/Прежде чем кормить другого, накорми себя, или о реалиях грузинской политики

Прежде чем кормить другого, накорми себя, или о реалиях грузинской политики

Прошедшая неделя надолго запомнится жителям Южной Осетии из-за целой серии на редкость абсурдных заявлений высокопоставленных грузинских политиков, широко растиражированных грузинскими СМИ.

Неделю абсурда открыл спикер грузинского парламента Арчил Талаквадзе, предложивший абхазам и осетинам воспользоваться преимуществами развития Грузии. «Наш ответ — шаг к лучшему будущему, европейская и евроатлантическая интеграция, экономическое развитие, энергетическая безопасность и укрепление демократических институтов. Российская оккупация поставила все это перед гуманитарным кризисом, превращением в военные базы, перед несуществованием будущего еще раз обращаюсь к нашим абхазским и осетинским соотечественникам. У вас есть возможность воспользоваться всеми преимуществами, которые мы создали в Грузии благодаря развитию страны и европейской интеграции. Вы можете гордиться этим и воспользоваться этими возможностями», — заявил Талаквадзе.
Тренд, заданный спикером, продолжил вице-спикер Гия Вольский, обвинивший Россию в том, что ее политика направлена на превращение «Цхинвальского региона» в военный полигон. Комментируя временные проблемы с провозом продуктов питания через российско-югоосетинскую границу, Вольский заявил, «судьба граждан Цхинвальского региона не представляет интереса для России».
«Цхинвальский регион для РФ является военной базой. Нет никаких признаков, что Москва заинтересована в улучшении ситуации. Напротив, их политика направлена на опустошение Цхинвальского региона и завоевании большего пространства для военного полигона», — утверждает политик.
С аналогичными заявлениями выступили госминистр Грузии по вопросам примирения и гражданского равенства Цихелашвили и ряд других деятелей.
Апогеем театра абсурда стали обращения в адрес международных организаций оказать помощь гуманитарную населению «оккупированных территорий». «Глубокомысленные» выводы своих политиков подхватили грузинские масс-медиа, запестревшие заголовками типа «Цхинвальский регион на грани гуманитарной катастрофы» и т.д.
В этой ситуации наиболее цинично звучат заявления Вольского, который в отличие от 37-летнего неофита Талаквадзе, оказавшегося в политике относительно недавно, в ранге заместителя госминистра по урегулированию конфликтов входил в состав грузинской части СКК и не понаслышке знаком с процессами, приведшими к августовской агрессии Грузии против РЮО.
Видимо в представлении Вольского и его коллег многочисленные теракты, организованные грузинскими спецслужбами, водная блокада Цхинвала, захваты заложников и другие проявления грузинской «демократии», перешедшие в широкомасштабную агрессию 2008 года, больше отвечали интересам развития Южной Осетии, нежели многолетняя масштабная поддержка со стороны России, позволившая восстановить республику.
Что касается заявлений о «настоящем гуманитарном кризисе» и предложений воспользоваться «преимуществами», созданными в Грузии, в данном случае грузинские политики проявили редкостный цинизм к своему населению, которое уже три десятилетия прозябает в нищете и сотнями тысяч покидает родину, не оценив «преимуществ», созданных хозяевами таких популистов как Талаквадзе, Вольский и иже с ними.
От «Грузии для грузин» к «Грузии без грузин»
Начав строительство своего государства с лозунга «Грузия для грузин», грузинская политическая элита довела страну до такой ситуации, что через некоторое время можно будет говорить о Грузии без грузин. В отличие от Южной Осетии, именно население Грузии живет в ситуации перманентной гуманитарной катастрофы, напоминающей худшие периоды господства турецких и персидских феодалов.
Только по официальным данным в Грузии за чертой бедности проживает пятая часть (21,9%) населения. Однако на деле этот процент значительно выше. По оценкам независимых специалистов и международных гуманитарных фондов, в Грузии к категории бедных можно отнести 2 миллиона человек. Достаточно объективные данные представил и детский фонд ООН, согласно которым 69% населения Грузии бедны, 24% близки к черте бедности, и лишь 7% можно причислить к среднему классу.
При этом мизерные социальные пособия получают лишь около полумиллиона человек. Да и то, чтобы добиться такого права жителям Грузии приходится проходить регулярные унизительные проверки со стороны работников соцслужб. Процедура проверки материального положения одной семьи зачастую продолжается месяц. Еще два года назад в Грузии отказывали в назначении социального пособия, если у проверяемого была зубная щетка.
На сегодня Грузия является лидером постсоветского пространства по социальному неравенству. Основной причиной подобной ситуации, по мнению независимых экспертов, является, прежде всего, безработица, превышающая 60%. Впрочем, официальные власти пытаются отрицать и эти цифры, заявляя, что безработица находится на уровне 14 процентов.
Яркой иллюстрацией сложившейся в Грузии ситуации перманентной гуманитарной катастрофы стало самоубийство 15-летнего подростка, покончившего с собой из-за голода в апреле 2019 г. Президент Грузии Зурабишвили, комментируя трагедию, назвала это позором для государства. «Я, как президент, знаю, что взаимосвязь голода и самоубийства ребенка – трагедия страны и позор государства», — заявила Зурабишвили, что впрочем не помешало ей далее призывать абхазов и осетин вернуться в состав Грузии.
Грузинские дети гибнут за кусок хлеба
Другим проявлением катастрофического положения населения Грузии стали факты гибели подростков и взрослых на производстве и стройках, где они вынуждены работать без соблюдения правил безопасности и условий труда. По данным объединенных профсоюзов Грузии, за полтора года (2018 год и январь-июнь 2019 года) на рабочих местах в Грузии погибли 84 и пострадали 270 рабочих. В 2018 году только в шахтах в Ткибули в течение нескольких месяцев погибло более 10 рабочих.
По мнению председателя Объединения профсоюзов Грузии Ираклия Петриашвили, работодатели в Грузии пользуются бедностью населения и игнорируют элементарные правила безопасности. «Люди работают не по стандартам, без каски, без защитного ремня, с какими-то кустарными пристройками, на которых рабочие стоят и работают.
Отсутствие контроля трудовых прав приводит к нарушению безопасности труда. Когда человек работает по 24 часа, в субботу и воскресенье, естественно, у него нет такой бдительности, чтобы соблюдать нормы безопасности труда. Бедность в Грузии — самый большой вызов, и работодатели этим пользуются», — отметил Петриашвили.
Широкий резонанс вызвал факт гибели несовершеннолетнего рабочего на стройке в Тбилиси в июле 2019 года по вине работодателя. Смерть подростка стала причиной для проведения акций протеста, участники которых требовали обеспечить им элементарные условия труда. «Общество, и все люди должны согласиться с тем, что когда человек идет на работу — он не должен умирать, а 15-летние дети не должны работать за кусок хлеба и умирать», — сказал журналистам один из участников акции Лаша Месхи.
На трагедию отреагировал и омбудсмен Грузии, признавший проблему крайней бедности, из-за которой страдают дети. «Проблемой систематического характера остаются случаи, когда из-за крайней бедности детям приходится выполнять несоответствующую для их возраста и психосоциального развития работу», — отметил грузинский омбудсмен.
Однако похоже судьба собственного населения мало волнует грузинский политический бомонд и его западных покровителей, которые предпочитают тратить огромные средства не на улучшение положения населения Грузии, а на финансирование своры хронических грантоедов, реализующих проекты в рамках очередной программы по реинтеграции Южной Осетии и Абхазии.
Красочную картину, хорошо показывающую разницу в социальном положении населения Южной Осетии и Грузии можно было недавно наблюдать на ленингорском участке югоосетинской границы. Воспользовавшись временным открытием пунктов пропуска, «жертвы» ленингорского «голодомора» тоннами вывозили в Грузию продовольствие своим внукам и детям, вызвав некоторую оторопь у грузинских полицейских и журналистов, видимо ожидавших увидеть исхудавшие лица «оккупированных».
А. ТЕДЕЕВ