/Двойное убийство: зверство грузинских карателей не знало границ

Двойное убийство: зверство грузинских карателей не знало границ

Жестокость грузинских фашистов никогда не спотыкалась о такое понятие как, человечность. Доказательством тому являются действия представителей грузинской национальности по отношению к осетинскому народу вне зависимости от социального статуса, исторического периода или правящих сил в Грузии. Сквозь призму исторических событий 1920, 1989-1992, 2004 и 2008 гг. ярко проявляется фашистский, нацистский настрой грузин в отношении осетинского народа. Карательные операции грузинских гвардейцев в 1920 году были направлены на уничтожение осетин и «зачистку» всех югоосетинских населенных пунктов, включая отдаленные и горные селения Южной Осетии. Однако сожженные и опустошенные села делали грузинских карателей еще кровожаднее, по зверствам и жесткости которые могли сравниться разве что с немецкими гестаповцами и эсесовцами во время Второй мировой войны.
Об одном из таких бесчеловечных деяний грузинских фашистов в 1920 году нам рассказал председатель парламентского Комитета по национальной политике, культуре, религии и СМИ Амиран Дьяконов.
Материнство — священное чувство для женщины. Наши предки прекрасно осознавали, что для невестки, которая ждет ребенка-первенца, суровые обычаи и традиции осетинского народа непосильны. Поэтому возникла продиктованная жизненными условиями еще одна традиция — семья на несколько месяцев отсылала беременную невестку в отчий дом, где она находилась под присмотром родных, пока малышу не исполнится 2-3 месяца.
«Мой дед по материнской линии Кужи Кулумбегов, можно сказать, был ровесником прошлого века, родился в 1901 году. В восемнадцатилетнем возрасте он женился на возлюбленной, красавице из фамилии Чочиевых», — начал свое повествование Амиран Дьяконов.
Невестку Кулумбеговы приняли как родную дочь. Через несколько месяцев Кужи узнал радостную весть о том, что он станет отцом. Как и все молодые семьи, Кужи с супругой строили свои планы на будущее, которым, как оказалось, не суждено было сбыться.
«В 1920 году, когда грузинское правительство приняло решение об очистке югоосетинской территории от этнических осетин, дед мой Кужи с супругой жил в селении Джер. В июне грузинские каратели приступили к реализации кровавого плана. Незадолго до этих событий жена Кужи уехала к своим родственникам в селение Уанат и гостила у них. Она была беременна и по осетинским обычаям невестку отправили к ее родственникам, пока не родится ребенок», — продолжил рассказ Дьяконов.
По словам нашего собеседника, с. Уанат не было исключением из нескольких сотен селений, которые в июне 1920 года запылали багровым огнем. Но показательным действием всеобщей грузинской ненависти к осетинскому народу было то, что когда отряды регулярной армии меньшевистской Грузии вошли в село, к ним присоединились грузины, столько лет «в любви и понимании» проживавшие бок о бок со своими соседями осетинской национальности.
«Узнав, что грузинские карательные отряды подошли близко к селу, в дом к родственникам Чочиевой ворвались соседи — два брата-грузина, и хотели надругаться над беременной женщиной. Она успела выскочить из дома и забежала в сарай. Фашисты последовали за ней. Чочиева, чтобы защитить свою честь, выхватила топор и смело пошла на преступников. Поняв, что живой они ее не получат, изверги расстреляли в упор беременную женщину. В этом гнусном убийстве участвовали два брата по фамилии Джоджишвили», — далее рассказывал Дьяконов.
Подобное бесчеловечное злодеяние в те времена по строгим законам горцев, причем вне зависимости от национальной принадлежности, каралось жестокой смертью. Отношение к женщине, которая несла в себе новую жизнь, всегда было возвышенным на Кавказе. Но грузинские фашисты в 1920 году совершали зверства, которые иначе как против сущности человека не назвать.
«Естественно, дед узнал о случившемся позже и он отомстил убийцам жены и своего нерождённого ребенка. По прошествии нескольких лет Кужи снова женился и воспитал с супругой пятерых детей, но содеянное грузинами преступление он нес тяжелым грузом в себе, никогда об этом не говорил. Лишь однажды в порыве откровенности дед рассказал мне об этой трагичной потере в его жизни», — пояснил Дьяконов.
«Даже с установлением советской власти грузины практически во всех сферах жизнедеятельности старались ущемлять права национальных меньшинств, в частности, осетин. В том числе грузинские чиновники всегда препятствовали осетинам и в плане переселения», — уточнил наш собеседник.
Кужи Кулумбегов, как подчеркнул внук героя нашего материала, был человеком с тяжелой судьбой, пережил немало трагичных моментов в своей жизни. Но несмотря на гордую натуру, он всегда оставался добродушным, с прекрасной душой человеком.
«Помню, в 1985 году, когда он страдал от сахарного диабета, в результате осложнения заболевания у него развивалась еще и гангрена. Я просил деда дать согласие, чтобы вовремя ампутировали ногу, и до сих пор помню его слова: «Нет, сынок. Я никогда не пойду на то, чтобы приносить неудобства своей семье и детям, чтобы за мной надо было постоянно ухаживать». Он перестал питаться и вот так, можно сказать, гордо ушел из жизни», — завершил свой трагичный рассказ Амиран Дьяконов.
Мадина БЯЗРОВА