/Трагические события не обошли стороной высокогорное село Мзиу

Трагические события не обошли стороной высокогорное село Мзиу

Трагические события 1920 года в Южной Осетии замалчивались при советской власти. Несмотря на факт геноцида южных осетин, население Южной Осетии строило будущее в «дружбе» со всеми народами СССР, вопреки на постоянной дискриминации по национальному признаку с грузинской стороны.

Историки, исследовавшие геноцид южных осетин, признаются — насколько скудную информацию можно собрать, даже изучая материалы множества архивов. Но поинтересовавшись «семейными историческими архивами» можно найти интересные истории, связанные с событиями 1920 года.

«С корабля на бал»
В начале 20 века в высокогорном селении Мзиу Дзауского района жизнь кипела, пока грузинские меньшевики не стерли село с лица земли. Территориально село было поделено на три части: Верхний и Нижний Мзиу и Галуантыкау. Там проживали представители фамилии Еналдиевых, Кабисовых, Ходовых, Котаевых, Габараевых, Тигиевых, Дзерановых и Галавановых.
Наталья и Назират Еналдиевы рассказали нам, как пережила эти события их семья со слов отца Бориса Еналдиева, свидетеля и очевидца геноцида 1920 года.
Борис Еналдиев родился в 1892 году и до трагических событий в Южной Осетии был участником Первой мировой войны. В ходе боевых действий он попал в плен и в Германии пробыл около трех лет. После войны Борис Еналдиев вернулся в родное село. Закаленный в боях и опытный солдат стал связным между революционными комитетами и партизанскими отрядами Севера и Юга Осетии. По воспоминаниям Натальи Еналдиевой, ее отец часто вспоминал Александра Джатиева, Александра Тибилова и Мате Санакоева, так как в основном сведения передавал им. Помимо революционной деятельности Еналдиев помогал отцу Джамболату по хозяйству. Джамболат Еналдиев был состоятельным и трудолюбивым человеком. Он содержал десятки голов крупного и мелкого рогатого скота, владел магазином в Цхинвале. Кроме реализации молочных, мясных и иных продуктов питания, как вспоминает Наталья Еналдиева, в магазине производили конфеты «карамель» и «кис-кис». Завистники считали Джамболата кулаком, доносили на него, но никакая комиссия не могла придраться к нему. Глава большого семейства, воспитывавший двух сыновей и шесть дочерей, Джамболат Еналдиев с их помощью вел свое хо-зяй­ство и не нуждался в содержании слуг и батраков.

История отца и сына
По словам Натальи, Борис, связанный с партизанскими отрядами, знал о бесчинствах меньшевистской Грузии. 12 июня 1920 года грузинская меньшевистская гвардия ворвалась в Цхинвал. Погибло много защитников города. Цхинвальцы не могли оказать меньшевикам должное сопротивление, так как не были вооружены. Началась чистка территории Южной Осетии от осетин. 20 июня расстреляли 13 коммунаров. Вместе с 13 коммунарами грузины задержали и Гедевана Галаванова, жителя Мзиу. Он был неграмотный и когда его грузины спрашивали, за что воевал, то не смог дать внятного ответа, поэтому избив до полусмерти его отпустили. Далее грузинские меньшевики перешли к районам Южной Осетии, убивая жителей сел и поджигая дома. После Знаурского района меньшевики двинулись на Дзауский район.
«Тревожные слухи все больше охватывали и с. Мзиу. Старейшинами было решено присоединиться к беженцам. Многие из сельчан вскопали огромные ямы, куда спрятали самое ценное и население Мзиу от мала до велика направилось с колонной беженцев из остальных сел в Северную Осетию. Дед — Джамболат Еналдиев, наотрез отказался покидать село, остался там один. Борису нелегко было оставлять отца, но он был ответственен за остальных членов семьи, особо он боялся за сестру, которая была в положении и увел семью к родственникам в Северную Осетию», — вспоминает Еналдиева.
Вскоре «непрошенные гости» пожаловали в село, продолжила рассказ Назират Еналдиева. Увидев чужаков на конях, Джамболат ушел в лес. Не прошло и часа как запылала вся деревня, в том числе и дом Еналдиевых. Не горел только дом на самом краю села, принадлежавший предателю, который и привел грузинских меньшевиков в Мзиу. Несколько дней Джамболат прятался в медвежьей берлоге в лесу. Узнав, что Мзиу постигла участь всех осетинских сел, Борис вернулся, чтобы разыскать отца. Он подошел к сгоревшему дому, откуда еще шел дым, и оплакивая отца, в обгоревших обломках и золе искал его останки. Наблюдая за происходящим из леса Джамболат спустился в село, тихо подкрался к сыну и громко за спиной спросил: «Не меня ли ты там ищешь?». Отец и сын обрадовались друг другу. Борис рассказал ему, через что проходят беженцы, что многие не перешли через перевал, умерли от холода и голода. В таких ужасных условиях среди беженцев распространился тиф, унесший немало жизней.
Старик день проводил в лесу, ночью спускался в село. Через пару дней, по словам Натальи Еналдиевой, в село вернулись соседи, отец с сыном, чтобы унести с собой хотя бы картофель и спасти от голода семью в дороге. Кто-то донес на них и меньшевики вернулись в село. Соседи, заполнив картофелем самодельные из козьей шкуры сумки, успели уйти в лес и догнать на перевале семью. А вот Джамболата, попытавшегося скрыться в лесу, они заметили и стали его преследовать, стрелять вслед. У старика было оружие и он отстреливался, но грузины не отстали. Они были на конях, а он пеший, и шансы на спасение у Джамболата были ничтожно малы. Окинув взглядом родное село, горец мысленно попрощался с ним, но в нескольких метрах от себя увидел возможное спасение – сошедшую зимой лавину. Хоть в горных лесах Мзиу было холодно, но стоял июнь и горный ручеек пробил дорогу в лавине, образовав небольшой лаз. Дзамболат бросился в этот лаз и начал пробираться к лесу в сторону села Кусджыта. Грузины, уверенные, что рано или поздно он вылезет или замерзнет там, прождали несколько часов и ушли. Два раза спасшись от врага, Джамболат решил не испытывать судьбу в третий раз и двинулся в сторону севера.
Борису Еналдиеву как связному за эти две недели пришлось несколько раз перейти перевал, соединяющий Север и Юг Осетии. В очередной раз он решил проведать отца. Долго он искал старика и на территории села, в медвежьей берлоге в лесу, обошел окрестности, но не нашел. Отчаявшись, ругая себя, что не смог уговорить отца покинуть село, он вернулся в Северную Осетию к родственникам, приютивших его семью. Сестры заметили осунувшееся от отчаяния лицо брата и, смекнув, в чем дело, решили подшутить, спрятали отца в другой комнате. Мрачный Борис зашел в дом и смахивая слезы, сообщил, что не смог найти отца и, скорее всего, его убили грузины. Джамболат отругав дочерей за такую злую шутку, вышел к сыну и стал успокаивать удивленно уставившегося на него сына.
В Южной Осетии установилась советская власть. Люди стали возвращаться обратно, но далеко не все решились вернуться. Ведь всему населению Юга Осетии предстояло заново обустраивать жизнь. Вернулась в Мзиу и семья Еналдиевых. Свыше 20 тысяч человек остались в Северной Осетии и других северокавказских республиках. В многонаселенное до трагических событий село Мзиу вернулись только одиннадцать семей. Это был настоящий геноцид осетинского народа! Не суждено было вернуться домой тысячам людей. Погибло очень много женщин, стариков и детей. Были сожжены десятки осетинских сел.
Мадина БЯЗРОВА