/Пора «расставить точки над i»

Пора «расставить точки над i»

Правда одна, но у каждого в этом деле она своя…

Значительный резонанс в обществе вызвало судебное разбирательство по делу о разделе двухэтажного частного дома по пр. А. Джиоева, которое продолжается более трех лет.

На днях судебные приставы, исполняя решение Верховного суда РЮО, Арину Джиоеву выселили из части дома, право на которую суд признал за Иналом Чельдиевым.
Корреспондент газеты «Юж-ная Осетия» попыталась разобраться в этой весьма запутанной ситуации, пообщавшись со сторонами конфликта, с судебными органами, а также с незаинтересованными лицами, с соседями. Чтобы объективно рассмотреть конфликт, мы обратились в суд за комментарием. Но судья воздержался от комментариев, обосновывая позицию тем, что согласно нормативно-правовым актам, судья не имеет права комментировать вынесенное им решение и что со всеми вопросами мы можем ознакомиться в решении суда, копии которого есть у сторон.
«Суд не прокомментирует данное дело, так как ознакомиться с выводами суда можно в мотивировочной части судебного акта», — в частности, отметили в пресс-службе Верховного суда.
Свою точку зрения по делу нам разъяснила адвокат Арины и законной хозяйки части домовладения Зарины Джиоевой — Фатима Гатагонова. Она ответила на вопрос, который, несомненно, заинтересует наших читателей: «Если хозяйка дома Зарина Джиоева, зачем в судебной тяжбе основным фигурантом является Арина?».
«У Арины, как и у меня, и у мужа Арины Болата есть доверенность от Зарины Джиоевой. Однако вопрос возникает правильный. На заседании Верховного суда, когда стоял вопрос о выселении и устранении препятствий, я тоже задала его: «Почему эти требования предъявляются Арине и Болату, если собственником является Зарина Джиоева?». Этот вопрос я задавала и судебным приставам при выселении», — пояснила она.
Фатима Гатагонова рассказала свою версию происходящего и некоторые подробности судебного дела. Естественно, все изложить у нас нет возможности, но поделимся выводами и заключениями, к которым она пришла.
«Арина в свое время квалифицированный юридический отпор своим оппонентам не дала. Поэтому ситуация зашла так далеко, что ее права не защищались должным образом. Поясню: суд не имеет права добывать доказательства, привлекать дополнительных свидетелей или требовать назначения экспертизы, все это должна была требовать Арина. А ее представители должны были сказать, что она не может быть стороной процесса, т.к. не является собственником дома. Кроме того, надо было истребовать технический документ, чтобы увидеть, вся ли квадратура числилась за Фросей Джиоевой, бабушкой Арины, или нет. Арина квалифицированно не противостояла. Сейчас мы сделаем все, чтобы допущенные ошибки и с нашей стороны, и со стороны суда были исправлены», — сказала она.
Гатагонова отметила, что намерена писать жалобу в Генпрокуратуру, чтобы проверили и возбудили уголовные дела в отношении лиц, предоставивших заведомо подложные документы в суд и за лжесвидетельские показания.
«Не хочу показать все векторы действий, но будем обращаться в суды с просьбой о пересмотре судебных актов и возбуждении уголовного дела. У нас есть экспертиза 2020 г., из которой следует, что на представленных В. Джиоевым бланках сперва была проставлена печать, а потом нанесен машинописный текст и подпись нотариуса. Более того, я зашла на сайт Минюста Украины, где меня перенаправили на сайт нотариальных актов. Я проверила QR-коды этих отказных, и один меня вывел на сайт для взрослых, а второй на китайскую игру. Вот пусть прокуратура и проверит.
Кроме того, от имени Валерия Джиоева было представлено две отказные за разными реестровыми номерами и, самое главное, в суд были представлены копии документа», — уточнила Гатагонова.

Яблоко раздора: семейный очаг
На самом деле корни проблемы — раздела имущества — уходят в дебри семейных отношений Джиоевых. Как нам рассказала Арина Джиоева, у ее отца три брата.
«Мои дяди в Южной Осетии не живут с 90-х гг., т.е. лет 30 живут на Украине и сюда не приезжали. Они не приехали даже когда умерли дедушка и бабушка и, судя по представленным ложным документам, они не знают и дату смерти своей матери. Один из них пишет, что мама у них скончалась в 2008 г., а другой – в 2009 г., хотя на самом деле это случилось в 2014 г.», — рассказала она.
Арина показала нам дарст-венную, согласно которой Фрося дарит ½ часть дома ее отцу. На вторую часть, по словам девушки, было оформлено завещание, в котором право на наследование передавалось остальным трем братьям. Однако после смерти матери сыновья не явились, чтобы вступить в наследство.
По ее словам, в 2019 г. младший из братьев Виталий Джиоев приехал в Цхинвал. Не оповестив родственников, он через суд восстановил право на наследство, представив копии (без оригиналов) отказных документов от наследства, оформленных на Украине на имя остальных двух братьев. Арина показала нам эти копии, и на что мы, как рядовые граждане, обратили внимание – это на документах нет числа, когда были оформлены отказные, нет номера регистрации, под которыми они должны были быть оформлены в реестре нотариуса.
Восстановив право на наследство, Виталий Джиоев заявил о продаже части дома. Арина Джиоева с супругом предложили Виталию продать им свою часть дома, но Джиоев продал его своему однокласснику Иналу Чельдиеву, который предложил более солидную сумму. Так как после смерти отца другая половина дома не была переоформлена, Зарина Джиоева, которая проживает в Северной Осетии, оформила часть дома на себя, разрешив сестре проживать там.
На данный момент, как говорит Арина Джиоева, она претендует не на весь дом, а на ту часть, на ремонт и восстановление которой взяла два кредита и деньги под проценты, выплачивая их по сегодняшний день.
«Каждый раз выходить из дома для меня трагедия, чтобы попасть из одной комнаты в другую приходится обходить дом со стороны улицы, а потом перелезать через окно — это невыносимо. Несколько лет обращаюсь во все инстанции власти, не могу добиться справедливости», — говорит она.
По словам Арины, на данный момент в доме нет элементарных условий для жизни: негде готовить, даже уборная находится на территории второго хозяина. Мы прошли «путь Арины» и обнаружили, что действительно, перелезать это окно довольно сложно.
Как утверждает Джиоева, когда должен был состояться суд по разделу имущества, их даже не пригласили на процесс. К ним вышла секретарь судьи и предоставила решение суда о разделе имущества.

Чельдиев: «У меня есть все права на владение частью дома»
Инал Чельдиев со своей стороны считает, что все притязания оппонентов беспочвенны и было вынесено правильное решение суда и по квадратуре дом разделили поровну.
«Я купил этот дом у Виталия Джиоева. Все необходимые документы на право владения частью дома у меня есть. Виталий приехал с Украины, но Арина и ее супруг не пускали его в дом. Он чаще всего оставался у меня или у другого одноклассника. По его словам, они мать Фросю заставили оформить дарственную на имя отца Арины. Виталий, когда приехал, через суд в Южной Осетии восстановил свое наследство. Все необходимые юридические процедуры он прошел. После этого я купил дом, и он оформил на меня генеральную доверенность», — сказал Инал Чельдиев.
Что касается отказных документов, по словам Чельдиева, они прошли через МИД РЮО и посольство РФ в РЮО, где и сделали им перевод с украинского языка. Как отметил Чельдиев, прошло более трех лет, как он купил дом, но не может им пользоваться, потому что постоянно просили повременить.
«Одной из причин и озвученных просьб было повременить, пока они не построят дверь, которую до сих пор не сделали. Предприниматели, которые арендовали одну из комнат, сказали мне, что комнату они отремонтировали сами. Выселение было на самом деле в марте, но она не придерживается решения суда», — подчеркнул он.

Взгляд со стороны
«Вынесенное судом решение я считаю неправильным, т.к. именно отец Арины Эдуард жил с родителями, он их хоронил. Весь второй этаж был построен Эдуардом. После войны Арина действительно отремонтировала некоторые комнаты на свои средства. Что касается Виталия, я не помню, чтобы он когда-нибудь приезжал и принимал участие в жизни родителей. К тому же, как можно было вот так поделить дом?», — задается вопросом соседка Зема Мамиева, которая проживает на этой улице более 50 лет.
«Я не в курсе, как оформлена семейная документация в плане передачи наследства, но знаю, что Виталий уехал в 90-х гг. на Украину. Я работала тогда на почте, на междугородке, и знаю, что мать всегда звонила старшему сыну, но никогда не связывалась с младшим, может, она обиду на него держала какую-то, причин не знаю. А он и сам никогда не приезжал. Единственная связь у матери была со старшим сыном Валерием. Я знаю, что Виталий не высылал никаких денег родителям», — говорит Валентина Романюк.
Как видим, ситуация действительно непростая, но выход из нее должен быть найден, главное — придерживаться буквы закона.
Мадина БЯЗРОВА