/Счастье солдата

Счастье солдата

Шел 1939 год. Ученики 10-го класса Арешперанской средней школы Лагодехского района Грузинской ССР готовились к выпускным экзаменам. Радовались не только мы, выпускники (а было нас всего девять мальчиков и три девочки), но и односельчане. Подумать только: перед детьми потомственных земледельцев открылись все пути-дороги.
Для людей моего поколения многое было впервые, в новинку. Мы, сельские мальчики, были большими мечтателями. Недалекое революционное прошлое еще свежо было в памяти наших отцов и дедов, старших братьев и сестер. Их рассказы о событиях гражданской войны, подвигах красных бойцов и командиров передавались из уст в уста и нашей мальчишеской среде. Кто из нас не хотел походить на Чапаева, Буденного, Камо?!
Это было прекрасное, наполненное романтикой время, однако уже тогда мир стоял на грани новой мировой войны. Фашизм опутывал Европу колючей проволокой. Все тревожней становился голос диктора из репродуктора. Мы не хотели верить, что кто-то осмелится посягнуть на нашу Родину. Но настал день, когда нам пришлось трезво, по-взрослому взглянуть в глаза действительности: всем классом нас вызвали в военный комиссариат для прохождения медкомиссии. Это было в начале лета, а осенью все мои одноклассники были призваны в ряды РККА. Меня же, как не подошедшего по возрасту, оставили до следующего призыва. С грустью и завистью я наблюдал, как мои товарищи отъезжали на призывной пункт.
Но скоро мрачное настроение рассеялось. Как отличника учебы меня зачислили на 1-й курс факультета истории Горийского пединститута. Студенческая жизнь захватила меня! О чем я мечтал тогда? О том, как вернусь в родное село, приду в школу и расскажу детям о великой истории их народа, о героях минувших времен. Но этому не суждено было сбыться.
Осенью 1940 г. я был призван в армию. Направили меня в 9-й мотополк танковой дивизии в Средней Азии. А летом 1941 г., когда я проходил стажировку на командира отделения, грянула война. На следующий день наша часть находилась на пути к фронту, и в начале июля я получил боевое крещение под Смоленском. Бои были ожесточенные, меня тяжело ранило в плечо, и я был направлен в далекий тыловой госпиталь в Златоусте.
Помню, наш санитарный поезд подошел к перрону глубокой ночью. Тускло мерцали огни станции, до предела заполненной народом. Встречать первых раненых фронтовиков вышел весь город. Нас буквально на руках носили прямо к госпитальным койкам. Прошли годы, но разве можно забыть ту теплоту и внимание медперсонала госпиталя и жителей Златоуста. Два с половиной месяца я находился в госпитале, затем направлен в Челябинск в батальон выздоравливающих для окончательного излечения.
В те дни формировалась 65-я морская стрелковая бригада из дальневосточных моряков и уральских рабочих. Сюда я и получил назначение. В конце 1941 г. в ее составе вновь попал на передовую — на Карельский фронт. В начале 1942 г. наша бригада вела оборонительные бои у Медвежьегорска, Масельской и Сегозера. 13 апреля 1943 г. после очередной успешной боевой операции меня приняли кандидатом в члены ВКП(б). В августе 1943 г. я стал членом партии и вскоре меня избрали парторгом роты.
В апреле 1944 г. на высоту, обороняемую нашим взводом, враг обрушил страшной силы артиллерийский и минометный удар, и предпринял разведку боем. В этот момент многое решали не только минуты, но и секунды. В дзоте я заменил убитого пулеметчика и стал в упор расстреливать противника. Вскоре заговорила и наша артиллерия. После боя перед нашими боевыми порядками поле было усыпано трупами солдат и офицеров противника.
Разбирая боевые действия подразделения, старшие командиры говорили, что, наблюдая за боем, они вначале потеряли надежду, что кто-либо остался в живых. В действительности у нас потерь не было. Сказалась кропотливая работа по укреплению оборонительных рубежей, и высокий МОРАЛЬНЫЙ дух и стойкость наших бойцов. За мужество и отвагу несколько бойцов представлены к правительственным наградам. А мне — медаль «За отвагу».
В ряду сокрушительных ударов, нанесенных по врагу в 1944 г., особое место занимает летнее наступление Ленинградского и Карельского фронтов, в результате которого наши войска вышли к госгранице с Финляндией, с которой было подписано соглашение о перемирии, положившее начало дружбе и добрососедскому сотрудничеству между двумя странами.
Достигнутое перемирие далось нелегко. С боями отвоевывалась каждая пядь родной земли. В одном из боев я дважды получил тяжелые ранения, но товарищи не оставили меня: перевязав раны, отправили меня в полевой госпиталь. Это было в конце июля 1944 г., а уже в сентябре, залечив раны, я возвратился в родную роту и был назначен комсоргом батальона.
Скоро меня направили на учебу в военно-политическую академию имени Ленина. Это был мой первый приезд в Москву. Как только получил увольнение, сразу отправился на Красную площадь. Не мог предполагать, что на мою долю выпадет великое счастье быть участником события всемирно-исторического значения — Парада Победы. Весть о капитуляции Германии застала нас на полевых занятиях под Москвой. Мы вернулись в Москву и были свидетелями ликования москвичей.
Вскоре был получен приказ о подготовке к Параду Победы. Говорят, на свете не бывает чудес. Но как объяснить удивительную встречу на Параде Победы? Она была столь неожиданной, что мы оба долго не могли поверить в реальность. В колонне 3-го Украинского фронта я увидел своего двоюродного брата Георгия Джиоева. Так случилось, его призвали в ряды Красной Армии на год раньше меня, и о дальнейшей судьбе друг друга мы ничего не знали. Прежде чем я оказался в крепких солдатских объятиях брата, успел взглянуть на его гимнастерку, на которой блестели ордена и медали. В тот момент я подумал: «Молодец, Георгий, не посрамил родную Осетию, родной народ». А ведь здорово получилось: одноклассники участвуют на Параде Победы!
Демобилизовался я осенью 1945 г. Работал на комсомольской, партийной, советской работе, инструктор Цхинвальского горкома и Юго-Осетинского обкома партии, первый секретарь обкома комсомола, завотделом горкома партии, председатель Ленингорского райисполкома. Имею звание заслуженного работника культуры Грузинской ССР.
Около сорока лет прошло с той памятной поры. С высоты прожитого я окидываю взором жизнь моего поколения и всегда с гордостью думаю: не зря мы воевали, погибали, строили!

К. ДЖИОЕВ, майор в отставке
(ж.: «Огонек», 1984, №47,
ноябрь)