/Паника — инструмент разрушения и угроза для общества

Паника — инструмент разрушения и угроза для общества

В связи с разрастанием коронавируса в Южной Осетии, среди определенных слоев населения, в частности в группах и коллективах из окружения которых выявлены больные, наблюдается паника и страх за здоровье и жизнь близких. А паника — величайшая угроза и инструмент разрушения для общества при любом кризисе, даже при пандемии COVID.

Наш эксперт — психолог, доцент кафедры психологии и педагогики ЮОГУ Индира Габулова рассказала нам об истинных причинах возникновения и видах паники, особенностях ее проявления, а также о том, что сегодня на самом деле происходит с югоосетинским обществом с точки зрения психологии.
Как отметила Габулова, из-за пандемии наблюдается паника, а точнее, уже существующий ранее внутренний страх породил панику. Паника — одна из форм поведения толпы, но она не возникает вдруг и ниоткуда, и большинство определений этого понятия связаны с проявлением массового страха перед реальной или воображаемой угрозой, с состоянием периодического испуга.
«Наш народ не в первый раз испытывает страх за свою жизнь и за близких, мы переживали периодический испуг. При такой ситуации люди заражают друг друга мыслями страха и это состояние сопровождается резким ослаблением волевого самоконтроля индивида. Человек реально может не понимать — правильно ли он думает, поступает, нет самоконтроля, потому что эволюционно-прими-тивные потребности человека, связанные с физическим самосохранением, подавляют потребности, связанные с самооценкой личности», — пояснила она.

Паника разнообразна в своем проявлении
Панику, уточняет психолог, можно классифицировать по масштабу, глубине охвата, длительности и последствиям. Виды паники бывают: индивидуальная, испытываемая одним человеком; групповая – от 2-3 до десятков и сотен человек и массовая – охватывает 1000, а в больших обществах и десятки тысяч человек.
По глубине охвата паника бывает лёгкая — испытывается, к примеру, когда задерживается ребёнок или внезапный сигнал машины, но при этом человек сохраняет самообладание. Средняя паника характеризуется значительной деформацией сознательности, оценки происходящего, снижением критичности, нарастанием страха и подверженностью внешним воздействиям. Психолог привела в пример, когда весной происходила массовая скупка товаров, человек при этом покупает товары, которые ему совершенно не нужны. Но есть и аффективная паника с полным отключением сознания. Как уточнила Габулова, этот вид часто испытывают больные с тяжелой или со средней степенью тяжести течения заболевания при дефиците кислорода, когда человек задыхается (не важно коронавирус это или нет). Человеку кажется, что он умирает и реально замедляются все физиологические функции. Необходимо успокоить человека, объяснить происходящее и помочь ему с дыхательными упражнениями, потому что в паническом состоянии больной полностью теряет контроль.
Паника бывает: кратковременная, несколько секунд; длительная — минуты или часы, пролонгированная паника — несколько дней, недель и даже месяцев.
«Я думаю, наш постконфликтный синдром утихомирил панику, но страх сохранился. Страх от ужасной войны, от землетрясения — это сохранилось, носит скрытый характер и проявляется лишь отдельными вспышками отчаяния, озлобленности, опустошенности и депрессии в обществе. И на это пролонгированное испытание страха не обратили внимание, никто не занимался людьми, долгое время жившими в страхе и в панике. И сейчас в связи с COVID-19 сложилась ситуация, когда вспышки отчаяния, недоверия, опустошенности и депрессии проявляются в обществе», — подчеркнула она.
Индира Габулова добавила, по последствиям паника делится на разные виды: первый — без наступления каких-либо послед-ствий; второй — нанесение физических и психических травм, утрата трудоспособности; третий — с тяжёлыми последствиями, значительным нарушением человеческого сознания, с заболеваниями нервной системы – это панические атаки.
«Не секрет, в республике многие люди, пережившие пролонгированные страхи, страдают паническими атаками. Они характерны тем, что человек начинает задыхаться, наблюдается сильное сердцебиение, повышается артериальное давление и ему кажется, что он умрёт. Были больные, приходящие к врачам с такими симптомами, но медики говорили мне, что с сердцем у них все нормально. Однако человек реально испытывал боли в сердце, и когда это носит продолжительный характер, на фоне панических атак, психосоматики случаются инфаркты, инсульты и возникают серьезные сердечно-сосудистые заболевания. Психосоматика – это, когда тело страдает от того, что психика реагирует на внешние факторы. Все мы слышали выражение — все болезни от нервов, а нервы начинают шалить от страха, который не излечен своевременно, живёт в нашем подсознании и в самое неподходящее время взрывается всевозможными проблемами. Врачи лечат людей от последствий психологических ран и панических атак. Конечно, есть вирус, но я говорю о том страхе, который появляется во время болезни или даже без нее», — сказала она.

Основная причина паники – преувеличенный страх
Причины возникновения паники, как объяснила психолог, тоже разнообразны и основная — это гиперболизированный, преувеличенный страх.
«В республике есть больные COVID-19, но это не значит, что мы обязательно должны заразиться и хуже того, умереть. Этот страх преувеличен в связи с неготовностью к внезапным опасностям, отсутствия критичности при оценке ситуации. Надо сохранять спокойствие. Если будете соблюдать рекомендации врачей и личную гигиену, ничего не произойдет. Причин для возникновения паники много — внезапное появление угрозы жизни, длительные переживания и опасения, накопленные тревоги, это всё есть в нашем коллективном сознании. Геноциду осетин 100 лет, а память предков передаётся потомкам на генетическом уровне, это доказано. Для нас это значит, что в критических ситуациях (как с COVID-19) общество будет реагировать с паникой. Паника приводит к беспорядочным движениям, разговорам, мыслям — это психологическая неподготовленность к природным, техногенным или пандемическим катастрофам. Когда моральное состояние общества здоровое, такого не бывает», — считает психолог.
По словам Габуловой, катализаторы панических состояний — негативная информация, слухи, дезинформация. В обществе стало модным распускать дезинформацию и при этом наблюдается отсутствие критического восприятия, люди не подвергают верификации слухи. Это плохо сказывается на сознании человека, общества. Есть еще механизм развития динамической паники, он возникает как осознаваемое, частично осознаваемое или бессознательные.
«Нам кажется, что появился COVID-19 и люди впали в панику, но это не так. У нас есть осознаваемые нами страхи, частично осознаваемые и бессознательные, о которых мы забыли. Но эти страхи есть, и они вылезли наружу, и стимулом является внезапная вспышка коронавируса. Ранее был карантин, и мы ничего не боялись. Шокирующим стимулом проявления страха, жившего в нас, был рост заболеваемости, информация о тяжело больных, которых вывозят в Северную Осетию и об умерших от коронавируса. Интересно то, как работает механизм — все люди мыслят ассоциативно, мы бессознательно сравниваем ситуацию с пережитым, воссоздается образ опасности, неисцеленный страх, к которому мы психологически не подготовлены. И самое ужасное, что за паническим поведением последствия могут быть еще более плачевными для физического состояния нашего народа — увеличатся нервно-психические болезни, сердечно-сосудистые, сахарный диабет, онкология и т.д.», — пояснила она.

Старые психологические травмы всегда дают о себе знать
В свое время, считает психолог, людей не вывели из депрессивных состояний, а сами они с этим не справились, что привело к повальным проблемам физического здоровья. Люди обвиняют медиков, но медицина не может справиться, необходимо подключать психологическую помощь, потому что психическое состояние приводит к соматическим заболеваниям. Психолог посоветовала гражданам помнить: страх — нарисованные вами же страшные картинки, которых вы боитесь, потому что критичность отсутствует. Страхи — ваша иллюзия, созданная в голове.
«Дистанционно могу посоветовать, если у вас начинается паника или страх, то дышим следующим образом: глубокий вдох носом до конца, задержка дыхания на 2 секунды и выдох ртом. Продышать так до 9 раз, и вы увидите, как быстро успокоитесь, потому что любая паника создаёт спазм в дыхательной системе, а отсутствие кислорода плохо влияет на сердце. С населением надо работать психологам, и это понимание в обществе есть. Сейчас не менее травматическая ситуация, чем после войны. Мы говорили о постконфликтном синдроме и к нему прибавился пандемический симптом. Понятно, сегодня перед республикой стоят важные задачи, но для кого мы строим будущее, если люди будут болеть и умирать, дети будут рождаться больными? Надо обратить внимание на психику людей, как они переживут пандемию, это важный момент», — подчеркнула она.
Как уточнила Габулова, в обществе есть и индукторы паники – паникеры, люди, которые могут с ложной уверенностью заявлять вещи, вгоняющие в панику людей: «Я призываю их подумать, прежде чем раздувать панику, вы своими словами, поведением убиваете наших людей, нам уже и враги не нужны. Не нагоняйте страх и не создавайте панику».
Индира Габулова привела в пример суфийскую притчу: Встретились как-то на дороге Паломник и Чума.
— Куда идёшь? — спросила Чума.
— В Мекку, поклониться святым местам. А ты?
— В Багдад, забрать пять тысяч человек, — ответила Чума. Разошлись они; а через год на той же дороге встретились снова.
— А ведь ты обманула меня, — сказал Чуме Паломник. — Ты говорила, что заберёшь в Багдаде пять тысяч человек, а сама взяла пятьдесят пять тысяч!
— Нет, — ответила Чума, — я сказала правду. Я была в Багдаде и забрала свои пять тысяч. Остальные умерли от страха.
«Это поучительная притча целесообразна к нашей ситуации. Бойся — и ты умрешь. Задумайтесь, реальны ли ваши страхи, не потеряли ли вы самоконтроль? Любой недуг возникает в организме человека как сигнал, что внутри что-то не в порядке и неважно это вирус или другая болезнь. Это сигнал, что надо менять что-то в своей жизни, например: мысли, мировоззрение, возможно окружение. Но признаться самому себе и сделать это, как правило, бывает нелегко человеку. У нас есть душа, которую мы должны беречь и мысли, которые должны контролировать», — заключила Индира Габулова.

Мадина БЯЗРОВА