/Женевские дискуссии – сложный, тяжелый процесс

Женевские дискуссии – сложный, тяжелый процесс

46 раунд Женевских дискуссий стал заключительным в нынешнем году. Женевские дискуссии по безопасности в Закавказье всегда проходят в сложной обстановке. Центральным вопросом на дискуссиях является работа в направлении выработки юридически обязывающего документа о неприменении силы против Южной Осетии и Абхазии со стороны Грузии. Но, к сожалению, в этом направлении опять никаких новых шагов не сделано. Об этом заявил на пресс-конференции полномочный представитель президента по вопросам постконфликтного урегулирования Мурат Джиоев.

По его словам, Женевские дискуссии – сложный, тяжелый процесс, потому что речь идет о решении вопросов между Грузией и Южной Осетией и Абхазией. «Взгляд на решение этого вопроса у нашей республики диаметрально противоположный. Мы исходим из позиции независимого признанного государства Республики Южная Осетия, которая подвергалась агрессии в течение многих лет. У Грузии другое понимание ситуации, несмотря на то, что с 1990 года мы пытаемся объяснить, что РЮО создана по тем же нормам и принципам международного права, по которым образована и признана международным сообществом Грузия. Но и Республика Южная Осетия признана целым рядом государств. Юридическая база у нас одинаковая. Как говорится, «капля и камень точит», и рано или поздно Грузия признает независимость нашего государства», — подчеркнул глава югоосетинской делегации.
Мурат Джиоев считает, что сегодня Грузию поддерживают США, большинство стран западного сообщества, и потому Южной Осетии необходимо использовать Женевские дискуссии и доводить свою позицию до международного сообщества. «Другое дело — работа идет не так быстро, как бы нам хотелось. В декабре прошлого года мы практически уже смогли согласовать совместное заявление участников дискуссий о том, что они привержены принципу неприменения силы. Это не окончательный документ и не является обязатель-ством для государств, а всего лишь шаг в направлении работы над юридически обязывающими документами. Тогда же грузинская делегация попросила тайм-аут и два с половиной часа согласовывала по телефону со своим руководством текст заявления, но в результате мы его не смогли принять. А в марте американская делегация предложила внести в проект дополнение, которое практически перечеркивает все. Поэтому мы попросили участников дискуссий вернуться к декабрьскому проекту, а грузинская — к мартовскому проекту. Абхазские коллеги предложили новый проект заявления о неприменении силы, который практически не отличается от предыдущего варианта. Грузинская сторона, в свою очередь, вновь попросила дать время для его изучения», — говорит Мурат Джиоев.
Он отметил, что югоосетинская делегация к следующему раунду подготовит ряд новых предложений для продвижения процесса, поскольку безопасность нужна прежде всего именно народам Южной Осетии и Абхазии, которые на протяжении многих лет ощущали на себе результаты грузинской агрессии.
По мнению полпреда, грузинская сторона преследует цель — разговаривать не с Южной Осетией и Абхазией, а непосредственно с Россией. А представители Южной Осетии каждый раз подчеркивают, что Женевские дискуссии призваны решать вопросы отношений между РЮО и Грузией, Абхазией и Грузией. «И в этом свете российско-грузинские отношения не являются предметом обсуждения Женевских дискуссий, так же, как двусторонние югоосетино-российс-кие и абхазско-российские отношения», — отметил полпред президента РЮО.

Обустройство госграницы
По словам Мурата Джиоева, все участники Женевских дискуссий на встрече отметили, что за период с предыдущего раунда ситуация была относительно спокойной, никаких эксцессов, которые бы накаляли обстановку, в целом не было. «Но наша делегация во вступительном слове отметила, что это является кажущейся ситуацией, поскольку грузинская сторона нагнетает обстановку в районах, прилегающих к границе Южной Осетии с Грузией. Мы подробно остановились на ситуации в районе села Исакыкъау, где югоосетинские пограничники проводили работы по обозначению линии прохождения госграницы соответствующими инженерно-заградительными сооружениями. Причем эти работы, как и прежде, проводились исключительно на югоосетинской территории на определенном удалении от границы. Грузинская сторона, которую мы заранее предупредили, в свою очередь использовала проводимые работы для определенных пиар-акций и пропагандистских целей. На границе обозначились различные силы Грузии, начиная от кандидатов в президенты, и заканчивая неприличными общест-венными организациями. (Всем уже знакомы неприличные кадры с провокационного митинга)», — рассказал глава югоосетинской делегации.
По словам полпреда, представители югоосетинской делегации высказали свое видение по сохранению искус-ственной напряженности со стороны Грузии в районах, прилегающих к границе Южной Осетии. «Мы подчеркнули, что власти Грузии делают это на фоне продолжающегося усиления связей Грузии с НАТО и вооруженными силами США, в частности, мы отметили строительство военного аэродрома в Вазиани, продолжающиеся учения и появление техники НАТО на территориях, прилегающих непосредственно к границе Юж-ной Осетии.
Также мы выразили беспокойство по поводу биологической угрозы, которая исходит с территории Грузии. Лаборатория Лугара – это не место, где проводятся мирные опыты, и продолжающиеся появления болезней, в основном скота на территории Южной Осетии – результат деятельности этого учреждения. Это отметили и наши абхазские коллеги», — подчеркнул полпред.

Добро пожаловать!
На встрече югоосетинская делегация довела до участников дискуссий, что власти Грузии, ссылаясь на свой закон об оккупированных территориях, не допускают представителей западного сообщества на территорию Южной Осетии по единственно реально существующей дороге в республику со стороны России и хотят, чтобы международное сообщество имело представление о Южной Осетии только исходя из грузинских источников. «Этот путь не очень чистоплотен, и западные сообщества и международные представители должны иметь возможность посещать Южную Осетию и видеть ее развитие изнутри, тем более власти Грузии, пользуясь своей возможностью выступать на различных международных площадках, создают отрицательный, неблагоприятный имидж нашей республике, который полностью контрастирует с реальной ситуацией. В частности, мы вновь напомнили выступление премьер-министра Грузии Бахтадзе на Генассамблее ООН, где он заявил, что якобы в Южной Осетии и Абхазии гуманитарная катастрофа, нарушение прав человека и т.д.», — сказал Мурат Джиоев.
Югоосетинская делегация готова к доведению позиций РЮО на всех площадках, где будет их равное участие. «Мы опять обратились к делегации США, чтобы они посодействовали в деле выдачи въездных виз для делегации Юж-ной Осетии, с тем, чтобы на площадках ООН мы тоже смогли представить нашу позицию. До сих пор наши обращения оставались безрезультатными, но намерены добиваться решения вопроса», — подчеркнул полпред президента.
Кроме того, члены югоосетинской делегации показали еще раз видео- и фотоматериалы, говорящие о восстановлении и развитии Южной Осетии после войны. Также рассказали, что грузинское население Ленингорского района имеет возможность изучать свой родной язык, а дети осетин, проживающих в Грузии, не могут изучать даже азы осетинского языка.

Гуманитарные вопросы
На каждой встрече в рамках Женевских дискуссий югоосетинская делегация выносит на повестку дня вопрос поиска и выяснения судьбы без вести пропавших граждан Южной Осетии. «У нас постоянная задача – поднимать на каждой встрече вопрос о без вести пропавших наших гражданах. «И поскольку Южная Осетия и Грузия соседние государства и рано или поздно надо искать пути к добрососедству, мы считаем, что содействие в решении таких проблем, как поиск и выяснение судьбы без вести пропавших, — а пятеро из семи пропавших после войны августа 2008 года точно были в руках силовых структур Грузии, — помогло бы появлению каких-то ростков доверия у народа Южной Осетии к Грузии», — отметил Мурат Джиоев.
В связи с этим югоосетинская делегация выразила слова благодарности международному независимому эксперту Душану Игньятовичу за работу в этом направлении.
Не остался в стороне и вопрос возвращения реликвии осетинского народа триптиха. «Икону-триптих надо возвращать законному хозяину – народу Южной Осетии, поскольку она является духовной ценностью югоосетинского народа», — заявил на встрече глава нашей делегации.
На повестке дня стоял и вопрос осетин, живущих в Тырсыгоме, которые не имеют доступа к своему имуществу уже второй год. Полпред считает, что сложившаяся ситуация в данном районе – это следствие продолжающейся политики Грузии в отношении осетинского народа.

Формат необходим
Южная Осетия и дальше будет участвовать в формате Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты.
«Мы считаем, что наше участие в Механизме по предотвращению и реагированию на инциденты будет продолжаться. И мы будем выносить на обсуждение вопросы, которые нас беспокоят, в том числе ситуации в районах границы между Южной Осетией и Грузией.
МПРИ призван рассматривать и предотвращать конкретные ситуации в районах, прилегающих к границе Южной Осетии с Грузией. Мы об этом четко заявили в Женеве. На повестку дня встречи в данном формате должны выноситься вопросы, которые касаются работы механизма по мандату. Другие вопросы только мешают процессу», — заключил Мурат Джиоев.

А. ДЖИОТЫ