/Как диалог с Россией вернет «территориальную целостность» Грузии?

Как диалог с Россией вернет «территориальную целостность» Грузии?

«Территориальная целостность», Южная Осетия и Абхазия — «самая большая боль» Грузии,
которой с завидной регулярностью пользуются все грузинские политики ради достижения
личных политических интересов.

Один из главных приоритетов Грузии — это налаживание прямого диалога с Россией. Об этом на днях на внеочередном съезде своей партии «Демократическое движение – единая Грузия» заявила оппозиционный политик Нино Бурджанадзе, известная населению Южной Осетии как символ национализма и фашизма с начала ее появления на грузинской политической арене.

Как отметила экс-спикер, «неурегулированные проблемы» с Абхазией и Южной Осетией являются «самой большой болью» Грузии, и без прямого диалога с Россией «проблемы территориальной целостности Грузии» не выйдут из тупика.
«Ключи от двери, открывающие урегулирование конфликта в Абхазии и Цхинвальском регионе, которые не контролируются центральными властями Грузии с начала 90-х годов прошлого столетия, находятся в четырех местах: Тбилиси, Сухуме, Цхинвале и Москве. И эти четыре ключа должны быть использованы совместно. Поэтому нужно вести прямой диалог с абхазами, с осетинами. В том числе с де-факто лидерами Абхазии и Южной Осетии. Это не означает, что мы принимаем или признаем независимость этих республик», — сказала она.
Более того, в своем выступлении Бурджанадзе, которая более десяти лет назад выступила с заявлением о готовности отправить на войну одного сына в Южную Осетию, а второго в Абхазию истреблять их население, цинично сейчас подчеркнула: «Это означает, что мы просто уважаем тех людей, которые остались в Абхазии и Южной Осетии и которые избрали этих людей своими представителями».
В устах Нино Бурджанадзе слово «уважение» по отношению к югоосетинскому и абхазскому народам в корне теряет истинный смысл, приобретая грязный, циничный и непристойный окрас.
Г-жа Бурджанадзе беспокоится не из-за «неразрешенности» конфликта (хотя все давно разрешено) или трепетного отношения к нашему народу. Все менее лирично и банально: в 2020 году состоятся парламентские выборы в Грузии. Нино Бурджанадзе еще не так давно была одной из центральных фигур грузинской политики, свой политический вес она набрала на антироссийской риторике и поддержке идей Саакашвили. Утратив политическую власть в Грузии, она хватается за последнюю возможность вернуть реальный вес на политической арене — за Россию. Вынужденная смена ракурса политических пристрастий Бурджанадзе не мешает ей целенаправленно продвигаться вперед. Наконец-то ее появляющиеся время от времени пророссийские заявления и напоминания о некогда «дружественных отношениях» Грузии с Южной Осетией и Абхазией обрели логическую кульминационную точку ее политических стремлений — подготовка к парламентским выборам и продвижение политических амбиций. И ярким доказательством этому является высказывание экс-спикера, что «самой большой болью» Грузии являются «неу-регулированные проблемы» с Абхазией и Южной Осетией. В этом-то и суть приоритетных ценностей Н. Бурджанадзе, ведь изначально фашистски настроенный грузинский политик не будет переживать за несколько тысяч погибших осетин в ходе грузино-осетинского конфликта. Она еще не раз, как и многие грузинские политики, будет использовать вопрос «территориальной целостности» Грузии, спекулируя им и манипулируя грузинским населением, «создавая» при этом видимость якобы третьей политической силы – и не прозападную, и не пророссийскую, а исключительно направленную на защиту интересов Грузии.

Заявления Бурджанадзе ориентированы на внутреннюю аудиторию
Руководитель проекта «Ближний Восток — Северный Кавказ: культурная политика в деле укрепления межнационального мира и межрелигиозного согласия» Михаил Чернов считает, что очередные «миротворческие» заявления Нино Бурджанадзе преимущественно ориентированы на внутреннюю аудиторию в Грузии. По его мнению, у некоторой части населения и элиты начинает складываться понимание того, что надо выстраивать отношения с Россией. Вместе с тем, у многих сохранились иллюзии, что стоит сделать такой фортель — щелкнуть пальцами, и у них будет все как было, и даже лучше.
«Но нет, этого не будет. При всех сложностях, с которыми сталкиваются Южная Осетия и Абхазия (назвать молодыми уже почти 30 лет независимые государства язык не поворачивается) сложились как государства и признаны Россией и рядом других стран. Развивают международные связи. Выросло уже и новое поколение, которое никогда не жило ни в ГССР, ни в Республике Грузия, и не собирается там жить», — подчеркнул М. Чернов.

Тема закрыта, и это навсегда
Секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина напомнила, что «проблема», о которой говорит Н. Бурджанадзе, окончательно и бесповоротно решена 26 августа 2008 года признанием независимости Южной Осетии и Абхазии Россией. «Грузинскому политику извес-тно это не хуже, чем нам. Ее заявления рассчитаны на внутреннюю аудиторию, но безнадежно устарели даже для нее. Вопрос «восстановления территориальной целостности Грузии» актуален примерно так же, как тактика использования боевых слонов в современных боевых действиях. В общем, тема закрыта, и это навсегда», — заявила Яна Амелина.
Мадина БЯЗРОВА