/«Призрачная» комиссия, или по чьей вине произошёл Цнелисский кризис?

«Призрачная» комиссия, или по чьей вине произошёл Цнелисский кризис?

Незаконный блокпост грузинской полиции в населенном пункте Цнелис остается на повестке общественного обсуждения в Южной Осетии. Грузинский флаг, установленный близ югоосетинского села, в Цхинвале расценили как упущение со стороны руководства и потеря собственных территорий, а ответственность возложили на президента. За три месяца пограничники Южной Осетии провели большую работу по восстановлению собственных территорий и максимально приблизились к грузинскому блокпосту.

Но речь пока не идет о возвращении занятой высоты. КГБ часто сообщает, что югоосетинские военнослужащие заняли выгодные позиции. Как дальше будут развиваться события — предугадать сложно. Однозначно же можно разобраться, почему случился инцидент с Цнелис и что привело к печальному исходу. В апреле 2009 г. экс- президент РЮО Эдуард Кокойты постановил создать комиссию по делимитации и демаркации границы РЮО с Грузией. В состав правительственной комиссии вошли 34 представителя власти. Из них 21 представитель комиссии — главы сельских и районных администраций. Комиссию возглавлял полпред президента по вопросам постконфликтного урегулирования Борис Чочиев. Среди членов комиссии — начальник пограничной службы РЮО, помощники президента, представители министерств и ведомств. Журналисты решили провести собственное расследование и найти этих людей, чтобы выяснить у членов комиссии, какие полномочия были у них, как проходила работа комиссии и как прокладывалась граница между Грузией и Южной Осетией. С момента создания комиссии прошло десять лет. Пять представителей комиссии за этот период скончались, некоторые сменили место проживания и уехали из республики, есть и такие, кого за различные преступления разыскивают правоохранительные органы. Журналистам удалось пообщаться с 15 представителями первой комиссии. В ходе расследования журналисты были удивлены ответам респондентов, а те в свою очередь удивлялись вопросам. Так большая часть людей, чьи имена фигурировали в списке комиссии, сказали, что никогда в ней не состояли, и впервые слышат о том, что они проходят в официальных документах в составе комиссии по делимитации и демаркации границы с Грузией. Когда первый респондент, глава Знаурской поселковой администрации Славик Бицоев сказал, что никогда не состоял в комиссии, то журналисты объяснили это банальной забывчивостью. Ведь за давностью истекшего времени с момента создания комиссии, пожилой человек просто может не помнить про работу в различных комиссиях. Однако, последующие интервью после первого же вопроса заканчивались ответами «не состоял в комиссии», «впервые об этом слышу», «ни в какой комиссии я не был».
Из числа опрошенных бывший глава Гдуиской сельской администрации Алексей Бедоев, рассказал, что никогда не состоял в комиссии, хотя в документах его имя прописано среди остальных членов. Бывший глава Мугутской сельской администрации Сталбег Габараев также удивлен, что его имя значится в длинном списке членов комиссии. Для главы Сатикарской сельской администрации Мевлуда Вазагова также стало откровением новость о том, что он состоял в комиссии по определению линии госграницы между Грузией и Южной Осетией. О том, что помощник президента Коста Дзугаев числится в списках комиссии, он сам узнал от журналистов на днях. Это не весь список тех, кто формально проходил в списках комиссии.
Некоторым же повезло больше. Главе Хетагуровской сельской администрации Георгию Габараеву посчастливилось дважды поприсутствовать в работе заседания комиссии.
«Раза два меня позвали на заседание комиссии. У меня была старая карта наших территорий. Карта эта осталась еще с архивов и местности на ней были нанесены на грузинском языке. Эту карту я передал в комиссию представителю пограничной службы Южной Осетии. У него была папка и он туда все бумаги и документы складывал. Что они дальше решали я не знаю. Меня не спрашивали», – рассказывает Габараев.
Глава Сатикарской сельской администрации, бывший начальник батальона Мевлуд Вазагов рассказал, что «не принимал участия в работе комиссии по делимитации и демаркации границы, так как не состоял в ней». В 2009 году он возглавлял довольно большую сельскую администрацию, к которой относились приграничные села Дисев, Коркула, Хельчуа и Ксуис, но никакого участия в определении линии прохождения границы не принимал.
Экс-глава Цхинвальского района Алан Плиев помнит — линия разграничения определялась при обработке данных карт советского периода, показателей геолокации и иногда рассказах местных старожилов. В состав комиссии, по словам Плиева, были включены заинтересованные министерства и ведомства, представители администраций районов, граничащих с Грузией.
«Я участвовал в выездных совещаниях в периметре, касающемся Цхинвальского района. По новым геолокационным данным смотрели, как проходит наша граница. Было много спорных моментов. Разные технические приборы трактовали одну и ту же местность по-разному. Линия разграничения на картах разных лет проходила тоже по-разному. Все зависело от приборов геолокации и часто возникали затруднения», — рассказал Плиев. По его словам во время заседаний комиссии обсуждались новые данные, рассматривались разные предложения.
«Бывало, что жители приграничных сел приносили карты, которые комиссия принимала и иногда выезжали на границу. У разных членов комиссии были разные трактовки по месту прохождения линии границы. Это решалось на местах. Использовались архивные сведения о линии прохождения госграницы. Когда не было документального подтверждения линии разграничения, то опирались на рассказы местных старожилов. Но это было редко», – пояснил бывший глава района.
Глава Тбетской сельской администрации Элиоз Кокоев помнит — пару раз наблюдал, как определяли линию прохождения границы вдоль сел Тбет и Хетагурово.
«Грузинское село Никоз и Тбет разделяет оросительный канал. Однако, позднее границу углубили на 500 метров, и сейчас граница проходит впритык с огородами. Но, я что мог сделать? Эти решения в комиссии принимали другие», — говорит Элиоз Кокоев.
Глава Арцевской сельской администрации Гояев Лев рассказал, что принимал в работе комиссии участие всего два раза.
«Граница не везде проходит правильно. У нас половина села осталась по ту сторону границы. Наши односельчане оказались на территории Грузии после того, как проложили колючую проволоку, и до сих пор там и остаются. И я, и сельчане говорили, что нельзя отдавать Бичикаты-сых в Грузию, но сказали, что так проходят данные гугл-карт», — пояснил Гояев.
Село Цнелис, где сегодня располагается грузинский блокпост, относится к Балтинской сельской администрации, которую в 2009 году возглавлял Андрей Томаев. Сегодня он уже на пенсии.
«К Балтинской сельской администрации относятся 11 сел — Метех, Лопан, Гвиргвина, Цнелис, Калет, Паткинет, Балта и еще несколько. Когда прокладывали границу, надо было быть ответственней. Сюда приезжали из правительства, смотрели и уезжали, и так несколько раз. А граница все равно проложена не так, как надо. Везде по 300 по 500 метров граница перенесена вглубь наших территорий. И все ссылаются на данные «джипиес». Надо было ответственнее подходить к этому вопросу тогда, чтобы сегодня не было этих проблем с территориями», — говорит Томаев.
Как в списках членов комиссии оказался помощник президента, историк Коста Дзугаев, тоже непонятно. Сам он отрицает свою причастность к работе комиссии. Все это более чем странно. К сожалению, протоколы заседаний комиссии не сохранились или же их не было.
Такие примеры спорных участков приводят жители практически в каждом районе Южной Осетии, где проходит госграница. Но, сегодня говорить о расширении периметра границ поздно.
Общение с бывшими членами комиссии оставило больше вопросов, чем предполагаемых ответов. Судя по тому, что половина бывших членов комиссии узнала о своей фиктивной причастности к комиссии и определению прохождения госграницы спустя десять лет, удивительно, что инцидент с Цнелис не случился еще раньше. Фундамент Цнелисского кризиса обусловлен халатным отношением тогдашнего руководства республики, несмотря на то, что комиссия была призвана провести стратегически важную работу. Однако, гарант конституции в 2009 году определил для себя по степени важности другой круг вопросов. Гуманитарная помощь, миллионы финансовой помощи из России, деньги Спецсчета, — на этом фоне граница не могла быть в приоритете.
Некоторые бывшие маститые политики Южной Осетии взяли за традицию обвинять действующую власть во всех бедах. Озлобленность и агрессия таких обвинений объясняется ностальгией по власти, креслу и деньгам. Вряд ли с таким же рвением они смогут объяснить причины, по которым и так небольшая Южная Осетия по их вине искромсана в границах.

Вадим ПЛИЕВ