/События 1992 года: как это было…

События 1992 года: как это было…

В медиа-центре «Ир» прошел круглый стол, приуроченный к 30-летию провозглашения Акта независимости Республики Южная Осетия

Участники диалога поделились воспоминаниями о событиях тридцатилетней давности, отметили значимость принятия Акта независимости и рассказали: какую роль сыграл Акт в судьбе РЮО.
Модератор мероприятия – директор медиа-центра «Ир» Ирина Гаглоева напомнила, что после принятия Акта, последовали годы, наполненные яркими политическими событиями, работой, борьбой осетинского народа. Она считает, что необходимо вспоминать те исторические события, которые легли в основу югоосетинской государственности. Причем, многих граждан, принимавших участие в становлении государственности, уже нет рядом с нами, и попросила почтить их память минутой молчания.
Тождественность процессов и событий
Лидер партии «Фыдыбæстæ» Вячеслав Гобозов напомнил, что 19 января 1992 г. в Южной Осетии прошел референдум о независимости. «При этом надо отметить, принятие Акта независимости стало юридическим оформлением результатов этого референдума. 21 декабря состоялась сессия Верховного совета, принявшая декларацию о независимости. Тогда же, – продолжил он, – было решено назначить на 19 января референдум с двумя вопросами: о независимости и о том, поддерживают ли граждане республики решение ВС РЮО от 1 сентября 1991 г. о вхождении в состав России.
Речь шла о том, что на референдум для одобрения народом Южной Осетии был поставлен конкретный документ конкретного легитимного высшего органа власти республики. Тогда политическая и правовая сила фундамента югоосетинского государства заключалась в том, что фактически все происходящие тогда процессы и события с точки зрения легальности и легитимности, были абсолютно тождественные», – подчеркнул Гобозов.
Лидер партии коснулся и анонсированного на июль этого года референдума. По его словам правильность оформления вопроса плебисцита, и своевременность его проведения в целом, вызывает некоторые вопросы.
«Думаю, такой чрезвычайно важный судьбоносный шаг должен иметь абсолютно безупречное политико-правовое обоснование и оформление. Вопрос референдума звучит так: Поддерживаете ли вы объединение Республики Южная Осетия с Российской Федерацией? Какое это имеет отношение к вхождению в состав России Южной Осетии, не понятно. Объединение государств – это либо создание нового государства, либо создание союза государств. И если речь не идет о вхождении, тогда в чем смысл референдума? Статья 10 Конституции Южной Осетии четко говорит: «Республика Южная Осетия вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий». Либо инициаторы референдума ввели в заблуждение сами себя, либо нас пытались ввести в заблуждение», – высказал предположение он.
Обязаны укрепить наше государство
29 мая 1992 года, по мнению депутата Парламента Давида Санакоева – одна из важнейших дат в современной истории осетинского народа. «Спустя столетия, – отметил парламентарий, – мы подняли, казалось бы, навсегда упавший флаг и строим государство, встречая на этом пути неисчислимое количество проблем. Но они преодолимы, мы ищем пути выхода из создавшегося положения. Верим, что в нашем народе найдутся сила и мужество, не покидающие нас в самые опасные моменты, для мобилизации и возрождения. Дата 29 мая – это свидетельство стойкости нашего народа. Именно в этот день был принят Акт о государственной независимости».
По словам Санакоева, сегодня мы с гордостью вспоминаем тех, кто сделал этот судьбоносный шаг. Он считает, что ответственность, которую взяли на себя люди, провозгласившие республику, легла и на наши плечи – на протяжении многих лет мы отстаивали право на независимость с оружием в руках, а сегодня нужно отстаивать право на государство другими методами.
«Уверен, только новые подходы смогут помочь нам решить старые проблемы. На сегодня Южная Осетия – суверенное государство. Россия и ряд других стран-членов ООН признали нашу независимость. И это возлагает на нас еще большую ответственность. Во имя будущих поколений, во имя тех, кто сложил головы за независимость, мы обязаны укрепить наше государство, которое должно быть устремлено в будущее, ориентировано на потребности граждан и эффективно отвечать, как на внутриполитические, так и на внешнеполитические вызовы», – подчеркнул депутат.
Давид Санакоев отметил, что люди, принимавшие 30 лет назад Акт о независимости, показали пример борьбы за свое будущее, несмотря на угрозу жизни. Он выразил уверенность, что сегодня их дело должно быть продолжено – дело государственной важности и национального спасения.
«История редко дает второй шанс, у нас этот шанс есть и это дает нам возможность возродить свое государство, и как бы сложно не было, мы не имеем права на ошибку. Строительство государства – долгий непрерывный процесс, который, я надеюсь, мы не будем прекращать, и будущие поколения будут гордиться нашими делами, точно так же как мы сегодня гордимся теми, кто провозгласил республику 30 лет назад. С каждым днем четче понимаем важность изменения системы, важность перехода к созиданию. И многое зависит от нашей способности интенсивно работать», – сказал он.
Депутат убежден, нельзя останавливаться в развитии, нужно идти вперед, прикладывая все усилия для достижения цели, независимо от сложностей. По словам Санакоева, сегодня, как и в 1989 году, все зависит от нас самих, от того, готовы ли мы встать плечом к плечу для возрождения нашей Родины.
Исторические процессы в ракурсе студентов ЮОГУ
Новшеством традиционных круглых столов на площадке медиа-центра «Ир» стало выступление студентов ЮОГУ. На суд экспертов и представителей общественности Карина Кочиева и Алана Кокоева вынесли темы Дагомыских решений и событий 1989-1990 годов.
Алана Кокоева отметила, что в ноябре на сессии ВС Грузинской ССР была создана комиссия по изучению вопросов, связанных со статусом Юго-Осетинской автономной области. Тогда же был принят Закон Грузинской ССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Грузинской ССР, в которой предложения от Южной Осетии учтены не были.

«19 ноября в Тбилиси выехала делегация Южной Осетии для предотвращения дальнейшей эскалации. Но безрезультатно… В апреле 1990 г. вышел Закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В нём говорилось: «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в СССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе»», – рассказала она.
Однако, как отметила Кокоева, в Грузии этот Закон проигнорировали. Между тем 26 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает еще один Закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», где в ст. 3 сказано: «территория союзной автономной республики, автономного образования не может быть изменена без их согласия». «С нормативной точки зрения союзное руководство в сложившейся ситуации нарастания национально-освободительных движений, демократических процессов фактически уточнила и дополнила законодательную базу. В Южной Осетии следовали этим Законам, в Грузии их игнорировали. Вследствие этого, в июне 1990 г. тринадцатая сессия Юго-Осетинского Областного Совета народных депутатов принимает решение «О действиях Законов СССР на территории Юго-Осетин-ской АО в случае отмены ВС ГССР актов Ревкома Грузии от 16 февраля 1921 г., 24 марта 1921 г.». Сессии стали настоящей политической трибуной, где обсуждались не формально представленные уже решенные обкомом партии вопросы, а конкретные проблемы, продиктованные реальностью и отвечающие национальным интересам, ставившиеся обществом», – отметила она.
Студентка считает, что союзные республики, объявив о независимости, почти сразу же были приняты в ООН, ОБСЕ и другие международные организации, в обход решения проблем с автономными образованиями, народы которых также имели те же права.
«Малые народы постсоветского пространства были лишены возможности вести борьбу за свою независимость дипломатическим путем. И в реальности оказалось – силовой метод решения оставался единственным и обязательным. Свое право на национальную, политическую независимость народу Южной Осетии приходилось отстаивать в труднейших условиях противостояния с международно-правовой машиной и милитаристской политикой Грузии. Так называемые, мини империи использовали в своих целях эту конъюнктурность современного международного права», – сказала Кокоева.
Она добавила, – депутаты областного совета народных депутатов ЮОАО исходили в своих начинаниях из современного международного права.
Касаясь Дагомыских соглашений, Карина Кочиева пояснила, что они обозначили качественно новый этап в грузино-осетинском конфликте, о нем впервые заговорили на международном уровне. Она считает, что с вводом миротворческих сил в 1992 г., война, продолжавшаяся 18 месяцев, завершилась, конфликт был «заморожен». «Несомненно, к положительным результатам встречи можно отнести прекращение военных действий и создание СКК и ССПМ. Отрицательный момент – на встрече не были затронуты и не упомянуты в Соглашении вопросы, касающиеся уголовной и ответственности Грузии за развязанную войну.
Предпринятая, летом 1992 года попытка установления мира оказалась непрочной, но сыграла значительную роль на тот период. Недолговечность этого соглашения заключалась и в отсутствии пункта о признании политико-правового статуса Южной Осетии, обладающего всеми признаками государственности, грузинской стороной. Кроме того, в Соглашение не были внесены статьи касающиеся условий возвращения беженцев, возмещения экономического ущерба Грузией нанесенного РЮО», – уточнила студентка.
Несомненно, Дагомысские соглашения могли бы содержать наиболее качественный комплекс мер по урегулированию конфликта, но и тут грузинская сторона внесла свою лепту. Но, несмотря на упущения, после заключенных в Дагомысе соглашений, в течение шестнадцати лет в Южной Осетии установился хоть и временный, но мирный период.

Алена ДЖИОТЫ