/Геноцид на страницах периодики

Геноцид на страницах периодики

Рассказы очевидцев и факты зверства правительства Грузии глазами журналистов

Уничтожение по этническому признаку и изгнания осетин с родных земель в 1920 году, и события предшествовавшие геноциду осетинского народа и последующих лет, активно освещались на страницах югоосетинских периодических изданий того периода, — отметила глава Госкомитета информации и печати Южной Осетии Мария Котаева.

В Государственном архиве Южной Осетии сохранились подшивки газеты «Хурзарин» за 1928, 1929, 1930 и 1957 годы, выходившие на осетинском языке с латинским алфавитом. По словам главы информационного ведомства, за пять дней работы в архиве она собрала богатый материал, еще раз подтверждающий зверские преступления грузинского правительства.
«Приступая к изучению архивных документов и газет, я была убеждена, что в архиве не сохранились публикации, описывающие уничтожение осетин грузинскими вооруженными отрядами. После установления Советской власти Компартия получила монопольное право на неограниченный контроль во всех сферах. Большевистская пресса была полна пропаганды, основной идеей которой было социальное равенство и братство народов. СМИ проводили советскую идеологию, было не принято писать о проблемах межэтнических отношений. Газета «Хурзарин» не была исключением из правил и печатная пресса изобиловала пропагандистскими публикациями о жизни рабочего класса, сельском хозяйстве и т.д.», — говорит Котаева.
Касаясь геноцида, она напомнила, что действия, направленные на уничтожение национальной, этнической или религиозной группы, насильственное переселение, рассчитанное на уничтожение этой группы, и называется геноцидом. «В 1948 г. ООН официально признала геноцид международным преступлением. 20 сентября 1990 г. Юго-Осетинский областной Совет народных депутатов постановлением квалифицировал события 1920 г. как геноцид осетинского народа. В ноябре 2006 г. Народное Собрание Абхазии единогласно приняло резолюцию, признающую действия Грузии 1918-1920 годов геноцидом в соответствии с Конвенцией 1948 г. В июле прошлого года президент России Путин напомнил грузинским политикам о событиях 1920 года, обозначив их «геноцидом осетин». Однако сами грузины предпочитают смотреть на эти тяжкие преступления в свете классовой борьбы меньшевиков и большевиков», — отметила Котаева.
Она добавила, что осетины того времени целенаправленное уничтожение нации тоже рассматривали под углом меньшевистской борьбы, так как иного определения данным событиям они не знали.
«Само понятие «геноцид» возникло намного позднее, чем этнические чистки, а население сел и ущелий преимущественно было неграмотным, и разобраться в классификации преступления для них было сложно. Но, к моему удивлению, в «Хурзарин» того периода можно найти статьи, где детально описываются факты уничтожения осетин, опубликованы точные данные убитых женщин, мужчин и детей, количество угнанного скота, даже подсчитан ущерб разоренного народа. Немногочисленные, но говорящие материалы с громкими заголовками о геноциде осетин публиковались к восьмой годовщине разгрома Юго-Осетии», — подчеркнула она.
Например, в газете «Хурзарин» от 8 июня 1928 г. в публикации «Наша борьба была не зря» автор характеризует грузин более кровожадными, чем древние племена гуннов. Далее, по словам главы Госкомитета, идет описание сожженных деревень, убитых стариков и детей, разоренных подворий и украденного имущества, также автор подробно рассказывает и описывает не только июньские события 1920 г., но и издевательства предыдущих трех лет.
«На протяжении трех лет осетины были в руках грузинских меньшевиков. Разве мы забудем, как загоняли наших подростков и избивали их плетьми, как издевались над нашими женщинами? И если мы встали на защиту своей чести с мечами и топорами против револьверов и аэропланов, и даже потеряли нажитое годами имущество, все равно мы можем с гордостью сказать, что отстояли честь нации».
В статье «День борьбы и радости – 8 июня» под авторством Л.Санакоева, описываются аналогичные преступления. В публикации упоминается несколько грузинских вторжений, самое кровавое из них — вторжение грузин в Юго-Осетию 8 июня. По описаниям автора статьи, «борьба развернулась в ущельях от Джавы до селения Рук. Меньшевики были разбиты на нескольких высотах над Цхинвалом и Джавой. Нам удалось отнять у них оружие, пленных было 400 человек. Вечером 7 июня Цхинвал был под нашей защитой. 8 июня мы провозгласили Советскую власть по всей Юго-Осетии от Они до Душети. В это время грузинские меньшевики перекинули свои вооруженные отряды с Азербайджанского фронта и направили их в Юго-Осетию. Против одного осетина было выставлено 25 грузин. Повсюду полыхали осетинские деревни. Отряды осетинских бойцов были в смятении и бросились в горящие села, спасать стариков и детей. Мы стали отступать, так как на передовой не оставалось людей. Все задыхались от дыма, и гари. Невозможно было дышать. Из еловых лесов стекала смола. Последний бой дали осетинские отряды у сел Джер, Чимас, недалеко от места Багиата, и у подножия села Рук. После чего опустевшие села были разграблены, а прежние места проживания осетин были заселены грузинами из Имерети. Только в феврале 1921 г. осетины постепенно стали возвращаться в свои опустевшие села», — цитирует статьи того периода Котаева.
Еще одна статья в «Хурзарин» от 15 июня 1928 г. в статье «Черные дни 1920 года» автор Е. Цховребов пишет: «В то время как в Юго-Осетии камня на камне не осталось, грузинские помещики и вооруженные отряды уничтожили огнем все села. Убито – 387 мужчин, 172 – женщины, 110 – детей. При переходе через перевал погибло 1206 – мужчин, 1203 — женщины, 1734 – детей. Грузинское вооруженное вторжение унесло 4 812 жизней. Угнано крупного рогатого скота на сумму 988 тысяч советских рублей».
По словам председателя Госкомитета, в тексте приводится подробный подсчет нанесенного ущерба при учете угнанного либо же проданного за бесценок мелкого рогатого скота, домашней утвари, имущество и запасы урожая, и сумма ущерба составила 3 млн 317 тыс. 506 советских рублей.
«Хурзарин» от 18 июня 1929 г. в публикации, посвященной девятой годовщине Советской власти в Южной Осетии приводится текст телеграммы Николая Чхеидзе, представителя меньшевистского правительства Валико Джугели: «Тифлис. Главному в штаб. Дзауский отряд сражается отважно. Скоро доберутся до моего места пребывания. Мне надо наступать. Поспешите выслать из Тифлиса второй батальон. Надо начинать прорываться вперед. Вокруг нас пустые осетинские села. Местное население собралось в Кехви. Прошу разрешить мне поджечь села в округе. Если своевременно вышлете подкрепление, и аэроплан, я смогу идти в наступление. Цхинвал №126, 7 июня, Чхеидзе». Эта телеграмма была перехвачена юго-осетинскими партизанами.
«Советон Ирыстон» 1 декабря 1957 г. опубликовала воспоминания участников боевых действий 1919 г. Мария Котаева отметила, что в материале подробно указывается численность грузинских отрядов, их месторасположения, вооружение, как расстреливали мирных жителей оккупированных осетинских сел. Около 1500 грузинских вооруженных военных держали в оккупации села Дзау, Тонтобет, Гуфта. «Все издевательства над местными жителями партизаны видели из своих укрытий в лесах, где жили целый месяц. В этих рассказах перечисляются имена и фамилии партизан, активных участников боевых действий (Доменти Хугаев, Александр Джиоев, Кизо Тедеев, Гега Джиоев, Габо Цховребов, Татэ Джиоев, Васо Санакоев, Михака Санакоев, Писыр Карсанов, Михо Санакоев), есть детальные описания ожесточенных уличных боев у цхинвальского лесокомбината, где тогда были фруктовые сады. Парламент Южной Осетии дал политическую оценку событий 1918-1920 г. В тексте постановления упоминается, что количество погибших осетин 1920 годов составило 6-8% от всего населения Южной Осетии. Только в 1921 г. после установления Советской власти осетины, изгнанные грузинской властью, смогли вернуться в свои выгоревшие деревни. Нищие, потерявшие родных, детей, дома, они заново по крупицам налаживали быт. Последствиями геноцида стали тяжелые заболевания и голод», — сказала она.
Серьезные проблемы возникали и у осетин служащих в Красной Армии в составе грузинских дивизий в Батуми, Кутаиси и Тифлисе. В газете «Хурзарин» от 9.01. 1928 г. в статье Н.Гаглойти «О необходимости создания отдельной осетинской войсковой части» описываются сложные условия прохождения службы, так как югоосетинские призывники, не владеющие грузинским языком, вынуждены были проходить ее в полном непонимании.
«Осетины красноармейцы писали в военный комиссариат прошения прислать в грузинское отделение Красной Армии осетиноговорящих военруков. К тому времени в рядах Красной Армии начинали формировать отдельные национальные батальоны. На короткое время удалось создать на базе первого грузинского полка отдельную осетинскую часть в составе 200 бойцов, которые проходили службу на родном языке. Позднее на Конференции в Кутаиси постановили: читать-писать осетинскому красноармейцу только на грузинском языке; служить в рядах армии и общаться только на грузинском языке; политобразование осетинский красноармеец может начинать на осетинском языке с постепенным переходом на грузинский язык. А тех призывников, которые не владеют грузинским языком не принимать на кадровую войсковую службу», — отмечалось в статье. Автор пишет, что югоосетинские призывники не раз наказывались за попытки говорить на осетинском языке, и даже отправляли под арест в качестве наказания.
Мария Котаева считает, что власти Грузии произвели геноцид осетин, который прослеживается в физическом истреблении нации, насильственном переселении с родных мест, культурном геноциде, в частности, в навязывании чуждого языка взамен запрета родного.
«В публикациях тех лет журналисты писали, что «эти решающие бои останутся в памяти потомков, как последняя война». Они не могли предположить, что эти события станут началом длительных войн», — заключила глава информационного ведомства.
Алена ДЖИОТЫ