/Анатолий Бибилов: «Произошедшее в Нагорном Карабахе воспринимают в Южной Осетии как трагедию»

Анатолий Бибилов: «Произошедшее в Нагорном Карабахе воспринимают в Южной Осетии как трагедию»

Последние пару недель на международной политической арене произошли значительные события. Весь мир наблюдал за военными действиями в Нагорном Карабахе и политической борьбой Трампа с Байденом за пост Президента США

Президент Анатолий Бибилов в эксклюзивном интервью газете «Южная Осетия» рассказал о проблемах и трагедии Нагорного Карабаха, и поделился прогнозами по поводу ситуации в США.

— Подписание трехстороннего соглашения между Арменией, Азербайджа-ном и Россией, объявление о прекращении боевых действий, ввод миротворческих сил России, создание совместного российско-турецкого центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе, массовые протесты в Ереване… — цепь событий, происходящих в последнее время вокруг нагорно-карабахского конфликта. Анатолий Ильич, как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию в Нагорном Карабахе, а также ввод миротворческих сил России?
— Нагорный Карабах и Южная Осетия являются братскими республиками, в этом направлении у нас подписан ряд соглашений. И то, что произошло в Нагорном Карабахе для меня, как для Президента Республики Южная Осетия — трагедия. Уверен, такое же отношение у жителей Южной Осетии, потому что, повторю, отношения югоосетинского народа с населением Арцаха всегда были дружественными. Мы всегда участвовали в праздничных мероприятиях, сопереживали событиям в Нагорном Карабахе, который в свою очередь радовался нашим достижениям. Поэтому история Арцаха для меня действительно трагедия. Историю нагорно-карабахского конфликта еще долго будут изучать политологи и эксперты, не только Арцаха, Армении, но и мира.
Ввод миротворческих сил России был остро необходим. Однозначно, если бы не вмешательство России, то народ Нагорного Карабаха понес бы еще большие, невосполнимые потери — это мое видение, как военного человека и политика, учитывая произошедшее за полтора месяца. Уверен, что, если бы стороны своевременно сели за стол переговоров и обсудили эти вопросы с Россией, с мировым сообществом, думаю, картина была бы совершенно другая. Однако самое главное сейчас то, что с вводом миротворческих сил России люди больше не будут погибать, и не только военнослужащие и ополченцы, но и мирные жители — дети, женщины и старики.
Что касается массовых протестов в Ереване… Я думаю, требования протестующих — отказ от соглашения — уже невозможно выполнить. Надо было раньше думать — подписывать или не подписывать этот документ, или какие-то другие шаги должны были быть предприняты ранее. Соглашение, без сомнения, будет реализовываться, и российские миротворцы будут выполнять функции, возложенные на них. Ответственность, которую возложила на себя Россия будет выполнена.
На самом деле подоплека всего этого заключается в том, что, если то или иное государство меняет внешнеполитический вектор развития, тогда необходимо ожидать и ветра перемен.

И здесь все зависит насколько далеко смотрит руководство Армении, насколько оно оценило изменение вектора своей внешнеполитической деятельности, насколько просчитало, что может быть в том или ином случае. Думаю, в этом плане руководство Армении должно было определиться, чего оно хочет, куда ведет народ, и какие последствия могут быть. Россия соглашения в рамках Евразийского союза и договоренности, подписанные с Арменией, выполняет в полном объеме и военный контингент, дислоцированный в Армении исполняет свои обязательства.
Поэтому, какие шаги могут быть предприняты далее, зависит от народа и руководства Армении. Арцахский вопрос — это долгоиграющая трагическая композиция, которая еще будет звучать.
— Эрдоган не скрывает своего вмешательства в нагорно-карабахский конфликт. Какова истинная роль Турции в этом конфликте и политические амбиции Эрдогана?
— Политические амбиции Эрдоган не раз озвучивал он сам, тут ничего придумывать не надо. Он сторонник Империи и красноречиво говорит об этом. Другое дело — стратегические отношения между Россией и Турцией, о которых тоже надо помнить. Ошибочно мнение, что благодаря помощи Азербай-джану сегодня стратегическое превосходство в Закавказье и в целом на Кавказе у Эрдогана — это не так. Есть без сомнения рычаги, которые используются, чтобы соблюсти некий паритет. Ведь и в самой Турции тоже неспокойная ситуация и клинч с Евросоюзом будет иметь определенные последст-вия. Поэтому Эрдоган будет думать, как ему выстраивать отношения с Россией, с Евросоюзом.
Поэтому и открыт совместный центр по нагорно-карабахскому конфликту, где ответственным, по нормализации отношений с одной стороны выступает Турция, а с другой — Россия. По-другому в принципе быть не может, если даже провести параллели с осетино-грузинским конфликтом, гарантом того, что Южная Осетия выполняла взятые на себя обязательства была Россия, а гарантом Грузии — Евросоюз, США и т.д. Есть много примеров, что Россия всегда выполняла свои обязательства – это Сирия, Южная Осетия, Абхазия…
В данном случае до конца верить определенным каким-то заявлениям и гарантийным обязательствам тоже тяжело, но в любом случае, сделанный шаг на данном этапе развития событий был единственно верный и необходимый, чтобы остановить кровопролитие. У России большой опыт миротворческих операций и одна из главных миротворческих миссий на постсоветском пространстве была в Южной Осетии. Успешные миссии были в Югославии, Абхазии, Сирии. По примирению сторон у России тоже есть опыт, который, уверен, принесет пользу и Арцаху, и в целом ситуации в Закавказье.
— О ситуации на Южном Кавказе… несет ли она угрозу для Южной Осетии? И говоря об угрозах, недавно в Грузии прошли парламентские выборы, следует ли ожидать активизации грузинских властей на нашем направлении?
— Абсолютно уверен, ситуация, сложившаяся в Закавказье никакой угрозы для Южной Осетии, не несет. Республика Южная Осетия — признанное государство, гарантом безопасности которого является Россия. В договоре между РФ и РЮО четко прописано, что нападение на одну из сторон будет расцениваться как нападение на вторую сторону. Иначе говоря, если Грузия примет какие-то действия против Южной Осетии, то они будут восприняты как нападение на Россию, и в таком случае последует соответствующая реакция.
Что касается активизации Грузии, вы знаете, Грузия не изменит своего отношения к Южной Осетии, пока к власти не придут люди, которые реально оценят ситуацию и политическую, и географическую, а также право нации на самоопределение. Должно быть понимание, что в свое время Осетию разделили на две части, потому что руководству СССР было удобно для управления, чтобы Южная Осетия была в составе ГССР, именно по географическому положению. Это было в рамках одной страны. Повторюсь, Южная Осетия не была изначально составной частью Грузии, а при СССР была насильственно разделена с Северной ее частью и вошла в состав ГССР. И только, когда грузинские политики это осознают, то агрессивно шовинистское отношение Грузии отпадет. Важно с их стороны осмысление процессов, которые произошли, какие преступления были совершены Грузией по отношению к осетинам, начиная с 1920 г. — геноцида осетин и, заканчивая событиями 2008 г. Главное понимание, что Грузия и Южная Осетия всегда будут соседями, а соседи должны жить в мире и добре – это должно войти в разум грузинского руководства и тогда агрессивное, фашистское отношение к осетинам уйдет в небытие и добрососедские отношения наконец получат какой-то импульс.
— Анатолий Ильич, в завершение, хотелось бы узнать Ваше мнение о выборах президента США, а конкретнее на вопрос, которым сегодня задается весь мир — чего следует ожидать от Байдена, если его победа будет подтверждена в суде?
— Знаете, этот вопрос встает всегда, как только в Америке проходят выборы. Но политика США не меняется уже столько времени, ранее по отношению к СССР, а сейчас и к России. И не важно кто будет президентом, политика не будет меняться. Всегда рассматривались вопросы уничтожения, или ослабления России, а никак не вопросы реального сотрудничества и партнерства. Не при Трампе ли США вышли из договора по РСМД. Ну что хорошего?!
Байден однозначно более радикальный по отношению к России. Сказать, что что-то изменится …вполне возможно, что изменится, но только не в хорошую сторону. Байден из круга политиков США, всегда предлагающих какие-то радикальные шаги против России и ее сторонников, т.е. тех, которые не соглашаются с политикой Америки. Однако посмотрите даже на примерах, куда бы не вошла Америка с миротворческой миссией или с другими целями, там всегда война, хаос, убийства, теракты — это Сирия, Ливия, Иран, Ирак. Вьетнам, удары по Югославии. А куда входила Россия с миротворческой миссией, там всегда развитие, к примеру, Южная Осетия, Абхазия, Сирия. США нападают или входят туда, где есть ресурсы и вытаскивают все добро оттуда. Возьмем Афганистан. Да, СССР воевал, но он строил школы, дороги и т.д. А что сделала Америка? Пришла и дальше рушит, ничем не помогла, кроме оружия — «убивайте друг друга, а мы вам поможем», — вот это политика США.
Есть анекдот такой: Советник президента США приходит к президенту и говорит: — Мы нашли нефть.
— Очень хорошо, а почему мы не добываем эту нефть? – спрашивает президент.
— Да тут над нашей нефтью государство оказывается есть…
Вот это очень характерный анекдот касательно политики США. Поэтому ничего не изменится. Байден завтра не выйдет и не скажет, что Россия — стратегический партнер США. Конечно, есть много вынужденных направлений сотрудничества между Россией и США, потому что без взаимодействия двух держав будет плохо всему миру, а не только американцам и России. Однако, повторюсь, отношение к России и ее партнерам не будет меняться.

Мадина БЯЗРОВА