/Раны не дают забыть 2008 год

Раны не дают забыть 2008 год

«Люди, прошедшие войну — это особые люди». Так говорил Эрнест Хемингуэй, американский писатель, журналист, лауреат Нобелевской премии по литературе. Война 08.08.08. разделила жизнь народа Южной Осетии на «до» и «после». Ребята, принимавшие участие в отражении агрессии Грузии неохотно соглашаются вспоминать пережитые ужасы войны. Тяжело каждый раз вспоминать свист пуль, взрывы, потери родных и близких, еще тяжелее рассказывать о них. В их глазах – постоянная скорбь и грусть. Они хотели бы оставить все эти события далеко в прошлом, но боль от ран постоянно возвращает их в 2008 год.

Политика государственного терроризма
Пост 7-го батальона располагался в селе Сарабук Цхинвальского района. Военнослужащие министерства обороны еще до начала войны августа 2008 года были в готовности. К тому времени, грузинские агрессоры уже вели войну против осетинского народа: устраивали теракты, в ходе которых погибало мирное население, захватывали в заложники людей осетинской национальности, убивали и т.д. Зверства и изощренность пыток шокировали здравомыслящих людей.
Теракты устраивались не только в Цхинвале, но и в районах и селах. Одно из трагических событий произошло 3 июля 2008 года, когда в с. Дменис в результате взрыва погиб начальник Дменисского отдела милиции Нодар Бибилов. Этот факт стал очередным доказательством политики государственного терроризма Грузии в отношении Южной Осетии. Все это требовало охраны границ Южной Осетии и защиты мирного населения.
«До» августа 2008 года
Жизнь Ромика Мамитова до войны 08.08.08. практически ничем не отличалась от жизни сверстников. Как и тысячи осетинских ребят он служил в Министерстве обороны, активно защищал Родину от внешнего врага. Каждый представитель мужского пола считал своим долгом защитить семью, свой народ и республику.
«Утром 4 июля 2008 года в количестве 12 человек мы заступили на пост. Ситуация была очень накалена. Мы уже с утра начали отрывать окопы, а метрах в 600 от нас копали окопы грузинские военнослужащие. Но они приехали на нескольких больших машинах с мешками песка, за которыми последовала тяжелая техника, много боевых машин пехоты. Их количество намного превосходило нас. Мы поняли, ситуация будет накаляться, раз они так готовятся», — делится воспоминаниями Ромик Мамитов.
Пуля снайпера
По его словам военнослужащих грузинкой армии было более трехсот человек, а наших — около 25. Копали окопы они целый день, и к вечеру Ромик говорит другу Ларику Гобозову: «Что-то они сильно готовятся, наверное, ночью что-то будет». Он не согласился с его прогнозами. К вечеру стало прохладно, хотя было лето. Ромик решил надеть зимний бушлат и вернулся в окопы. До окопов оставалось метров два, как он резко упал. Не понял что произошло. «Чуть дальше от меня стоял двоюродный брат Вадим Мамитов, который слышал выстрел, я вообще ничего не понял и не слышал. Он меня спросил, не ранен ли я? Ответил, что нет. Но потом начал чувствовать, что по телу потекло что-то теплое. Крикнул ему, что меня ранили. Он бросился ко мне и хорошо, что лег на землю — рядом просвистели пули. Это его и спасло. Затем подбежал и Мераб Догузов. Они меня ощупали, сняли разгрузочный жилет, и поняли — ранение серьезное», — продолжил рассказ Мамитов.
Пуля попала в рожок автомата, и вместе с пружиной от рожка вошла в брюшную полость. Пуля осталась внутри, а наверху торчала пружина. Вадим хотел вытащить пружину, но от сильной боли закричал. Кровь хлынула. Они взяли штык-нож и хотели им вырезать из живота пружину, но не смогли.
«Пока они возились с пружиной, левая нога полностью онемела, но постепенно начала работать, и тогда я сам встал и ребята на машине УАЗ доставили меня в село Кохат. Там нас уже ждала машина скорой помощи, ее вызвали ребята, как только поняли, что я ранен. На объездной дороге, через села Джер и Цру меня доставили в республиканскую больницу, где провели сложную операцию», — говорит он.
«Закулисная» война
Грузинские фашисты продолжали политику провокаций и активно пытались сломить волю жителей республики, заставить их сдаться. После того ранения Ромика, спустя десять дней они расстреляли молодых людей, купавшихся в реке в с. Сатикар. А другой сатикарец, вышел из дома, когда услышал выстрелы, и снайпер выстрелил ему в спину. Он получил очень тяжелое ранение, но выжил. И таких историй Ромик Мамитов рассказал много. Но грузинский режим не смог реализовать планы методичного давления и объявил открытую войну в 2008 г.
Лечение и четыре операции
В медучреждении Южной Осетии он задержался на целый месяц. Начало войны 08.08.08. его застало еще в больнице. Но как только начался обстрел, он пошел к родственникам, жившим рядом с больницей. Ему еще надо было ходить на перевязки, но этой возможности уже не было. Его уговорили поехать во Владикавказ, где он проконсультировался у врачей, и через два дня опять вернулся. Так как ранение было сложное, его опять направили в РСО-Алания, и опять новая операция. С тех пор Ромик Мамитов перенес четыре операции, и каждый раз — долгие месяцы восстановления. Даже сегодня требуется операция, но как говорит он сам, устал.
Должны восстановить
В войне 2008 г. дом Ромика Мамитова в Дменис прямым попаданием снаряда «Град» был практически полностью разрушен. «В подвале нашего дома во время пятидневной войны сидели двенадцать человек — дменисцев. Дом практически разрушился, остались только две комнаты, но все сидевшие в подвале чудом остались живы. За эти двенадцать лет из этих людей осталось только семеро, остальные после войны умерли. Все-таки война не проходит бесследно», — отметил он.
Сегодня Ромик с семьей – отцом, женой и двумя детьми живет в тех оставшихся двух комнатах, которые тоже находятся в аварийном состоянии. Властные структуры республики обещают восстановить его дом, но из-за пандемии коронавируса строительные работы несколько затормозились.
Алена ДЖИОТЫ