/Зарская трагедия – акт геноцида

Зарская трагедия – акт геноцида

Ровно 28 лет назад, 20 мая 1992 года, колонна из легковых и грузовых автомашин двигалась по серпантину Зарской дороги. Измученные мирные жители, женщины, дети и старики покидали осажденный Цхинвал.

Ничто не предвещало беды, как вдруг из лесного массива появилась группа вооруженных людей, открывших шквальный огонь из автоматического оружия по колонне, сопровождая массовое убийство криками на грузинском языке. В результате нападения на колонну погибло 36 беженцев, в возрасте от 11 до 76 лет. К счастью, в этой бойне удалось выжить нескольким детям, которых родители накрыли собой.
Это бесчеловечное преступление всколыхнуло Россию и международное сообщество. Все были потрясены грузинским садизмом! На следующий день Верховный Совет Северной Осетии созвал чрезвычайную сессию, на которой потребовал от ООН прекратить геноцид южных осетин Грузией. А спустя три дня, 23 мая, Верховный Совет Северной Осетии в ответ на садистское убийство мирных граждан принял решение перекрыть газоснабжение Грузии на газопроводе. Не остались в стороне российские политики и международные организации, осудившие убийство мирных жителей, среди которых, кстати, были и граждане России.
Президент Шеварднадзе, испугавшись резонанса, назвал расстрел мирных граждан военным преступлением, клятвенно заверяя, что оно будет раскрыто и виновные понесут наказание.
«Кто совершил это злодеяние — нелюди. Они враги не только осетинского, но и грузинского народа. Это нелюди, и я клянусь, сделаю все возможное, чтобы наказать преступников», — клятвенно обещал Шеварднадзе.
Расследование быстро «провела» генпрокуратура Грузии, которая обвинила югоосетинскую сторону в «незаинтересованности в установлении истины», что выразилось, якобы, в недопуске к месту происшествия, а уполномоченный Грузии в Цхинвале Робинзон Тушурашвили обвинил в преступлении сторонников Гамсахурдиа, которые, якобы, срывают стабилизацию. Позднее и президент Грузии Шеварднадзе обвинил в расстреле осетин на Зарской дороге и других преступлениях грузинских властей против Южной Осетии сторонников экс-президента Гамсахурдиа.
Генеральная прокуратура Южной Осетии возбудила уголовное дело по факту расстрела мирных людей на Зарской дороге. Как отмечает портал Википедия, в 1995 г. правоохранительным органам Южной Осетии удалось арестовать в с. Тамарашен Цхинвальского района двух лиц грузинской национальности, которых обвиняли в участии в Зарском расстреле, но им чудесным образом удалось «сбежать» из цхинвальской тюрьмы.
Однозначно, расстрел мирных граждан — не только военное преступление, но бесспорный акт геноцида. В соответствии с международным правом геноцидом называются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

Это положение закреплено в статье II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, принятой резолюцией 260 Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г. в Парижe и вступила в силу 12 января 1951 г. В соответствии с Конвенцией геноцид является тягчайшим преступлением против человечности.
Грузинская сторона и не собиралась проводить тщательное расследование данного преступления, ведь нетрудно было предположить, что команда на расстрел мирных граждан была дана из Тбилиси. Будь власти Грузии уверены в причастности к расстрелу сторонников Гамсахурдиа, расследование бы завершилось в кратчайшие сроки с осуждением виновных. И тем самым грузинские власти сняли бы с себя всю ответственность и показали международному сообществу непричастность. Но в Грузии никто и не думал проводить расследование. Как может государство, устроившее геноцид осетин, само провести расследование против себя, и тем более наказать себя? Южной Осетии не стоит рассчитывать на признание Грузией актов убийства лиц осетинской национальности с 1990 г. как в самой Грузии, так и на территории Южной Осетии. Лица, совершавшие убийства осетин, как и идеологи, организаторы и исполнители военных акций против Южной Осетии в 1990-1992, 2004 и 2008 гг. не понесут уголовной ответственности в Грузии.
Это значит, что Южной Осетии необходима перманентная актуализация вопроса расследования военных преступлений грузинской стороны, совершенных против южных осетин начиная с 1990 г. И делать это необходимо в рамках любых международных форматов. Преступления грузинских силовиков и бандформирований против осетинского народа не имеют срока давности. Прощения этим преступлениям нет.
В условиях непризнания Грузией вины за совершенные ею преступления против осетинского народа и Южной Осетии, нашей республике вместе с дружественными государствами пора учредить военный трибунал по событиям в Южной Осетии, придав ему соответствующие правовые полномочия по розыску и привлечению к ответственности лиц, виновных в геноциде осетин и абхазов. Ответственность должна быть предметной!
«Миролюбивой» риторике Грузии в Южной Осетии никто не верит, и никто не питает иллюзий относительно реальных намерений руководства, народа и общества Грузии против осетинского народа. Равно как нет веры в неукоснительное соблюдение Грузией взятых на себя юридических обязательств. Примеры тому — нарушение Сочинских соглашений от 1992 г. и соглашения Жвания-Кокойты от 2004 г. И лишь российское военное присутствие является надежной гарантией безопасности Южной Осетии, даже если Грузия даст любые гарантии не повторения военных авантюр.
Каждое новое руководство Грузии возлагало ответственность за те или иные события на своих предшественников. Каждая агрессия Грузии против Южной Осетии — этап вечной политики Грузии геноцида против осетинского народа. Каждое убийство осетин — преступление в рамках политики геноцида. Ответственность за факты массовых убийств осетин и геноцид несут не только лично президенты и политики Грузии, а грузинское государство в целом.
Поэтому нормализация отношений с Южной Осетией зависит от неоспоримого выполнения Грузией нескольких условий, о которых неоднократно заявляла югоосетинская сторона. Это — признание геноцида осетинского народа и, как следствие, дефашизация Грузии с привлечением к уголовной и международно-правовой ответственности виновных преступлениях против человечности; возмещение материального ущерба, нанесенного Южной Осетии в результате военных авантюр; признание суверенитета Южной Осетии; подписание документа о неприменении силы против Южной Осетии.