/Кавалер ордена «Уацамонгæ»: Сергей Шойгу о работе в СКК

Кавалер ордена «Уацамонгæ»: Сергей Шойгу о работе в СКК

За выдающийся личный вклад в установление и поддержание мира в зоне грузино-осетинского конфликта Президент Алан Гаглоев наградил Сергея Кужугетовича Шойгу высшей военной наградой Южной Осетии – орденом «Уацамонгæ».

«Миротворческие силы создавались под непосредственным руководством Сергея Кужугетовича Шойгу. В то непростое время он был сопредседателем Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Южная Осетия помнит и высоко ценит все сделанное Сергеем Кужугетовичем для Республики и народа, для спасения человеческих жизней и ради мира на осетинской земле», – отметил глава республики.
Действительно, главе созданного тогда в России Госкомитета по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Сергею Шойгу выпала доля выполнять работу сопредседателя СКК – добиваться, чтобы стороны конфликта сели за стол переговоров и договариваться о введении миротворческих сил в Южную Осетию. Напомним, что Соглашение об основных принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта, подписанное в Сочи 24 июня 1992 г., предусматривало: первое, – прекращение огня, и второе, – создание рабочего органа для урегулирования конфликта – Смешанной контрольной комиссии (СКК), в которую вошли Россия, Южная Осетия, Грузия и в качестве отдельной стороны Северная Осетия.
Второй пункт действительно был выполнен за сравнительно короткое время, а вот прекращать огонь грузинская сторона не собиралась. Вследствие сложившихся обстоятельств Россией было принято единственно возможное и верное решение – ввести миротворческие силы в зону конфликта.
Основная цель миротворческой миссии – прекратить кровопролитие
В пресс-службе Минобороны России порекомендовали нашей газете использовать видеоматериал Телеканала «Звезда» – «Первая миротворческая», приуроченный к 30-летию ввода миротворцев в РЮО, в котором Сергей Шойгу рассказывает о своих воспоминаниях, о работе в урегулировании грузино-осетин-ского конфликта летом 1992 года и об уникальности операции.
19 июня 1992 г. в окрестностях Цхинвала приземлился военный вертолёт с членами комиссии по урегулированию грузино-осетинс-кого конфликта во главе с Сергеем Шойгу. По его словам, когда они появились в Цхинвале, ситуация была довольно сложной.
«Цхинвал был практически окружён. Тысячи осетинских беженцев из внутренних районов Грузии – в Северной Осетии. Круглосуточные обстрелы города. Было полное непонимание того, что делать дальше. Очаги межнациональных конфликтов, которые казались нам очень далекими, стали вдруг совсем близкими. Впервые за всю историю мы столкнулись с полной блокадой Цхинвала в феврале 1991 г., были отключены подача электричества и газоснабжения из Грузии, перекрыты все дороги, прекратилось обеспечение продовольствием населения», – сказал он.
Перед комиссией была поставлена задача остановить войну, усадить стороны конфликта за стол переговоров и не просто договориться, а заключить мирное соглашение и добиться, чтобы оно соблюдалось. Но как это сделать, никто не знал, – тогда еще в России не проводили миротворческие операции.

Ответственность за операцию была возложена на Сергея Шойгу, которому тогда было 37 лет, но он уже имел опыт работы на высоких должностях. Масштабная помощь югоосетинским беженцам в Северной Осетии была организована в кратчайшие сроки. На основании анализа о ситуации С. Шойгу сформировано распоряжение от 17 июня 1992 г. о создании Комиссии РФ по изучению положения в Южной Осетии. Формулировка названия комиссии давала возможность Шойгу действовать во всех сферах, требующих вмешательства: политической, гуманитарной, хозяйственной и военной, тем более, из 13 членов комиссии 11 были офицеры и генералы российской армии. Позже, после Сочинского соглашения, была сформирована СКК.
Одним из ярких запомнившихся моментов Шойгу отметил полярность сочетания – деревьев с сочными созревшими плодами, как свидетельство о прошлой мирной жизни – с пониманием, что земля под этими деревьями заминирована.
С первых дней прибытия в зону конфликта российская делегация ежедневно проводила встречи и переговоры со сторонами конфликта. От момента создания комиссии по урегулированию конфликта в Южной Осетии до ввода миротворческих сил прошло меньше месяца. Российской стороне удалось усадить осетинскую и грузинскую стороны за стол переговоров, выполняя роль посредников. Переговоры с грузинской стороной, которую представлял в основном Т. Китовани, шли наиболее тяжело, все предложения России и Южной Осетии воспринимались скептически, но благодаря решимости Шойгу они дали результат. Под руководством Сергея Шойгу удалось тогда в кратчайший срок снизить напряжённость, остановить кровопролитие и создать условия для постепенного урегулирования ситуации.
«Самым решающим моментом была встреча с Т. Китовани. Я представлял Россию, а Сергей Хетагуров был тогда председателем Совета министров Северной Осетии. Хорошо помню этот момент. В Тбилиси мы переговорили также с Шеварднадзе. После всех переговоров стало понятно, что мы сможем сделать запланированное, и это не останется на бумаге», – вспоминает Шойгу.
По решению СКК в течение 10 дней в зону конфликта должны были ввести совместные миротворческие силы по мере их формирования. По задумке С. Шойгу, обеспечивать мир должны были российские, осетинские и грузинские миротворческие силы. Было создано объединенное командование совместных миротворческих сил в составе представителей России, Южной Осетии и Грузии. «Тогда это было сделано быстро, потому что все хотели как можно быстрее завершить конфликт», – подчеркнул Шойгу.
По достигнутым договоренностям, все стороны миротворческой миссии должны были ввести миротворческие силы в один день и в назначенное время.
14 июля 1992 г. в 11:00 утра российские миротворцы вошли на территорию Южной Осетии. Задача состояла в том, чтобы ввести войска одновременно и в равном количестве – по 500 человек с каждой стороны.
Глава миротворческой миссии Сергей Шойгу и его заместитель полковник Кондратьев в Цхинвал въехали на БТР. В старых записях, в интервью журналистам уже в Цхинвале сопредседатель СКК С. Шойгу подчеркнул, что все идет по плану: «Должно начаться восстановление жизнедеятельности города, работа правоохранительных органов, подача газа, воды, электроэнергии, связи. Люди должны вернуться в город, беженцы – вот это главная наша задача. Людям надоело воевать, постоянно жить в опасности. Благодатная земля вокруг, надо работать, к зиме готовиться, урожай выращивать, хватит воевать».
По словам С. Шойгу, сегодня он с хорошей ностальгией вспоминает о том, как все было проработано быстро, эффективно. Уникальность миротворческой операции в Южной Осетии в том, что мир в зоне конфликта должны были обеспечивать все стороны: грузины, осетины и российские войска.
«Это была первая на территории бывшего Советского Союза миротворческая операция, когда была остановлена война. Я тогда периодически там появлялся. И все последующие поколения миротворческих сил, которые там стояли, говорили мне, как грамотно были сделаны документы – не подкопаешься ни с одной стороны. Когда мы ввели миротворцев, я отправил записку Б. Ельцину, чтобы ни в коем случае не передавали танки. Потому что был уверен, что через две недели эти танки появятся в Абхазии. Не знаю, дошла записка или нет, но факт, что танки были переданы и они появились в Абха-зии», – сказал он.
После Южной Осетии команда Шойгу была направлена в Аб-хазию.

Мадина БЯЗРОВА