/Фиаско суверенитета: выборы в Грузии стали подведением итогов 30 лет независимости

Фиаско суверенитета: выборы в Грузии стали подведением итогов 30 лет независимости

Западные страны, опасаясь дальнейшего ослабления своего влияния на Южном Кавказе, прервали митинговое буйство грузинской оппозиции, поскольку нестабильность в Грузии — последней точки опоры США в регионе, может спутать все их карты. Ради этого пришлось отложить задачу по отстранению слишком влиятельного олигарха Иванишвили от руля и дать команду сторонникам Саакашвили сбавить обороты в стремлении любой ценой дорваться до власти. Заявления госсекретаря США Помпео и представителей ЕС за последние дни, можно истолковать только в этом ключе. Выслушав жалобы оппозиции на многочисленные факты фальсификаций, западные политики и дипломаты фактически посоветовали им смириться с результатами выборов и использовать исключительно парламентские рычаги давления на «Грузинскую мечту», обещая свою поддержку в плане изменения законодательства к следующим выборам.

«Азиатский диапазон» от Иванишвили
Выборы в Грузии снова показали — т. н. демократические стандарты, регулярно использующиеся Западом в качестве орудия давления на непокорные страны, могут весьма гибко изменяться в зависимости от геополитических интересов западных стран и организаций. В противном случае трудно объяснить признание легитимным таких выборов, где кандидаты от власти получают более 100% голосов. И это не фейк, а вполне реальные факты, которые можно наблюдать на сайте ЦИК Грузии.
В частности, в избирательном округе №27 в Зугдиди выдвиженец «Грузинской мечты» Ираклий Чиковани набрал 118,08%, а его соперник, сторонник Саакашвили Малхаз Джалагония — 8% голосов избирателей.
Дальше больше. В мажоритарном округе №5 небезызвестный бывший грузинский омбудсмен Созар Субари, выдвинувшийся от «Мечты», получил аж 164% с лишним. А его конкурент Леван Хабеишвили получил 21,11%.
Представители ЦИК Грузии поспешили объяснить случившийся казус технической неисправностью, намекая также на происки хакеров, видимо по аналогии с прошлыми американскими выборами.
Впрочем, по всем остальным округам, где прошел второй тур, картина также далека от «европейского образца» демократии. Помимо кандидатов, набравших больше 100% голосов, остальные выдвиженцы «мечтателей» не слишком отстали от «рекордсменов» по электоральной поддержке, получив от 87,81% до 93,88%. Такой типично «азиатский» диапазон сложно объяснить какими-либо объективными причинами, речь может идти только о стремлении сторонников Иванишвили любыми методами добиться нужных результатов. Ссылки, что оппозиция бойкотировала второй тур и от того такие цифры, попросту несостоятельны.
По всей видимости, хорошо понимая особенности текущего момента, не позволяющие Западу санкционировать очередную смену власти в Грузии на фоне усиления позиций России и Турции в регионе, лидеры «Грузинской мечты» решили больше не церемониться с итоговыми цифрами по мажоритарным округам, в связи с чем практически во всех 17 округах, где прошел второй тур выборов, выиграли представители «Мечты». В целом явка во втором туре составила всего 26,29%. Из 2 140 210 граждан Грузии, имеющих право голоса, проголосовали лишь 562 664. Таким образом, низкая явка, явные фальсификации и продолжающийся бойкот дополняют картину острого дефицита легитимности нового парламента Грузии.
С бойкотом 8 оппозиционных партий, отказавшихся от своих мандатов, тоже не все гладко. С одной стороны, бойкот остался единственным рычагом давления на власть для грузинской оппозиции. Учитывая расклад сил, по которому 90 мандатов из 150 заполучила «Грузинская мечта», говорить о реальных парламентских механизмах влияния на политику правительства не приходится. С другой стороны, изменения в регионе после карабахской войны негативно повлияли на перспективы шествия по Грузии призрака очередной революции.

Грузии разъяснили ее предназначение
Грузинской оппозиции придется учитывать настойчивые рекомендации Помпео и представителей ЕС, в противном случае они могут потерять поддержку Запада. Соответствующие послания в адрес общественности Грузии озвучили западные эксперты, бывшие дипломаты и чиновники. В частности, как отметил бывший посол США в Грузии Уильям Кортни, бойкот парламента Грузии оппозицией не пользуется поддержкой Запада. «Для Запада президентские выборы в Беларуси 9 августа были настолько запятнаны, что требуется новое голосование, но парламентские выборы 31 октября в Грузии не были настолько сфальсифицированы, чтобы признать их недействительными. Бойкот парламента оппозицией не имеет поддержки Запада», — сказал Кортни.
Слова бывшего американского посла, видимо, следует расценить как совет Лукашенко в следующий раз загнать проценты за 150 и тогда у него появятся шансы добиться признания легитимности со стороны западных стран.
Более откровенно и безапелляционно в интервью грузинским СМИ высказался бывший советник Госдепа США по СССР, эксперт и аналитик по Южному Кавказу Пол Гобл, выразивший опасение, что дестабилизация в Грузии приведет к усилению влияния России.
«Я очень надеюсь, что утверждения оппозиции окажутся неверными и грузинское общество признает результаты выборов, в противном случае ожидается дестабилизация процесса, и это может привести к тому, что Москва, а не Грузия будет представлена ​​в законодательном собрании страны. Это неизбежно приведет к волнениям, которые могут принести в жертву суверенитет страны. Грузия — это путь России на Южный Кавказ, Армения — рычаг, а Азер-байджан — потенциальная награда. Будем надеяться, обе стороны прислушаются к доброму совету госсекретаря США Помпео, прибывшего в Грузию. Когда мы говорим о безопасности в регионе, Грузия должна понимать главный посыл визита Помпео. Стабильные процессы в стране должны сопровождаться мощной внешней поддержкой США», — разъяснил американский аналитик.
Таким образом, Гобл достаточно четко дал понять грузинским элитам, в чем предназначение Грузии в глазах Вашингтона — быть плацдармом для расширения влияния США на другие страны Южного Кавказа и в то же время препятствовать усилению позиций России в регионе. Все остальные разговоры о либеральных реформах, «маяке демократии» и европейских стандартах всего лишь антураж для обывателей.
Этим же объясняется ироничный пассаж, озвученный высокопоставленными чиновниками Госдепа на встрече с лидерами оппозиции в ходе визита Помпео. «Выборы были конкурентными, в определенной степени лучше — меньше языка ненависти, меньше агрессивной тактики перед выборами, но… вновь были выявлены нарушения — подкуп избирателей и запугивание, которые, к сожалению, имеют место на выборах в Грузии в течение последних 30 лет», — отметил представитель госдепартамента США, сравнивший происходящие в Грузии процессы с неоднократным просмотром одного и того же фильма.

Неутешительный итог 30 лет суверенитета
Значимость подобного признания от американских чиновников трудно переоценить. По сути, это констатация того, что коллективный Запад, исходя из геополитических интересов, в течение 30 лет прикрывал и поддерживал подкупы, запугивания и фальсификацию выборов в Грузии. По факту мы имеем дело с подведением некоего неутешительного итога 30-летним потугам грузинского общества любыми способами заслужить одобрение Запада.
Между тем, драматические процессы новейшей истории Грузии неоднократно подталкивали грузинское общество и политическую элиту к переоценке всей государственной политики. В первый раз — после поражения в конфликтах с Южной Осетией и Абхазией в начале 90-х годов 20 века, второй — после августа 2008 года.
Уроки истории должны были повлечь за собой переосмысление и отказа от попыток выстраивания милитаризованной моноэтнической мини-империи, ориентированной на обслуживание интересов внешних игроков. Принятие ответственности за совершенные преступления и осознание роковых ошибок, заведших Грузию в тупик, могло дать ей шанс на новый успешный старт по аналогии с Германией и Японией, потерпевших поражение во Второй мировой войне.
Однако ничего подобного не произошло, грузинское общество и его политическая элита оказались неспособными на реалистичный анализ причин произошедшего. Вместо этого началось культивирование образа врага в лице России. Жажда реванша, опирающаяся на националистические настроения, приобрела еще более уродливые очертания, нередко выражаясь в форме выходок радикальных элементов типа Габуния и демонстрации определенных частей тела на границе Южной Осетии.
Весь грузинский политический нарратив свелся к примитивным тезисам: «Россия зло» и «Запад нам поможет вернуть наши территории», ставшими основным содержанием внешнеполитической и внутриполитической деятельности в Грузии, максимально сузив имеющийся коридор возможностей.
В результате грузинский истеблишмент упустил все шансы на успешное развитие страны, несмотря, что для этого имелись серьезные предпосылки, включая географическое расположение, запуск транзитных маршрутов и т.д. Спустя 30 лет после выхода из СССР Грузия по-прежнему представляет собой проблемное государство с голодающими детьми и продолжающимся обнищанием населения, а ее суверенитет и территориальная целостность подвергаются серьезным угрозам, причем не со стороны России, а со стороны тех, кого в Тбилиси считают ближайшими партнерами.

А. ТЕДЕЕВ