/История 1920 года повторилась в начале 90-х

История 1920 года повторилась в начале 90-х

8 июня 1920 года – дата, сыгравшая важную роль в реализации права на самоопределение Южной Осетии. События 7 и 8 июня 1920 года предшествовали кровавому геноциду Южной Осетии со стороны фашистской Грузии.

Об истории советизации и начале геноцида осетин
Национально-освободительное движение в Южной Осетии в 1920-х гг., как пишут югоосетинские историки, начинается с произвольного включения царским самодержавием края в состав Тифлисской губернии. Только в этот период в Южной Осетии произошло девять крупных вооруженных восстаний против грузинского порабощения, тысячи повстанцев погибли или были вынуждены с семьями бежать на Северный Кавказ. Царская власть с подачи грузинских сатрапов несколько раз рассматривала вопрос о депортации осетин со своей родины.
К началу 1920 г. на Северном Кавказе была установлена советская власть, поэтому важность стратегического положения Южной Осетии для российских большевиков возросла. Южно-Осетинский окружком на заседании 29 апреля 1920 г. во Владикавказе постановил сформировать красноармейские части из коммунистов Южной Осетии. В с.Рук были отправлены Александр Джатиев и Николай Гадиев с чрезвычайными полномочиями. 8 мая была провозглашена советская власть в Рукском районе. Произошедшее сыграло на руку властям Грузии, давно искавшим повод для расправы над югоосетинскими повстанцами. 25 мая 1920 г., по историческим данным, правительство Грузии направило войска в Южную Осетию и у села Елбачита началось наступление на повстанцев. После восьмичасового боя меньшевистские войска обратились в бегство, оставив на поле боя убитых, раненых и трофеи. 28 мая во Владикавказе Южно-Осетинский окружком решил немедленно выступить на помощь революционерам, и 31 мая с Северной Осетии в Рукское ущелье выдвинулась югосетинская бригада. Совместно с повстанцами они без потерь освободили Ванел, Дзау, Кехви и др. села. Противник отступил в Цхинвал, но 7 июня повстанцы освободили и город. А 8 июня на массовом митинге в столице Южной Осетии Ревком провозгласил «Советскую власть от Они до Душети». Наряду с провозглашением советской власти был поставлен вопрос и об объединении двух частей Осетии, этот факт подтверждает, что вопрос объединения стоял остро даже в те годы, и осетины всегда выступали за целостность своей родины.
Осетины знали, что со стороны правительства Грузии последует жесткая реакция. И действительно, Грузия мобилизовала весь свой военный потенциал и решила ликвидировать Южную Осетию как цельную национальную и этнографическую единицу. 12 июня 1920 г. в направлении Цхинвала выдвинулись 8 батальонов пехоты, 2 горные бригады и аэропланы. Повстанцы Южной Осетии, которые так и не дождались помощи ни от североосетинских большевиков, ни от грузинских, были разгромлены. Карательная экспедиция против осетин оказалась необратимой – это был геноцид осетинского народа.

В одном из интервью нашей газете историк Константин Пухаев говорил, что всеобщее вооруженное восстание началось только в Южной Осетии, и до сих пор не называются истинные причины предательства грузинскими революционерами своих осетинских «братьев по оружию». Также стыдливо умалчивается причина того, почему никто не предостерег повстанцев от заведомо обреченного восстания. Тогда Пухаев отметил, что, говоря о причинах поражения восстания, никто раньше не обращал внимание на редкое единодушие грузинских меньшевиков и большевиков, которое они де-факто проявляли по отношению к южным осетинам. Есть основания утверждать, что грузинские большевики своими действиями оказались фактическими пособниками правительства Ноя Жордания в «осетинском вопросе». Он также напомнил о приказе «пламенного большевика» С. Орджоникидзе о разоружении югоосетинских повстанцев накануне выступления. По его же приказу из цхинвальской тюрьмы освободили пленных грузинских головорезов, направленных в Южную Осетию для расправы над ее жителями.
8 июня как доказательная историческая база о территории РЮО

Комментируя июньские события 1920 года, первый заместитель председателя парламента Петр Гассиев подчеркнул, что День советизации 8 июня – важная историческая дата для Южной Осетии, так как 8 июня югоосетинский народ определился, как дальше ему жить.
«Советская идеология была ближе для южных осетин, потому что она, на мой взгляд, является синонимом справедливой идеологии. Власть отдавалась рабочим и крестьянам и, разумеется, труженикам и жителям Южной Осетии такая идеология казалась справедливой и правильной. 8 июня южные осетины фактически выбрали вектор развития своего народа. То же самое произошло в 1989 году, когда южные соседи пришли к границе г. Цхинвала, чтобы зайти в столицу республики и научить нас, южных осетин, как жить дальше. Иными словами, спустя годы история повторилась», – сказал наш собеседник.
По словам законодателя, важно понимать, что при любой идеологии и форме государственного правления наши южные соседи – грузины – никогда себе не представляли мирное сосуществование с осетинами. Они всегда декларировали лозунг «Территория Осетии без осетин», который был актуален и в 1920 году, и до сих пор не снимается с повестки дня грузинского руководства.
«Попытки реализовать проект «Осетия без осетин» мы наблюдали за весь период новейшей истории Южной Осетии. Можно сказать, что с 1920 года ничего нового не произошло. Здесь не надо забывать и территориальный вопрос. О территориальной целостности говорил и наш известный писатель Мелитон Казиев в своей книге «Где, Осетия, твой восток?». Ведь на самом деле в результате всех этих событий мы целиком потеряли свой восток — это Тырсыгом, Кобийская котловина, Гудское уще-лье и т.д. Это территории, на которых кроме осетин никогда и никто не проживал, – исконно осетинские земли. Но сейчас они оккупированы Грузией, а мы почему-то об этом мало говорим», – подчеркнул законодатель.
Как отметил Гассиев, в последнее время остро поднимался вопрос о территориях в с. Цнелис (Уиста), потому как каждый квадратный метр земли для Осетии бесценный, и ни в коем случае, никогда и никому ее отдавать нельзя. Однако, как считает парламентарий, на проблему нужно смотреть шире.
«Например, в той же Грузии, как мы знаем, есть закон «Об оккупированных территориях», ведь они до сих пор считают Южную Осетию своей территорией, якобы оккупированной Россией. В то время как в нашем законодательстве в этом плане есть пробелы, потому что исконно осетинские земли, которые мы потеряли, до сих пор не определены как земли, оккупированные Грузией. Думаю, нам надо действовать именно в этом направлении. Если мы говорим о возвращении наших земель, в том числе цнелисских и некоторых других территориях на окраине нашей республики, то вопрос о востоке Южной Осетии почему-то особо не поднимается в последнее время. И я считаю это огромной геостратегической ошибкой», – заключил Петр Гассиев.
Мадина БЯЗРОВА