/Геноцид 1920 года: факты и свидетельства

Геноцид 1920 года: факты и свидетельства

У Южной Осетии появилась возможность бес-пристрастно, трезво, собрав все материалы и документы, оценить преступление, совершенное Грузией в 1920 и в последующие годы. Об этом на Международной научно-практической конференции «Геноцид осетинского народа» заявил кандидат филологических наук Юрий Дзиццойты в своем выступлении «Геноцид южных осетин в решениях Парламента РЮО IV созыва».

Он подчеркнул, что вопросом геноцида осетин занимался и парламент 1 созыва. Ученые Рутен Кабисов и Хаджи-Мурат Дзуццаты выносили вопрос на сессию парламента. По его словам, тогда дело «заглохло», но главная идея, состоящая в признании самому себе, что был совершен геноцид — достигнута.
«Прозвучала политическая и юридическая оценка событий. После этого парламент IV созыва, когда я возглавлял комиссию, занимающуюся вопросами геноцида, дважды рассматривал вопрос о геноциде. В первый раз вопрос касался 1989-1992 гг., а во-второй раз — событий 1920 г. Был собран огромный объем материала, сгоревший потом в здании парламента», — сказал Дзиццойты.
Однако, говорит ученый, депутаты IV созыва успели его тиражировать и разослать в парламент Северной Осетии, Госдуму РФ и посольство РЮО в РФ. Помимо ксерокопии документов, там были и воспоминания людей, основная часть которых касалась событий 1989-1992 гг.
«Парламент IV созыва дал четкое определение, что «со стороны осетин это было национально-освободительное движение, а со стороны Грузии совершен геноцид». Когда развалилась Российская империя, Лига Наций признала Грузию, и она собиралась туда вступать, а наши предки не хотели. Первый раз конфликт был завязан на этой основе, и они путем уничтожения осетин попытались решить неразрешимую для них проблему», — подчеркнул ученый.
Дзиццойты добавил, что надо напоминать и о «тихом» геноциде осетин в советское время, и эта мысль прозвучала на сессии парламента IV созыва. К элементам геноцида, по мнению ученого, относится и изменение алфавита на грузинский, который не все осетины могли усвоить и они не получили образования. Он отметил, что после геноцида с 1920 по 1923 годы осетин стали возвращать на родину и тут же началась новая антиосетинская кампания, о котором никто сегодня не говорит.
«Осетин выселяли и в конце 1920-х годов, только делали это тихо и спокойно. Находились коммунисты, которые обходили села и говорили, что грузины их не оставят спокойно жить, а русские дают им земли. Моя мать родилась в Ставропольском крае в с. Нескакун. К ним в с. Додот тоже зашли и сказали ее семье, что им здесь жить не дадут, надо переселяться туда, где Россия выделила земли. Они переселились в Ставрополь, а там, оказывается, уже было ог-ромное количество осетин. Это тоже геноцид, когда людей заставляют покидать дома и выезжать куда-то в поисках лучшей доли, создают условия, не совместимые с жизнью», — сказал он.
В 2006 году, как уточнил ученый, было принято постановление о геноциде. Парламент IV созыва хотел принять этот закон, но в 2006 г. грузины нагнетали ситуацию. По мнению Дзиццойты, сегодня к этому вопросу нужно вернуться и принять закон о геноциде. В 2006 году, по его словам, прошли два раунда переговоров между парламентариями Южной Осетии и Грузии, на которых он возглавлял югоосетинскую парламентскую делегацию. «Когда мы подняли вопрос о геноциде, грузины сделали вид, что впервые слышат об этих событиях. Уверен, у Грузии гораздо больше материала по геноциду 1920г., чем у нас. Думаю, в советское время здесь архивы слегка подчистили и обработали», — отметил он.
Почему «от Они
до Душети»?
Несмотря на интересное содержание материалов и документов по геноциду 1920 года, имеющихся сегодня в архивах, объем их весьма скуден. По некоторым данным, опубликованные материалы о трагических событиях, о войне в 1920 г. в Боргустане были сохранены в архивах Ставропольского края. Но во время ВОВ архивы уничтожены немецкими фашистами. Об этом на конференции рассказал профессор, кандидат филологических наук Плиты Гацыр.
По его словам, вопрос геноцида 1920 г. в открытой форме не поднимался до существования СССР для сохранения «дружбы братских народов». Однако и после 90-х гг. этому периоду истории Осетии не уделялось должное внимание.
«В этот трагический год у каждого района и ущелья Южной Осетии была своя история. И один из основных центров этих событий — селение Рук, где была основана первая партийная организация и активно велась подпольная революционно-освободительная работа. Здесь впервые провозгласили советскую власть», — подчеркнул профессор.
В эти годы, как отметил Гацыр Плиты, в сельской школе с. Рук, по образовательной программе в неделю семь раз изучали грузинский язык и два раза осетинский. По мнению профессора, освободительная борьба в Южной Осетии была провозглашена слишком рано, так как в Северной Осетии сопротивление большевиков и меньшевиков было в самом разгаре.
«Такие революционеры, как Мате Санакоев, Чермен Беджазаты и другие лидеры понимали, что в освободительной борьбе Югу помощь не последует. Еще одним сигналом был факт, когда грузинские коммунисты узнав о намерениях осетинских революционеров на собрании в Руке, исчезли на второй же день без предупреждения», — отметил он.
Плиты Гацыр сказал, что в детстве знал свидетелей и очевидцев этих трагических событий, но в силу беспечности юности не записал их истории. Как рассказывали жители Нижнего Рука, грузинские агрессоры в село спустились по горе, дорогу эту знали только сельчане. Вскоре, как и остальные осетинские села, Рук горел, грузины не тронули только три дома, два Томаевых и один Дзерановых. Однако злой рок достиг возможных предателей, и когда в советское время проводили линию электросетей, два из этих трех домовладений загорелись. В селе поговаривали «Судьба сама наказала их и отомстила за пострадавших». Впрочем, несмотря на казалось бы очевидные факты предательства, никто из жителей села открыто не объявил их предателями, так как не было ни свидетелей, ни доказательств.
«Действия грузин в 1920 г. были бесчеловечны. Осетии никогда не восполнить ущерб и потери, нанесенные ей. Когда поднимаешься в сторону с. Едыс, на склоне находятся огромные камни. Один из революционеров Дзига Бежанов с ручным пулеметом, скрываясь за камнями перебил в одиночку грузинские отряды, которые направлялись в Едыс. Сегодня о нем никто ничего не знает», — отметил профессор. Свидетелей и очевидцев, когда Гацыр Плиты был студентом, было много, но никто не записал их истории.
Ученый поставил резонный вопрос — если населенные пункты Он и Душет не были в составе Осетии, то почему было принято решение — «власть от Они до Душети принадлежит Ревкому Южной Осетии» — известное постановление от 1920 года. В пример он привел и биографию известного осетинского писателя в старых изданиях, там написано, что «Сека Гадиев родился в Южной Осетии, Гудском ущелье, в с. Ганис», что доказывает — все эти территории входили в состав Южной Осетии.
Мадина БЯЗРОВА