/Безупречный правовой акт и героизм народа: 30 лет назад в Южной Осетии прошел референдум о независимости

Безупречный правовой акт и героизм народа: 30 лет назад в Южной Осетии прошел референдум о независимости

Тридцать лет назад в Южной Осетии прошел исторический референдум, определивший не только этапность действий национального движения народа, легитимных органов государственной власти и дальнейшее развитие молодой республики — референдум определил судьбу государства и народа, и эта дата является, пожалуй, самой знаковой в истории южных осетин.
…Утро 19 января 1992 года выдалось на редкость холодным, стояли настоящие крещенские морозы, не столь часто случающиеся в этих краях. Казалось, высшие силы испытывают народ Южной Осетии на прочность: Цхинвал периодически обстреливался из всех видов оружия, часть сел в районах была блокирована грузинскими бандформированиями и зима выдалась суровая, а в домах не было ни света, ни тепла.
Привычная для цхинвальцев канонада в то крещенское утро усилилась — грузины заняли Присскую высоту. Но на улицах Цхинвала было многолюдно: пережидая обстрелы, прячась за стенами зданий, народ спешил к выборным участкам.
1. Число граждан, получивших бюллетени для голосования – 53441
2. Число граждан, принявших участие в голосовании (устанавливается путем подсчета бюллетеней, находившихся в ящиках для приема бюллетеней) – 53441
3. Число граждан, ответивших «да» – 53308
4. Число граждан, ответивших «нет» – 48
5. Число бюллетеней, приз-нанных недействительными – 85.
99 процентов из 73 процентов жителей Южной Осетии, принимавших участие в голосовании, ответили утвердительно на оба вопроса референдума:
1. Хотите ли Вы, чтобы Южная Осетия была независимым государством?
2. Хотите ли Вы, чтобы Южная Осетия была в составе России?
Если не знать обстоятельств, при которых проводилось голосование, то цифры сухой статистики вряд ли что-то скажут будущим поколениям, исследующим новейшую историю Южной Осетии, кроме абсолютной легитимности референдума. Между тем эти цифры являются показателем массового героизма жителей республики всех национальностей: осетин, грузин, армян, русских, украинцев, евреев. И показателем гражданского мужества тех, кто основал республику мощью интеллекта, создав безупречную политико-правовую базу.
Несмотря на политико-право-вой хаос, связанный с распадом СССР, акт народного волеизъявления был проведён в соответствии с законом «О порядке выхода союзной республики из состава СССР».
Этот закон был принят Верховным Советом СССР в апреле 1990 года и его принятию способствовали процессы, происходящие с середины 80-х годов на огромной территории казавшегося «нерушимым» союза республик: во многих из них усиливались сепаратистские настроения. В том числе и в Грузии, где нарастал не просто сепаратизм — набирала силу идеология агрессивного нацизма в его самых отвратительных проявлениях.
По Конституции СССР все республики, входящие в него, считались суверенными государствами, за каждой из которых конституцией закреплялось право выхода из состава СССР, но в законодательстве отсутствовали правовые нормы, регулировавшие процедуру этого выхода. В принятом в апреле 1990 года законе был прописан сложный механизм выхода республики, предусматривающий целый спектр вопросов — политических, правовых, экономических.
Решение о выходе союзной республики из СССР , по закону, могло быть принято свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума. Для республик с автономными образованиями и местами компактного проживания разных народов на их территории предусматривалось проведение референдума отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохранялось право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно правовом статусе. Согласно этому же закону, по истечении пяти лет с момента проведения первого референдума, должен был быть проведен еще один референдум — подтверждающий или опровергающий результаты первого.
Первый референдум, всесоюзный референдум о сохранении СССР — единственный за всю историю существования СССР всесоюзный референдум состоялся 17 марта 1991 года. Из 15 союзных республик участие в нем приняли 9. Среди отказавшихся от участия в референдуме — Грузия. Референдум был проведен в Абхазии и Южной Осетии.
В Южной Осетии референдум о сохранении СССР был проведен в сложнейших условиях: большинство районов были блокированы грузинскими бандформированиями, республика была лишена энергоносителей, даже печатать бюллетени пришлось в Северной Осетии. Для проведения референдума был создана специальная комиссия, которую возглавил Юрий Дзиццойты (эта же комиссия проведет в последствии референдум о независимости). Волеизъявление народа произошло на всей территории Южной Осетии, включая грузинские села, неподконтрольные бандформированиям. В голосовании приняло участие около 76 процентов всего населения республики — почти 99 процентов высказались за сохранение Советского Союза.
Следующий референдум, предусмотренный законом через пять лет не состоялся — три человека в Беловежской пуще разрушили великую страну вопреки волеизъявлению большинства ее жителей, ввергнув народы, ее населяющие, в войны, сломав судьбы миллионов людей. Южные осетины могли быть похоронены под обломками рушившейся империи, если бы не решительные и безупречные действия тех, кто определял тогда судьбу государства.

Референдум 19 января 1992 года, по словам Юрия Дзиццойты, нельзя рассматривать вне контекста исторических событий конца 80-90-х годов 20 века на всей территории бывшего СССР, событий в Грузии и в самой Южной Осетии того периода, и рассматривать отдельно от референдума марта 1991 года.
«События развивались стремительно и трагически: в декабре 1991 года была Беловежская «сходка». Оставался всего лишь месяц для подготовки референдума. Именно референдума. Решения Верховного Совета в этом судьбоносном вопросе исключались — такие решения можно легко отменить, а итоги референдума может отменить только повторный референдум — то есть, непосредственно сам народ. К этому времени не было еще другого правового поля на всем постсоветском пространстве», — говорит председатель комиссии по референдуму. В 1989-1990 гг. Верховный Совет Грузии, отменивший все законодательные акты, принятые после февраля 1921 года, полностью разрушил имевшуюся правовую базу тезиса о «территориальной целостности Грузии» в административных границах бывшей Грузинской ССР, в том числе по отношению к Южной Осетии.
«С Грузией наши пути разошлись еще по итогам референдума марта 1991 года. Разошлись и в политическом и в правовом поле. Мы остались в составе СССР, проведя референдум по закону, они вышли из Союза в обход существовавшего законодательства и норм международного права. Более того, Грузия еще в 1990 году односторонне отменила советские законы, практически выйдя из правового поля СССР до юридического распада страны, и таким образом, не стала правопреемником ГССР. В январе 1992 года Грузия не была признана и непризнанными ООН бывшими республиками СССР, и, наконец, на тот момент там не было даже легитимного руководства. То есть налицо самопровозглашенное путем сепаратистских действий государство, в составе которого мы уже не находились», — подчеркнул Дзиццойты.
Трудно переоценить историческую миссию комиссии по проведению референдума. Ее члены проявили настоящий героизм, несмотря на сложнейшие условия сопротивление определенных лиц в самой Южной Осетии, действия грузинского лобби в Москве — референдум был проведен безупречно с правовой точки зрения и на высочайшем организационном уровне. Итоги референдума легитимны на всех этапах, включая завершающий. По закону в течение десяти дней результаты голосования должны быть опубликованы в прессе. Газеты тогда в связи с энергетической блокадой не выходили. Из больницы на несколько часов перевезли «движок» в типографию и напечатали тираж газеты с итогами референдума.
«Приведу такой вопиющий факт, когда в Северной Осетии печатали бюллетени для референдума — изменили вопросы. Вопросы формулировал Верховный Совет Южной Осетии и менять их никто не имел право, пршлось печатать заново. Прежние были уничтожены, хотя пару экземпляров для истории мы сохранили.
Ну и главный фактор воздействия — военный. Перед референдумом и непосредственно 19 января были массированные обстрелы, захватили Присскую высоту над Цхинвалом. Ужесточили террор и по всей республике. Следует отметить героизм членов районных отделений комиссии по проведению референдума, находившихся на осадном, военном положении… Например, из Дменис, до которого из Цхинвала по прямой двадцать минут езды, за бюллетенями ездили в объезд через Джерский перевал в Дзау, оттуда по Зарскому перевалу — в город. Полдня в дороге, и таким же объездным маршрутам привозили уже результаты голосования. Зарплату члены комиссии не получали, наоборот, приносили из дома продукты, чтобы была возможность перекусить, и дрова — тот январь был очень холодным», — вспоминает Дзиццойты.
Имена членов комиссии должны стать известны, а каждый из них достоин высших государственных наград. Не меньший героизм проявили и жители республики, принявшие участие в голосовании — прийти на участок было сопряжено с риском для жизни — и в самом обстреливаемом городе и в блокированных грузинскими бандформированиями районах.
Как говорит Дзиццойты, участие в референдуме приняли и жители неподконтрольных боевикам грузинских сел, и, судя по результатам голосования — 99 процентов «за» по обоим вопросам — большинство из них проголосовали за суверенитет своей республики: «Я благодарен всем, кто принял участие в референдуме, даже тем, кто голосовал против»,- говорит председатель комиссии по референдуму».
По словам Дзиццойты, два вопроса референдума о суверенитете и вхождении в состав России не противоречат друг другу, так как Россия расценивалась, как правопреемник СССР, в том числе и в ООН.
«То, что ельцинская Россия не стала таким правопреемникам по многим, в том числе и ключевым вопросам- другая тема, тогда, в 92 нельзя было предвидеть многого. В состав Российской Федерации можно было входить только, как самостоятельное государство. Поэтому вначале нужно было окончательно определить свой правовой статус в новых исторических реалиях, а уже потом с течением времени при определенных условиях можно было ставить вопрос о вхождении в состав России. Итоги референдума 19 января 1992 года по сей день имеют полномочную юридическую силу по всем нормам международного права», — говорит председатель комиссии по референдуму.
Итоги референдума 19 января 1992 года стали основополагающим документом для принятия Акта о независимости 29 мая 1992 года и правовой базой для признания Россией независимости Южной Осетии 26 августа 2008 го