расширением деятельности Национального Совета (Южнас) начало меняться и принципиальное содержание общественно-политической борьбы в Южной Осетии: наряду с борьбой за права и интересы трудящихся она стала перерастать в национально-освободительное движение осетинского народа. Автор подчёркивает, что на первом же съезде Южнаса «отчётливо прозвучало требование к объединению Южной и Северной Осетии, что стало очевидным проявлением воли осетинского народа» (с. 20). Продолжением этого движения стал и указываемый автором I съезд делегатов Северной и Южной Осетии во Владикавказе (с 15 июня 1917 г.), на котором присутствовала депутация из южных осетин в составе 21 человека. Цитируемый автором М. М. Блиев по этому поводу писал, что на общенациональном форуме впервые была ясно сформулирована политическая программа, а точнее – национальная идея осетин о воссоединении всей Осетии, и признавал это главным событием 1917 г. для осетинского национального движения.
Большевистский переворот в октябре 1917 г. именуется автором – Великой Октябрьской социалистической революцией. Учитывая обстоятельство, что Гиви Романович – коммунист, и убеждениям не изменял, можно было бы принять эту понятную дань советскому воспитанию и марксистско-ленинской установке в исторической науке. Дело, однако, в том, что автор сохраняет и защищает и свою собственную добросовестность учёного: ведь большевистская революция действительно стала коренным переломом мировой истории и повлекла колоссальные перемены на протяжении XX в.
Влияние Октябрьской революции сказалось и на грузино-югоосетинских отношениях: открыто заявлялось с высоких политических трибун, что «Грузия засорена» и «необходимо организованным путём очистить её от пришельцев» (с. 28). В Южной Осетии после Октябрьской революции начался рост влияния большевиков; до того преобладание имели меньшевики и эсеры. Процесс был резко ускорен февральско-мартовским восстанием 1918 г., ключевым событием которого было сражение за Цхинвал 17 – 18 марта: город был взят осетинскими боевыми отрядами штурмом, руководители грузинских карательных сил убиты, включая «цхинвальского диктатора» К. Казишвили и губернского комиссара Г. Мачабели. На улицах валялись трупы вражеских солдат; напрашивающаяся ассоциация с беспощадными боями 8 августа 2008 г… 28 марта 1918 г. между грузинскими карательными войсками и осетинским Крестьянским Союзом было заключено перемирие. Осетины сохранили вооружённую организацию, но Г. Гатикоев правильно указывает, что в политическом отношении следует признать поражение осетинской стороны в конфликте, и даёт чёткий анализ основных причин поражения. Грузинские власти сделали надлежащие выводы, сосредоточили усилия на националистической агитации грузинского населения. Это сработало — грузинское крестьянство поддалось агитации, и общий фронт трудящихся властям удалось расколоть по национальному признаку. К 1919 г. в Южной Осетии сложилось двоевластие: большевизированный Национальный Совет приводил в жизнь решения, мало считаясь с тбилисским начальством – с июня 1919 г. «политическим и организационным центром национально-освободитель-ного движения в крае становится Юго-Осе-тинский окружной комитет Российской Коммунистической партии большевиков» (с. 87).
Глава 2 именуется «Новый этап национально-освободительного движения. Деятельность Юго-Осетинского окружного комитета РКП(б)». Гиви Гатикоев сообщает значимое и для сегодняшней жизни Южной Осетии обстоятельство: оплотом национальной борьбы являлась горная Осетия. Это отлично понимали грузинские власти и в советский период, и сейчас, и предпринимались целенаправленные и всемерные усилия по обезлюживанию горных ущелий, подрыву демографического потенциала Центральной Осетии, т. е. исторической Туалии. Признаем, это удалось сделать, и сейчас перед Республикой Южная Осетия стоит стратегическая задача вернуть жизнь в горы, теперь уже на современном технологическом базисе, вновь заселить их осетинами новой формации.
На Северном Кавказе Красная Армия в 1920 г. разгромила деникинские формирования, и в марте перед югоосетинскими большевиками поставила задачу взять власть, объявить советизацию Южной Осетии. В мае на Севере создана двухтысячная бригада для предстоящей вооружённой борьбы с грузинскими войсками; зная об этом, грузинское правительство предприняло попытку получить контроль над перевалами между Севером и Югом, но горцы в течение месяца отбивали попытки Грузии подняться к перевалам.
План московского руководства, как указывает Гатикоев, был верным, но общеполитическая ситуация вынудила Россию 7 мая заключить межгосударственный договор с Грузией, о котором Валико Джугели с восторгом писал в дневнике: «Они отдают нам Двалети!». Гиви Романович анализирует события и делает верный вывод, договор был взаимовыгоден для России и Грузии, но имел тяжёлые последствия для Южной Осетии.
Г. Гатикоев подробно рассматривает развитие событий, приведших к принятию решения о наступлении осетинской бригады на Юг. Он акцентирует внимание на обстоятельстве, которое не в должной мере учтено в нашей с В. Дзидзоевым работе «Южная Осетия в ретроспективе грузино-осетинских отношений»: наряду с интригами грузинских большевиков, большую роль сыграло возрастающее давление на руководство югоосетинских бойцов, требующих немедленно идти на помощь терроризируемым соплеменникам. 28 мая 1920 г. состоялась II конференция Юго-Осетинской организации РКП(б), на которой одобрен Меморандум трудовой Южной Осетии, переданный Ражденом Козаевым лично Ленину; руководители югоосетинских большевиков пытались отсрочить выступление бригады на Юг, но 30 мая во Владикавказе состоялся митинг, большинство потребовало немедленного выступления. Решение было принято.
Гатикоев скрупулёзно выявляет все возможные версии произошедшего. Почему, например, Кавказский краевой комитет РКП(б) не довёл до Юго-Осетинского ревкома директиву ЦК РКП(б) «в данной политической ситуации ни в коем случае не поднимать вооружённое восстание»? Автор замечает, что до половины членов ККК РКП(б) составляли грузины. Он указывает на поразительный факт: у бригады, выступавшей на Юг, отняли 40 пулемётов! Анализ приводит Г. Гатикоева к выводу: «Выступление Юго-Осетинской бригады носило практически стихийный характер, и неуправляемые процессы привели к трагической развязке. Очередное наступление грузинских карателей в мае 1920 г., приказ об уничтожении семей и жилищ бойцов бригады заставили руководство югоосетинского национально-освободительного движения, повстанцев решиться на отчаянный шаг – самовольно двинуться на защиту близких, и их невозможно было остановить». Гатикоев основным фактором влияния обосновывает давление югоосетинских бойцов на своё руководство, и во вторую очередь – другие факторы влияния. Безусловно, эта точка зрения имеет право на существование, хотя и уязвима для критики. Южная Осетия была уничтожена карателями до состояния «чистого поля», ликвидирована как этнотерриториальная родина югоосетинского народа. Автор приводит трагические цифры прямых потерь: 5279 убитых, в том числе 1375 женщин и 1844 детей(!). От жестоких избиений скончалось около 500 человек, 15000 погибло при бегстве через перевалы от палачей Джугели; всего беженцев было около 50000 человек. Гонения на осетин начались по всей Грузии, шли повальные грабежи и выселения, что признавалось в самой грузинской печати – демонстрировавшей, впрочем, верх лицемерия и цинизма.
В III главе «Восстановление советской власти в Южной Осетии. Образование ЮОАО» Г. Гатикоев отмечает, что все южане, находившиеся на Севере Осетии, горели желанием вернуться на свою землю, отомстить грузинским меньшевикам за причинённые страдания; вторая Юго-Осетинская бригада набрала около 2000 человек, всё мужское население сочло своим долгом с оружием в руках бороться за победу советской власти.
В феврале 1921 г. очередь советизации дошла и до Грузии: Красная Армия вошла на территорию Республики и, не встречая существенного сопротивления, победным маршем вступила в Тбилиси. Автор подчёркивает: грузинские войска имели трёхкратное превосходство над 11-й армией, при равном вооружении, но позорно бежали, развалившись за считанные дни.
Наступление через перевалы начали и отряды югоосетинских бойцов, и после непродолжительных боёв 5 марта заняли Цхинвал. Началось восстановление мирной жизни в разорённом и сожжённом дотла крае. Г. Гатикоев подчёркивает, что ведущей силой вооружённой борьбы и социальных преобразований в Южной Осетии были большевики, о чём сейчас многие стараются не вспоминать, но этот факт невозможно замолчать и игнорировать. Славные сыны народа, такие, как И. Харебов, З. Айдаров и др., погибли в борьбе за народную власть, а других большевиков-осетин настигла расправа грузинского НКВД в 1937 г., о чём автор также сообщает.
Увы, сил для сопротивления решению о присвоении Южной Осетии статуса автономной области, вместо республики, у югоосетинских большевиков не хватило; но автор правильно отмечает, что до 1937 г. Южная Осетия во многом де-факто пользовалась прерогативами автономной республики.
Образование Юго-Осетинской автономной области, по результатам борьбы в революционный период, Г. Гатикоев оценивает как «великое историческое событие» (с. 224). Что ж, по сравнению с Юго-Осетинским национальным округом времён Российской империи это действительно огромный шаг вперёд; следующий был сделан, как мы знаем, 20 сентября 1990 года провозглашением Республики, в которой ныне имеем честь проживать. Социалистическое строительство в Юго-Осетинской автономной области позволило южным осетинам достичь небывалых высот (автор упоминает и факт наличия в ЮОАО 5 докторов философских наук), часто вопреки торможению со стороны грузинских властей. Глава завершается цитатой Нафи Джусоева об успехах советской Юго-Осетии (с. 239).
В «Заключении», как водится, коротко резюмируются результаты проведённого объёмного исследования. Ссылки автором делаются отдельным корпусом в «Примечаниях», что представляется не совсем удобным для пользования книгой, однако это моё мнение: автор волен на своё техническое решение. Список использованной литературы солиден — 108 наименований, малоизвестные или неизвестные читательской аудитории.
Гиви Гатикоевым выполнен большой и интересный труд, нужный в нынешней общественно-политической ситуации в Южной Осетии и вокруг неё. Скажу, что заявление В. Путина о геноциде южных осетин в 1920 г. со стороны грузинской власти придаёт работе Г. Гатикоева качественно новое измерение, его монография выдвигается в первый ряд научных достижений исторического сообщества нашей Республики.
К. Г. ДЗУГАЕВ, заслуженный деятель науки РЮО