/Нежелание конструктивности как способ обвинений формата в неэффективности

Нежелание конструктивности как способ обвинений формата в неэффективности

На днях президент Грузии Саломе Зурабишвили вновь актуализировала вопрос Женевских дискуссий по безопасности и стабильности на Кавказе. Данный формат создан после принуждения Грузии к миру осенью 2008 года и в нем участвуют Россия, Абхазия, Южная Осетия, Грузия, а также США и международные организации – ООН, ОБСЕ и Евросоюз.

«Территории, которые не находятся под нашим контролем, означают, что они не находятся под нашим контролем и (в досягаемости) нашими рычагами. Это означает, что у нас есть единственный путь — это путь дипломатии, начало еще более эффективных дипломатических действий. Я неоднократно говорила о том, что мы должны оживить, активировать, повысить женевский формат и вернуть его политическую нагрузку. Нам нужно работать еще активнее с точки зрения двусторонней дипломатии. Все существующие мирные и дипломатические рычаги должны быть использованы. Это наш путь», — сказала Саломе Зурабишвили для СМИ.
Заявления об оживлении и даже переформатировании Женевского процесса ранее высказывала как сама Зурабишвили, так и другие грузинские политики, считая Женевский формат неэффективным.
Не секрет, что в какой-то степени динамизм Женевского диалога застопорился. И проблема кроется не в отсутствии желания миролюбивой части формата — России, Абхазии и Южной Осетии, мирно и в соответствии с международным правом разрешать споры, а неконструктивной позиции Грузии при подстрекательстве США, а местами и ОБСЕ и Евросоюза.
Грузия до сих пор отказывается подписывать фундаментальный договор – Соглашение о неприменении силы, что является главной целью формата. Отсутствие главного документа не позволяет говорить о продвижении и успехах на других направлениях диалога. Грузия рассматривает Женевский формат исключительно для продвижения собственных интересов, не считаясь с интересами других участников. Однако в международной практике не обходится без уступок и компромиссов. Если грузинская сторона всерьез нацелена на мирное разрешение споров с Абхазией и Южной Осетией, то ей придется (а так оно и будет) считаться с новыми политическими реалиями и дружить с двумя государствами на равноправной основе. Ведь дружба бывает только с равными. Политику смотреть на другие народы свысока Грузии надо забыть. Рано или поздно ей придется исключить токсичные взгляды и перевести отношения в добрососедское русло. Либо же на иное развитие событие авторитетно, и главное, эффективно ответит Министерство обороны России.
Что касается непосредственно формата дискуссий, то отметим, что Женевский формат пришел на смену Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта, действовавшей до августа 2008 года. После событий августа 2008 года необходимость в СКК отпала. Напомним, что СКК была представлена Россией, Грузией, Северной Осетией, Южной Осетией и при участии ОБСЕ. Т.е. соотношение сторон было явно не в пользу Грузии, которая считала себя ущемленной и настаивала на включение в формат представителей США и других международных структур.
И Женевский формат позволил это сделать! Теперь численно ущемленными оказались Россия, Абхазия и Южная Осетия, которым противостоят четыре участника – США, Грузия, ОБСЕ, Евросоюз и ООН. Т.е. по сути, произошло то, на чем настаивала грузинская сторона до 2008 года. Имеет место быть интернационализация переговорного процесса. И грузинской стороне грех жаловаться! Однако, грузинская сторона даже в таких комфортных условиях считает себя ущемленной, настаивая на большей интернационализации и возможно смене формата на выгодных ей условиях, чего допускать нельзя.
Более того, учитывая деструктивную позицию США и представителей ОБСЕ и Евросоюза, которые в совокупности замалчивают эскалационные действия Грузии (хотя нельзя исключать их инициирование европейскими структурами), возможно, есть смысл действительно пересмотреть состав участников Женевского формата, внеся в него изменения.
Югоосетинские дипломаты неоднократно выражали возмущение откровенно деструктивной ролью США в Женевском формате, и даже поднимали вопрос о сомнительных правовых основаниях участия США в формате. Последние события у села Цнелис показали и тенденциозность Миссии наблюдателей Евросоюза в Грузии, которая не поставила в известность Южную Осетию и весь формат в целом о выставлении грузинской полиции у села Цнелис. А ответные действия югоосетинских силовиков по безопасности у Цнелис вызвали гневную реакцию у МНЕС.
Этим международные посредники формата фактически подвели ситуацию к взрывоопасной, чреватой возобновлением военных действий, которые бы окончились селфи военных в центре Тбилиси!
Поэтому на опасные инициативы грузинского президента Южная Осетия способна выставить встречное предложение об изгнании из формата США, которая (в отличие от ОБСЕ, участвовавшей в СКК), не имеет правовых основ для участия в переговорном процессе. Более того, для большей безопасности и упреждения тенденциозности представителей Миссии наблюдателей Евросоюза, можно включить в переговорный процесс наблюдателей от ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности), которая могла бы патрулировать границу с югоосетинской стороны. Либо же поставить вопрос о замене МНЕС на наблюдателей ОДКБ! Любой договор можно изменить! Поэтому Грузии придется смириться с подписанием Соглашения о неприменении силы, откуда будет вытекать и признание новых политический реалий…
Александр КЕЛЕХСАЕВ