/Афганистан: всегда есть, что рассказать и о чем умолчать

Афганистан: всегда есть, что рассказать и о чем умолчать

От Саланга и до Бамиана лезли мы по тропам в облака
Сквозь рассветы алые, как раны 345-го полка.
(В. Верстаков)

День воинов-интернационалистов – 15 февраля, ознаменован выводом советских войск из Афганис-тана в 1989 г. В числе 650 тысяч военнослужащих Советской Армии – более 200 представителей Юж-ной Осетии воевали в Афгане, проявив мужество и воинскую доблесть.

Одним из элитных и известных подразделений во время Афганс-кой войны был 345-й гвардейский парашютно-десантный полк. В рядах легендарного полка сражался и герой материала, наш соотечественник — Сослан Кочиев, которого не призвали на срочную службу вовремя, и семья была удивлена, когда повестка пришла весной 1981 года на его двадцатилетие. С детства Сослан был наслышан — мужчина обязан отслужить в срочке и принял повестку как должное.
«Мать очень переживала. Я предрек будущее, сказав матери, что по росту подхожу в десантные войска и, скорее всего, меня отправят в Афганистан. Так и вышло», — вспоминает Кочиев.
Из военкомата в Фергану
На медкомиссии в военкомате его признали непригодным из-за проблем со слухом. Но с призывниками был еврей, которого хотели родители «отмазать» от армии. Вместо него призвали Сослана и определили в стройбат. Он и сегодня с гордостью вспоминает, как в Тбилиси распределяли их в воинские части. Более двухсот призывников выстроили в ряд. Когда очередь дошла до десантников, определенных в Фергану, вперед вышли десять грузин. Генерал, тоже грузин, недовольно посмотрел на них и буркнул: «Какие из них десантники, а ну-ка в строй», и сам стал выбирать из новобранцев. Первым генерал приметил Кочиева.
«Меня гордость охватила, когда из 10 выбранных генералом десантников 7 оказались осетинами. Я из ребят знал только Алана Дзигоева и мы настояли, чтобы нас не разделили. В пути в Фергану нас сопровождал прапорщик. Из боязни, что ребята могут дезертировать, он расписал город и службу в десанте в «розовых тонах». И только на месте нам сказали, что полгода нас подготовят, а после отправят в Афганистан», — рассказал он.
Во время учений заметили, что Кочиев плохо слышит и направили его в полковой медпункт. Там служили дембеля, но приняли Кочиева как равного, вместе сидели по вечерам, пели песни под гитару. Кто был в армии, знает, что дружба между призывником и дембелем – нонсенс, но Сослан очень сдружился с Валерой Борисовым из Брянска и его другом Гусевым. Как-то привезли новобранцев, а они по правилам на складе скидывают «гражданку» и одеваются в военную форму. Дембеля взяли с собой Кочиева, прокрались в склад, нашли гражданскую одежду и ушли в самоволку.
«Пока мы были в самоволке, сменили командира полка. Он обходил полк и знакомился с подчиненными. Вернувшись в склад ПМП, мы узнали новость. Я быстро переоделся, а другие ребята второпях не могли найти штаны. Командир зашел в склад, смотрит ребята без штанов. Он сразу смекнул, в чем дело, подошел к одному — «дыхни», к другому… Я был в форме, немного надвинул козырек и меня он не заподозрил, а ребят отправил на гауптвахту и приказал первым же рейсом отправить в Афганистан», — смеясь, поделился Сослан. В это время поступил приказ направить всех прибывших полгода назад, в Афганистан, кроме обслуживающего персонала. Алана Дзигоева и других ребят посадили на борт. Провожая их, Кочиев пообещал, что поедет следующим рейсом.
«Алан меня уговаривал, если не берут, не лезть на рожон, но я свое слово сдержал. Через две недели 27 ноября с Борисовым и Гусевым я летел в Афганистан», — отметил Кочиев.
В первый день в Афганистане их распределили. Пока Кочиев был в Фергане, был наслышан об Афганистане и вроде рассказы совпадали с действительностью, но в голове он представлял иную картину, реальность была куда суровее. Меньше всех повезло Борисову, его определили в 8 роту, которую солдаты прозвали «проклятой». Не было боя, чтобы рота не вернулась без потерь. Все сторонились этой роты, новобранцев пугали ей.
«Был случай, когда фельдшера 8 роты должны были отправить утром домой, а вечером рота шла на задание. Фактически фельдшер был гражданским, но сам решил в последний раз помочь сослуживцам. Во время боя ему в голову попала пуля ДШК и разнесла голову», — вспоминает наш собеседник. Сослана Кочиева определили в первую роту, а через две недели перевели в разведроту.
Осетины были на особом почете в Афгане
По приезду его завели к начальнику штаба первой роты, подполковнику. Кочиев доложил о себе, и когда речь зашла о национальности, подполковник поднял голову и впервые взглянул на солдата: «Сынок, ты хоть понимаешь, представителем какой нации являешься?». Он задумался, постучал карандашом по столу и сказал: «Надеюсь, будешь достоин своей нации и не опозоришь ее». Подполковник к осетинам относился с особым уважением. По его словам, с ним в военном училище учились ребята разных национальностей, среди них два осетина, и им не было равных, он восхищался ими. Подполковник подчеркнул, что и после училища он встречался с осетинами и все были мужественные.
Когда Кочиева перевели в разведроту, по его словам, ночью местные банды обстреливали друг друга и разведрота оказывалась под шквалом огня.
«Как-то я стоял на посту. Было очень холодно, а неподалеку от поста всегда горел костёр, под бочкой с водой, чтобы всегда была теплая вода. Я посматривал в сторону костра, но более получаса не решался оставить пост. Смотрю, на большой скорости едет тяжелая техника, создавая неимоверный гул. Понадеявшись, что при таком шуме никто не заметит, я решился. Успел отойти от поста три-четыре шага, как со страшным шумом, прямо через пост что-то пронеслось и позади себя я услышал грохот. Все выбежали из казармы. Я в шоке посмотрел назад и увидел лежащий БТР, который на пути разнес все. Оказывается, танк на большой скорости подрезал БТР, у него отлетело колесо, и ребята не справились с управлением. Если бы я не нарушил устав и не ушел с поста, мокрого места бы не осталось от меня», — пошутил Кочиев.
В Афганистане из Южной Осетии с ним воевали герой Осетии 1990-х годов Геннадий Джабиев, Алан Дзигоев, Юрий Маргиев, Василий Икаев, Давид Мациашвили, Александр Плиев и др. Старшина роты, узнав, что он осетин, стал относится к нему с особым уважением и выделял его. Кочиев недоумевал, с чем связано такое внимание, но ему объяснили, что в роте есть осетины Александр Плиев, Юрий Маргиев и Василий Икаев, которые были на особом счету.
Кочиев спас всю роту, благодарность за это – извинения офицера
Со временем Кочиев привык к происходящему. Во время боевых операций он показал себя опытным бойцом и стал старшим разведчиком в роте. В разведроте было три взвода и на задания они шли по дежурству, все остальные сменяли друг друга, но Кочиев участвовал во всех операциях. Однажды полк вышел на боевую операцию в кишлак, впереди шла разведрота. По дороге Кочиев обратил внимание старшего лейтенанта на двух мужчин, у которых глаза подозрительно бегали. Но он сказал, что это мирные жители и рота зашла в глубь кишлака.
«Когда рота проходила под виноградниками, их окружили душманы и начали обстреливать. Все легли на землю, лейтенант вызвал подмогу, но пока бы она добралась, ребят бы перебили. Мы не могли понять, где душманы. Тогда я с Иваном Акуловым решили сделать отвлекающий маневр, проползли вперед, побежали и вызвали на себя огонь. Офицер крикнул: «стоять, обратно». Но мы добежали до дома и стали отстреливаться оттуда. Благодаря этому рота выбралась из окружения. Но так как приказа не было, меня не представили к награде», — рассказал Кочиев.
Позже Кочиев и Геннадий Джабиев заболели гепатитом попали в госпиталь. Офицер пришел туда навестить Кочиева, извинился и отметил, что был неправ по отношению к нему. Сослан Кочиев рассказал еще много интересных историй о боевых действиях в Афганистане, на которых не хватит газетных полос, но все они доказывают — осетины достойно выполнили воинский долг в Афга-нистане.
Мадина БЯЗРОВА