/Генпрокуратура vs оппозиция

Генпрокуратура vs оппозиция

Генеральная прокуратура обосновала неправомочность применения регламента Парламента, а оппозиция не согласна с выводами Генпрокуратуры

Генеральная прокуратура Южной Осетии опубликовала на сайте своего ведомства результаты анализа действующего законодательства и нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность Парламента Республики Южная Осетия. Результаты проведенного анализа Генпрокурор Урузмаг Джагаев направил на рассмотрение президенту РЮО Анатолию Бибилову и председателю парламента РЮО Алану Тадтаеву. В частности, на основании проведенного исследования действующего в республике законодательства, генеральная прокуратура заключила, что регламент парламента РЮО, принятый постановлением Парламента РЮО от 29.12.2004 года N С-2/4 не подлежит применению, так как он в нарушение ч. 4 ст. 2 Конституции Республики Южная Осетия, не был опубликован для всеобщего сведения и не может применяться на территории Республики Южная Осетия.
«Генеральной прокуратурой Республики Южная Осетия, в связи с возникшим общественно-политическим кризисом вследствие бойкотирования работы Парламента Республики Южная Осетия седьмого созыва более шести месяцев, организовано изучение и анализ нормативно правовых актов, регламентирующих деятельность депутатов и в целом Парламента Республики Южная Осетия и правомерности бойкотирования работы частью депутатского корпуса Парламента Республики Южная Осетия», — говорится в заявлении прокуратуры.
Как известно, с 6 сентября прошлого года по настоящее время не проводятся заседания Парламента в связи с отсутствием необходимого кворума в составе не менее двух третей от общего количества избранных депутатов Парламента, согласно регламенту Парламента республики, принятого постановлением Парламента от 29.12.2004 года N С-2/4.
Генеральная прокуратура полагает незаконным и необоснованным приостановление деятельности Парламента республики, создающее угрозу суверенитету, территориальной целостности, осуществлению конституционных полномочий органов государственной власти страны, так как отсутствует необходимый компонент осуществления власти — полноценная работа законодательного органа.
«Проверкой установлено, что заседания Парламента республики с 6 сентября по настоящее время признаны неправомочными самим парламентом на основании ч. 2 ст. 51 Регламента Парламента РЮО, требующего присутствия на них не менее 2/3 от общего числа избранных депутатов Парламента», — говорится в заявлении прокуратуры.
Исследованием действующего законодательства и нормативно-правовой базы установлено, что деятельность Парламента Республики Южная Осетия регулируется Конституцией Республики Южная Осетия, Конституционным законом Республики Южная Осетия от 30.03.2018 N 141 «О выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия», Законом Республики Южная Осетия от 16.05.2001 «О статусе депутата Парламента Республики Южная Осетия», Постановлением Парламента Республики Южная Осетия от 29.12.2004 N С-2/4 «О Регламенте Парламента Республики Южная Осетия» и другими нормативными актами Парламента Республики Южная Осетия.
Порядок организации деятельности Парламента РЮО определяется также и конституционным законом, что прописано в ч. 2 ст. 56 Конституции РЮО. Но, регламент Парламента от 29.12.2004 года принят постановлением Парламента республики не в форме конституционного закона, а в форме постановления Парламента. Соответственно, регламент Парламента от 29.12.2004 не может применяться до принятие его в соответствующем виде.
«В соответствии со ст. 70 Конституции РЮО, конституционные законы, изменения и дополнения к ним считаются принятыми, если за них проголосовало не менее двух третей от общего числа избранных депутатов Парламента РЮО. Согласно части 1 статьи 2 Конституции Республики Южная Осетия, Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие», — говорится в заявлении генеральной прокуратуры.
В отсутствии предусмотренного ч. 2 ст. 56 Конституции республики конституционного закона, регламентирующего порядок организации деятельности Парламента Республики Южная Осетия, принятие нормативных правовых актов, должно происходить в соответствии со статьей 70 Конституции республики имеющей высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории РЮО, вплоть до принятия соответствующего конституционного закона.
Также следует отметить, что согласно пункту «е» ч. 1 ст. 4 закон республики «О статусе депутата Парламента Республики Южная Осетия», полномочия депутата Парламента республики прекращаются досрочно по решению Парламента республики в случае отсутствия депутата без уважительной причины на одной трети общего количества заседаний Парламента в течение полугода.
Таким образом, генеральная прокуратура в своем анализе пришла к выводу, что возобновление деятельности Парламента РЮО в части принятия всех необходимых нормативно правовых актов, представляется очевидным, кроме конституционных законов Республики Южная Осетия, в том числе бюджетного законодательства, для принятия которого достаточно простое большинство голосов от общего числа избранных депутатов.
В свою очередь депутаты двух фракций «Ныхас», Народной партии и одного объединения «За справедливость» выразили несогласие с анализом действующего законодательства и нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность Парламента, результаты которого направлены президенту и председателю Парламента. Оппозиционные депутаты сошлись во мнении, что Парламент Республики Южная Осетия не относится к объектам прокурорского надзора согласно статье 1 Закона Республики Южная Осетия «О прокуратуре Республики Южная Осетия».
«Законом «О прокуратуре Республики Южная Осетия» определены задачи прокуратуры, формы осуществления прокурорского надзора. В соответствии со статьей 18 Закона РЮО «О прокуратуре Республики Южная Осетия» в сфере надзора за исполнением законов, предметом надзора являются соблюдение Конституции Республики Южная Осетия и исполнение законов, действующих на территории Республики Южная Осетия, министерствами, государственными комитетами, комитетами и иными органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций и соответствие законам правовых актов, издаваемых указанными органами и должностными лицами», — говорится в заявлении 14 оппозиционных депутатов.
По мнению депутатов фракций «Ныхас», Народной партии и «За справедливость» генеральный прокурор Республики Южная Осетия не уполномочен давать оценку деятельности Парламента на соответствие или не соответствие регламента Парламента Конституции РЮО. Указанные функции относятся к компетенции Конституционного суда.
«В указанном анализе прокуратура пытается подменять иные государственные органы, выходя за рамки установленных законом полномочий. Данный анализ прокуратуры не имеет ничего общего с мониторингом право применения, проводимого в РЮО. В полномочия генерального прокурора также не входит толкование Конституции.
В республике сложилась ситуация, когда Генеральная прокуратура стала участником политического процесса и ведет активную борьбу против Парламента республики. Такой подход со стороны Генеральной прокуратуры неприемлем и прямо способствует дальнейшему разрушению основ конституционного строя нашей республики», — заключили депутаты указанных партий в своем заявлении.
P. S. Versus, сокращенно vs — латинское слово, означающее «против»