/Сасаниды, бамбук и родник со льдом: Руслан Дзаттиаты о древностях Цхинвала

Сасаниды, бамбук и родник со льдом: Руслан Дзаттиаты о древностях Цхинвала

Историческое прошлое столицы Южной Осетии продолжает вызывать повышенный интерес у общественности города, который регулярно подогревается находками, зачастую носящими случайный характер. Говорить о планомерных археологических изысканиях на территории нашего города пока что не приходится. Тем не менее, даже имеющиеся на сегодняшний день научные данные позволяют хотя бы схематично воссоздать облик древнего Цхинвала, основанного на пересечении важных торговых путей.
Обо всем этом в интервью газете «ЮО» рассказал именитый осетинский археолог, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РЮО и РСО-А Руслан Георгиевич Дзаттиаты.

— В разных районах нашего города время от времени находят артефакты, принадлежащие той или иной исторической эпохе. Насколько большой интерес представляет для археологов территория современного Цхинвала?
— Дата основания города Цхинвала обозначена 3 веком нашей эры, однако есть достаточно оснований утверждать, что территория столицы нашей республики была населена еще в бронзовом веке, примерно 3 тысячи лет назад. Археологические памятники и артефакты более ранних периодов лично мне не известны.
Интересные находки, относящиеся к бронзовому веку, были, к примеру, найдены в верхней, северной части города, в частности, в районе Дыргвис. Во время строительства жилых домов здесь были обнаружены предметы обихода людей той эпохи. Еще более значимые находки удалось сделать на территории бывшей фабрики бельевого трикотажа и в ее окрестностях.
По более поздним периодам также найдены артефакты, представляющие научную ценность. Например, на улице Васо Абаева была обнаружена статуэтка парфянского воина высотой двадцать сантиметров. Это очень тонкая, изящная работа эпохи раннего средневековья. Тем же периодом датируются постройки, выявленные по улице Исака Харебова. Там была расположена неплохо сохранившаяся давильня для винограда и другие хозяйственные предметы.
О развитом виноделии свидетельствуют и другие находки, в частности, большие, ростом с человека, кувшины для вина были найдены в конце улицы Махарбека Туганова.
К раннему средневековью принадлежат и глиняные саркофаги, также обнаруженные на территории нашего города. Отдельно стоит рассмотреть артефакты, связанные с Сасанидским Ираном. Среди них как монеты с характерными надписями и профилями иранских царей, так и предметы культуры Сасанидов, найденные на перекрестке улиц Сталина и Исака Харебова. Появление подобных находок на нашей территории объясняется тем, что границы державы Сасанидов в разные времена доходили до южных склонов Главного Кавказского хребта. Под их контролем тогда была значительная часть Закавказья.
Одним словом, территория Цхинвала представляет большую ценность для археологов, как, впрочем, и вся Южная Осетия. Более чем вероятно, что в будущем археологов здесь ждут очень интересные находки, которые помогут пролить свет на малоизученные периоды в древней истории нашего края.
— От представителей старшего поколения часто можно услышать воспоминания о старом Цхинвале, о том, что из себя представлял город в первой половине 20 века или еще раньше. Что Вы можете рассказать об этом периоде в истории города?
— В 30-40 годы 20 века город был намного меньше, на месте многих нынешних кварталов (улицы Героев, Целинников, ЦАРЗ, Жилмассив и др.) были поля, пустыри, сельскохозяйственные угодья, сады и т.д. Даже сегодняшний центр Цхинвала был в те времена окраиной.
Северо-западные границы города проходили там, где сейчас расположен магазин «Фарн» и Храм Рождества Пресвятой Богородицы. На юге граница проходила по реке Большая Лиахва. Чуть выше, в сторону улицы Васо Абаева, располагалась кладбищенская церковь, от нее, вплоть до здания Центральной аптеки, простиралось кладбище.
В Цхинвале в те годы были небольшие бамбуковые заросли — кто-то их посадил, и они выросли. В частности, бамбук рос там, где сейчас улица Сталина. Также здесь росло замечательное вьющееся растение каприфоль с белыми цветами, его запах нельзя было сравнить даже с запахом роз. Много было жасмина.
Особым колоритом всегда отличался Старый город. В этом районе наибольший интерес представляют подземные ходы, по которым можно было передвигаться не нагибаясь. В этих своего рода катакомбах часто бродили не только дети, но и взрослые.
Улица Осетинская, бывшая Карла Маркса, называлась Дзауы уынг, поскольку по ней проходила дорога в Дзау. По улице Комсомольская проходил канал, который заворачивал на Богири, протекал дальше перед нынешним театром, пересекая затем улицу Исака Харебова и спускался вниз. На месте его русла сейчас улица Островского с ее изгибами. Богири тогда был не площадью, а местом для переправы, это слово в переводе на осетинский язык означает «хиды хъус».
Интересной достопримечательностью, связанной с жизнью старого Цхинвала, можно назвать сооружения в с. Хеит. То, что сегодня называют крепостью, было на самом деле частью монастыря святого Саввы. Сам монастырь располагался ниже, а наверху была оборонительная часть комплекса, где монахи оборонялись в случае нападения.
Кстати, справа от монастыря есть родник. Из него летом пить невозможно, там лед, а зимой вода. Однажды в молодости я оттуда доставил в город кусочек льда, хотел показать ребятам. Для этого я добежал летом со льдом в руках до детской библиотеки, которая была расположена напротив нынешнего здания Национального музея.
Алла ГЕРГАУЛОВА