/Константин Пухаев: «В 1920 году был совершен геноцид южных осетин»

Константин Пухаев: «В 1920 году был совершен геноцид южных осетин»

В прошлом году Президентом РЮО Анатолием Бибиловым 2020 год был объявлен Годом Памяти, в связи со 100-летней годовщиной геноцида южных осетин, осуществлённого в 1920 году Грузинской Демократической Республикой.
Чтобы отдать дань памяти жертвам трагедии геноцида и достойно отметить памятную дату в истории югоосетинского народа, была образована специальная комиссия, разработавшая программу конкретных мероприятий в целях увековечения и мемориализации жертв геноцида. В комиссию вошли представители общественности, научной сферы, интеллигенции, депутатского корпуса, правоохранительных органов, министерств и ведомств. Работа и ход выполнения программы находится под личным контролем Президента и Правительства.
Госсоветник Президента РЮО, кандидат исторических наук Константин Пухаев рассказал нам о своей монографии, посвященной событиям 1920 года, выход которой запланирован в рамках программы мероприятий.

— Константин Петрович, Южная Осетия не раз поднимала и освещала трагические события 1920 г., но в 2019 году речь зашла о возможном признании геноцида южных осетин…
— Думаю, все помнят интервью президента РФ В. Путина, где он дал четкое объяснение событиям 1920 г. и определил их как геноцид югоосетинского народа. Это интервью послужило стимулом к активизации деятельности в направлении признания геноцида южных осетин. Дополнительным стимулом послужило также признание США в 2019 году геноцида армянского народа. Напомню, что геноцид армян был в 1915 г., во время которого было вырезано около полутора миллиона армян. Геноцид был ранее признан рядом стран, а в прошлом году и Вашингтоном.
Большой объем работы при реализации программы мероприятий и активизации признания геноцида южных осетин выпадает на долю парламента.
Создана депутатская группа, вошедшая в тесный контакт с аналогично созданной комиссией из депутатов профильных комитетов Госдумы РФ.
— Как Вы считаете, что необходимо сделать, чтобы не только отметить памятную дату, но и донести весь трагизм народа Южной Осетии до мирового сообщества для дальнейшего признания геноцида южных осетин?
— Вопрос признания геноцида осетин 1920-х гг. непростой, потому как сохранился очень скудный материал. Работая над архивными документами, я встретил в одном из центральных архивов РФ книгу «Мемуары генерала Георгия Ивановича Квинитадзе» — командующего грузинской армией, после образования т.н. Демократической Республики Грузия 26 мая 1918 г. Как и другие члены правительства меньшевистской Грузии, он эмигрировал во Францию, где написал мемуары, опубликованные и переведенные позже на русский язык. В книге написано, что покидая Грузию, председатель правительства Ной Жордания увез с собой весь архив. Нам остается только догадываться, где сейчас эти ценные материалы и документы, которые могли бы пролить свет на геноцид южных осетин в 1920 г. Предполагаю, архив был уничтожен или передан современной Грузии, но по известным причинам сегодня осетинский исследователь лишен возможности обратиться к архивным фондам Грузии. Однако и из фондов российских архивов был извлечен материал не полностью. Необходимо изучить архив НКВД (Министерства внутренних дел), Министерства иностранных дел, Центрального государственного исторического архива и т.д.
— Так сможет ли Южная Осетия собрать необходимый материал, чтобы добиться признания геноцида?
— В России много архивов, где нужно тщательно поработать, и одному человеку это не под силу. Необходимо создать рабочую группу для дальнейшей работы.
Несмотря на это, архивный материал, оказавшийся в зоне доступа, позволяет однозначно утверждать — в 1920 году был совершен геноцид южных осетин. Следующим важнейшим шагом для нас является активизация усилий в направлении признания геноцида со стороны международного сообщества.
Все граждане республики знают, что был совершен геноцид осетин в 1920 году, но мало кто сможет обосновать на конкретных фактах, за исключением расстрела 13 коммунаров или воспоминаний предков. Поэтому все документы, материалы, фотографии и воспоминания свидетелей должны быть опубликованы.
— В РЮО с нетерпением ждут выхода в свет Вашей книги, посвященной геноциду. Расскажите нам, пожалуйста, что из себя представляет издание?
— Действительно, в стадии производства находится научно-публицистическая монография «История геноцида южных осетин 1920 года». Тема весьма непростая, напомню, что очень скудный материал, но я взялся за эту работу.
— Сколько и как вы работали над созданием книги?
— Над монографией я работал два года. Работа многоплановая, объемная и пришлось перелопатить всю литературу по данной теме, которую, подчеркну еще раз, нелегко искать. Активно пользовался интернетом, библиотеками, архивными фондами. Искал материалы в североосетинском архиве, в Государственном архиве РФ, Центральном государственном архиве социально-политической истории в Москве и в Российском государственном архиве социально-политической истории. Причем многие документы, представляющие интерес, к сожалению, не рассекречены или не расшифрованы, некоторые из них пришли в ветхое состояние, чернила выцвели или бумага рассыпается. Я консультировался с известным историком Русланом Бзаровым, подтвердившим, что материала мало. Но в североосетинском архиве в периодике тех лет все же удалось извлечь небольшую информацию. Вот так по крупицам собирался материал для книги.
— Помимо архивных материалов в книгу войдут воспоминания свидетелей?
— Да, конечно. По телевидению я обращался к жителям республики, чтобы предоставили нам сохранившиеся фотоматериалы и документы этих событий. К сожалению, никто не отозвался, за исключением Владимира Зассеева из Квайсы, представившего небольшой материал.
Знаю, что после издания монографии в мой адрес посыпятся «стрелы» критики, я осознавал, что «бросался под танк». Потому что в одиночку выполнить такой объем работы нелегко, учитывая тонкие нюансы трактовки исторических фактов. Однако оставаясь исследователем и историком, я абстрагировался от околонаучных влияний. Прежде чем представить монографию к обсуждению в издательство, я заручился рецензией и получил положительные отзывы на рукопись книги со стороны известных ученых Руслана Бзарова, Валерия Дзидзоева и кандидата исторических наук Роберта Кулумбегова. А с помощью Инала Плиева мы прогнали весь текст по программе антиплагиат, чтобы избежать недоразумений в будущем. Редактор монографии — кандидат политических наук, глава МИД РЮО Дмитрий Медоев.
Но самый главный рецензент — это читатель. Очень хочется верить, что мой скромный труд найдет положительную оценку и у широкого круга читателей. Выражаю благодарность всем, кто оказал нам помощь в процессе работы над рукописью книги. Отдельно хочу поблагодарить Президента. Бибилов проявил присущее ему понимание проблем отечественной истории, важности издания монографии и оказал необходимую поддержку. Благодаря Президенту удалось выехать в Москву и Владикавказ для работы в архивах. Надеюсь, книга найдет путь к сердцам читателей.
Тираж и точная дата выпуска монографии еще неизвестны, но надеюсь, будет издана в марте или апреле. Как отметил Президент, книга должна быть в каждом доме Осетии, быть достоянием депутатов Госдумы РФ и направлена осетинским диаспорам в мире. Отмечу, что с выходом книги работа над темой не прекращается, возможно, потребуется второе издание. Геноцид 1920 года был, и, надеюсь, после выхода книги никто в этом сомневаться уже не будет.
— Как Вы думаете, говоря о признании геноцида осетин, нужно рассматривать 1920-е или и последующие годы до 2008 года?
— Мы зачастую говорим — первый геноцид, второй, третий, а некий блогер вообще насчитал 14 геноцидов. Был геноцид 1920 г. с установлением советской власти и в течение последующих 70 лет царили национальное неравенство и этническая дискриминация осетин по национальному признаку. Все это можно объединить под термином — этноцид. Поэтому в планах есть проект продолжить работу по этноциду осетин. А что касается истории новейшего периода южных осетин с 1989 года по 2008-й — это бесспорный геноцид. Поэтому разрывать на части геноцид не надо, я придерживаюсь позиции, что он носил перманентный характер с некоторым видоизменением и послаблением в советское время. И тогда он приобретал форму ползучего мягкого геноцида — этноцида. Работа в этом направлении будет однозначно продолжена.
— Что касается признания геноцида, как Вы считаете, признание геноцида южных осетин будет «идти в ногу» с признанием суверенитета Южной Осетии, или есть все-таки возможность отслоить историю от политики и достичь более активного признания геноцида югоосетинского народа?
— Конечная цель планов и задач, о которых я рассказал – донести до широкой международной общественности правду о геноциде осетин. Полагаю, для этого не все средства и методы хороши. Мы народ мирный и не станем прибегать к методу, когда в разное время, но были уничтожены все причастные к геноциду армян. Но мы должны использовать все средства дипломатии на международной арене, говорить об этом посредством художественных и культурных мероприятий, и, конечно, использовать весь научный потенциал на международных площадках. Напомню, в 2019 г., когда отмечали годовщину Зарской трагедии, президент призвал грузинскую сторону признать геноцид южных осетин. Там же генпрокурор У. Джагаев напомнил, что преступление геноцида не имеет срока давности и возбужденное уголовное дело не закроют, пока не будет завершено производство.
Для процесса признания события 1920-х годов должны быть документально подтверждены и обоснованы. Над этим работают парламент РЮО и Госдума РФ.
Мадина БЯЗРОВА