/Война 2008 года для многих началась гораздо раньше 8 августа

Война 2008 года для многих началась гораздо раньше 8 августа

Августовские события 2008 года в Южной Осетии, которые Грузия нарекла операцией «Чистое поле» – война, которая удивила солдат, прошедших Афганистан, Вьетнам, Чечню жестокостью и многообразием используемого вооружения, начиная от кассетных бомб и заканчивая САУ, Град и т.д. 08.08.08 стала отправной точкой ведения боевых действий на совершенно новом уровне, которую мы наблюдаем сегодня и на Украине.

Старшему сержанту Отряда милиции особого назначения МВД РЮО, а ныне капитану, командиру 3 взвода мотороты Якову Бибилову тогда был 21 год. Бибилов считает, война началась не 8 августа, а гораздо раньше. Рассказывая об августовской войне, он отметил, что целесообразно напомнить и о событиях, предшествовавших войне: провокации с грузинской стороны, обстрелы и организованные на территории РЮО теракты. Задолго до 8 августа началась целенаправленная масштабная эскалация конфликта.

Жертвами терактов, организованных в 2008 г., стали десятки осетин
Месяцами ранее, до начала Пятидневной войны, в с. Дменис Цхинвальского района и в близлежащих к нему селах Кохат, Сарабук и т.д. грузины периодически совершали теракты и провокационные обстрелы установленных там осетинских постов.
В апреле Якова Бибилова с четырьмя сослуживцами прикомандировали к Дменисскому отделу РОВД для усиления позиций в районе. Так как Яков и еще два омоновца были родом из с. Дменис, они несколько месяцев не выезжали в город. Основная задача, поставленная перед омоновцами – охрана территории и проверка на наличие оружия или взрывчатых веществ у лиц, въезжавших в села. Днем, по словам собеседника, бывало спокойно, но по ночам грузины запускали осветительную ракету и открывали провокационную стрельбу.
«Когда провокаторы приближались к посту, мы тоже открывали огонь. Практически у каждого села выставили посты, наш был расположен на дороге у с. Кохат. В результате перестрелок на посту у с. Сарабук несколько раз ранения получали сотрудники МВД. Помню, как после очередного обстрела поста, пришли представители ОБСЕ. Осмотрев пост, они нас же и обвинили, заявив, что мы сами провокаторы, обстреляли свой пост и сваливаем на грузинскую сторону. Представляете? А как-то задержали отряд грузин, пытавшихся пересечь село, и привезли в город. Это были грузинские миротворцы, и их отпустили. Но вопрос, почему они, будучи миротворцами ССПМ, пытались войти в село без представителей других сторон, к ним, естественно, возник», — вспоминает очевидец.
Однако жажду крови грузинские фашисты не могли утолить провокациями, в начале лета республику захлестнула волна террористических актов. К сожалению, не все удалось предотвратить, жертвами стали десятки людей. Бибилов рассказал нам о серии актов террора в Цхинвальском районе.
«Один из терактов произошел в конце июня. Мы возвращались домой после дежурства. Нам позвонил начальник отдела Дменисского РОВД Нодар Бибилов и попросил вернуться, чтобы проверить подозрительного армянина, который вез телевизор в грузинское село Ванат для сельской администрации. Нодар приказал привезти в отдел и армянина, и телевизор. Сотрудники осмотрели телевизор, все было нормально», — поделился Бибилов.
Он вернулся домой, и через полтора-два часа услышал взрыв, но не придал значения, пока встревоженная бабушка не сообщила: в селе что-то случилось.
«Сердце екнуло, и я побежал в сторону отдела милиции. Заложенная в телевизоре дистанционная бомба разнесла отделение. Два сотрудника РОВД Сева Малдзигов и Вальтер Алборов скончались на месте, а Нодара Бибилова отбросило волной, тогда он выжил», — отметил омоновец.
Через несколько дней после этого случая они предотвратили еще один теракт. К посту привезли колеса для машины, якобы их должен был забрать кто-то из дменисских парней. Наученные горьким опытом, сотрудники МВД заподозрили неладное и приказали оставить их в поле на расстоянии 500 метров. Действительно, через короткое время покрышки взорвались.
Но больше всех нашего собеседника шокировал теракт, устроенный во дворе дома Нодара Бибилова. Бомбу на этот раз подложили в туалет.
«Нодар жил близко к нам. Рано утром меня разбудил сильный взрыв. С сестрой подумали, что у соседей взорвался газовый баллон. Пока бежал, прозвучал второй взрыв. Я подбежал к Нодару, бомба разорвала его на части, не было ни ног, ни рук, но сердце билось. Я попытался привести его в сознание, бил по щекам. Нодар открыл глаза, но не уверен, что узнал, отключился от болевого шока. Так как огонь опалил раны, крови много не было. «Скорая помощь» доехала быстро, его привезли в больницу еще живым, но скончался там. Наверное, и теракт, устроенный в отделении РОВД, был адресован Нодару Бибилову. Даже когда его хоронили, грузины обстреляли село кассетными бомбами, но цели они не достигли, упали в поле», — поделился воспоминаниями Бибилов.

Знали, что будет война, но о масштабах даже не догадывались…
5 или 6 августа по рации передали, что в результате перестрелки на посту у с. Сарабук ранен сотрудник. Чтобы не терять время, раненого везли в Дменисскую школу, куда должна была подъехать машина «Скорой помощи».
«Мы решили прийти на помощь коллегам и с врачами «Скорой помощи» направились в Дменис. Почти доехали, как село начали обстреливать залпом гаубицами. В результате обстрела были разрушены дома, но в школу ни один снаряд не попал. Мы укрылись в овраге, а после вернулись на свой пост, и не покидали его до 8 августа. 7 августа начался массированный обстрел Цхинвальского района. В ночь на 8 августа пост обстреливали целенаправленно и нам пришлось укрыться неподалеку в окопах. Грузинская армия стреляла уже постоянно и беспорядочно, сменяя мелкокалиберные на крупнокалиберные. Мы видели, как в Дменис запылали дома, а ведь там находились наши семьи, у меня — мама и бабушка, папа работал в Минобороны, стоял на посту. Телефоны были разряжены и мы ни с кем не могли созвониться», — рассказывает Бибилов.
Офицеры по рации связывались с городом, просили о подмоге, но в Цхинвале обстановка была еще хуже.
«Мы не владели информацией, думали, что война идет только в нашем районе, не знали, что грузины вошли на территорию республики со всех сторон. Офицеры по рации связались с центром, попросили подмогу. Но им объяснили, что в Цхинвале разразился настоящий ад и сказали продержаться, пока российская военная авиация не подоспеет на помощь», — сказал он.
Обстрел, конечно, был массированный, но они не думали, что численность грузинских войск в Дменисском направлении будет до 1 тыс. пехоты. Они ждали, пока грузины подойдут поближе, чтобы открыть огонь. Ждать пришлось несколько часов, грузины долго стреляли издалека.
«А потом мы увидели не отряд грузин, как ожидали, а целое войско. Впереди грузинской армии шла пехота, несколько БМП прикрывали ее. У нас не было ни техники, ни должного вооружения, — отстреливались автоматами. Под Сарабуком стояли миротворцы, им передавали координаты, и они стреляли по врагу. Тогда грузины усилили артобстрел. Мы заняли очень плохую позицию, так получилось, что оказались под двойным шквалом огня. К утру Дменис, Сарабук, Кохат и другие села были заняты грузинами», — рассказал наш собеседник.
Собралось около 18 ребят из разных силовых структур, ОМОН, МВД, Минбороны. Офицерам по рации сообщили, что часть грузинских войск идет через с. Джер, их цель — Рукский тоннель.
«По рации офицеры приказали нам покинуть позиции, они решили организовать оборону у с. Гвриа, чтобы перехватить врага и не пропустить к Рукскому тоннелю», — пояснил он.
В Гвриа Бибилов встретился с матерью и бабушкой и отправил их в Северную Осетию. Со слов родных он рассказал о том, что когда начался сильный обстрел села, мама и бабушка Якова хотели укрыться в безопасном месте и наткнулись на грузинских солдат. Грузины увидели их и выстрелили в воздух, чтобы напугать. Женщины убежали и вместе с другими односельчанами укрылись у российских миротворцев. Позже к миротворцам обратились грузины, чтобы выдали беженцев. Но российские миротворцы защитили их.
В Гвриа, впопыхах организованный отряд из разных структур прождал агрессоров сутки, но они так и не появились.
«С 10 на 11 августа мы приступили к работе — следили за правопорядком, т.к. в селах появились мародеры. После работали и в созданных совместных маневренных группах. Через неделю я вернулся на работу в ОМОН», — завершил свой рассказ наш собеседник.
Яков Бибилов удостоен государственных наград, медалей: «Защитнику Отечества», «За службу на страже мира в Южной Осетии», «За доблесть в службе».
Мадина БЯЗРОВА