/О пандемии, моей борьбе с коварным вирусом и героях нашего времени

О пандемии, моей борьбе с коварным вирусом и героях нашего времени

Борьба с COVID-19 продолжается во всех странах мира, каждое государство вводит ограничения для предотвращения его распространения. В Южной Осетии удалось предотвратить первую волну, но под ударом второй волны, оказалось большая часть населения. Медицинские учреждения из-за большого количества пациентов оперативно перепрофилировали под ковидбольных.
Количество больных, согласно статистическим данным, то растет, то уменьшается. Все силы медработников брошены на борьбу с недугом. Работу врачей и среднего медперсонала в прошлом году журналисты освещали активно, рассказывали об их трудовых буднях в «красной зоне». Но одно дело, сделать репортаж с места событий, другое — самой стать жертвой вируса и оказаться в той самой «красной зоне».
Пандемия в лицах, или между жизнью и смертью
Недомогание у меня началось с обыкновенной заложенности носа, думала, продуло кондиционером. И потому даже не думала, что подхватила COVID-19. Состояние ухудшалось с каждым днем, сильные боли ощущались по всему телу. Но реально оценивая ситуацию, на четвертый день решила сдать ПЦР-тест на коронавирус. Полученный результат оказался неутешительным. На бумаге жирным шрифтом выведено только одно слово – обнаружено.
В первые дни, как и многие больные коронавирусом, лечилась дома советами и рекомендациями переболевших ковидом. Думала, пронесет и в течение недели острая фаза заболевания пройдет. Но, увы, пришлось вызвать скорую. Врач настоятельно рекомендовала сделать компьютерную томографию легких. «Эта болезнь очень коварная, и обязательно надо обследовать легкие», — сказала она.
Скорая доставила меня на КТ и медработник рекомендовал доставить меня в инфекционную больницу, сославшись на довольно большой процент поражения легких. Именно там сегодня лечат больных с коронавирусной инфекцией. Так я оказалась в «красной зоне».
В палате, куда меня уложили, застала женщину. Она лечилась около недели. Выяснилось, что она моя однофамилица. Спросила, кто лечащий врач. Залина Джиоева после долгих хвалебных слов в адрес врача назвала ее — Наталья Габараева.
«Она очень внимательная, добрая, просто хороший врач. Каждый раз приходит с улыбкой, и ее мягкое слово уже дает больным надежду, что все будет хорошо. А что нам — пациентам нужно? Внимание, теплота и грамотное лечение. А все это есть в Наталье Габараевой», — сказала Залина Джиоева.
Услышав имя врача, мне на душе стало спокойней и сразу настроилась на положительный исход. Ранее судьба столкнула меня с врачом Натальей Эльдаровной, и могу охарактеризовать ее как профессионала своего дела, очень внимательного и мягкого человека с огромным чувством сострадания. При входе в палату своего бывшего (да уже и нынешнего) пациента она сразу узнала и удивленно спросила: «И вы к нам попали?».
Затем померила мне давление и сатурацию легких — уровень насыщенности крови кислородом. Этот термин последние два года практически вжился в сознание людей, поэтому многие приобретают пульсоксиметр, чтобы самому мерить сатурацию. Врач подробно расспросила о первых симптомах заболевания, сколько дней болела, какими препаратами лечилась дома, есть ли аллергия на какие-то лекарства, и т.д., и только после тщательных расспросов и обследования назначила лечение. Причем подробно рассказала, какими именно лекарствами будет лечить.
Врачи в «красной зоне» работают по три недели с 9 утра до 16 часов вечера. Но ни разу не заметила, чтобы они уходили по графику по домам. Каждый день задерживались до позднего вечера. Медработники по-прежнему работают в противочумных костюмах в полном обмундировании, в котором невозможно ни кушать, ни даже пить воду… И так каждый день.
Наталья Эльдаровна ежедневно обходила пациентов по три-четыре раза в день и каждому уделяла особое внимание. Об этом в унисон говорили и другие пациенты. За время моего пребывания в больнице, все три этажа «инфекционки» были переполнены, количество больных составляло порядка 90 человек, кстати, были в «красной зоне» и целыми семьями.
В одно время врачам приш-лось уложить поступивших пациентов в коридорах, т.к. все палаты были переполнены. Молодые парни в униформе оперативно принесли кровати и баллоны с кислородом, чтобы в случае необходимости не было проблем. В палатах налажена централизованная подача кислорода, установлены мини-кислородные станции — небольшие колбы, из которых наружу выходит провод с двумя канюлями, которые нужно поместить в нос. В резервуар наливают дистиллированную воду, и только после этого его включают. Так кислород попадает в организм больного, и человеку легче дышится. Сколько по времени необходимо находиться пациенту на кислороде — устанавливает врач в зависимости от тяжести заболевания. Я на кислороде, с максимальным уровнем его подачи, находилась пять дней. Много это или мало, сказать сложно, поскольку здесь каждый пациент считает, что ему тяжелее всех.
Как «белки в колесе»
В целом, процесс лечения очень организован, начиная с поступления больного в медучреждение и до самой выписки.
Уже в 6 утра приходила медсестра делать уколы, за ней начинали уборку санитарки. Палаты убирали в день два-три раза с дезинфицирующими средствами, столько же раз выносили мусор. Младший медперсонал ответственно подходил к обязанностям и добросовестно выполнял работу.
В 9 утра в коридорах начинается оживленная жизнь, медсестры бегают со штативами для капельниц из одной палаты в другую, чтобы успеть во время провести лечение. На всех штативах по две бутылки, на которых написаны фамилии пациентов, чтобы не ошибиться. На одном этаже работают две медсестры – одна набирает лекарства в шприцы, другая быстро ставит капельницы. Бегают из одной палаты в другую, ведь они должны не только поставить капельницу, но и следить за её ходом, чтобы ввести в трубку еще и уколы. Без преувеличения, медсестры крутятся «как белки в колесе» с 9 утра до 21 часа вечера. На смену им приходят их коллеги, которые в таком же режиме работают уже до утра. Но, не смотря на «суматошный» ритм, они всегда доброжелательны и внимательны к пациентам. Но о медсестрах мы расскажем в отдельных материалах.
Лечить мягким словом
Наш добрый доктор Наталья Эльдаровна закончила работу через неделю после моего пребывания в «красной зоне». Она обошла всех пациентов, попрощалась и своим мягким голосом пожелала скорейшего выздоровления. На смену ей пришел другой профессионал – чуткий и отзывчивый врач Тамара Владимировна Джиоева. В ее адрес можно говорить только хвалебные эпитеты и слова благодарности. Молодой врач относилась к больным как к родным, выслушивала их и вежливо отвечала на все вопросы, уделяла всем максимум внимания, к каждому находила индивидуальный подход, ведь пациенты были разного возраста, разной степени тяжести заболевания. Умение разговаривать с больными, сопереживать и мягким словом вселять в больного надежду, дано не каждому врачу. Этим качеством обладали и Наталья Габараева и Тамара Джиоева. Достойную оценку их труду дал и глава государства Анатолий Бибилов. Они, как и многие борцы с пандемией, награждены государственными наградами.
Кстати, Тамара Владимировна сама переболела «короной» и вышла на работу сразу после выздоровления. Более того, ее родители параллельно со мной лечились в больнице. Те, кто переболел COVID-19, прекрасно знают какие негативные последствия он оставляет на здоровье человека, и среди них первое – хроническая усталость. Но, несмотря на это, Тамара Джиоева пошла спасать жизни больных. И таких примеров в «инфекционке» много.
«Кормилицы» и «доставщики»
Меню больницы можно назвать диетическим, никаких жирных блюд. Утром и вечером каши с киселем или чаем, в обед — разные супы. Традиционные блюда иногда разбавляли булочками, печеньем, кефиром, соками, вареными яйцами и т.д. Молодые женщины в полном обмундировании несли тяжелые ведра по этажам, обходили палаты и с улыбкой на лице вежливо озвучивали меню. Желающим полакомиться больничной едой любезно заполняли тарелки. И так три раза в день.
Нельзя не сказать и о людях, которые волею судьбы выполняли в инфекционной больнице функции «доставщиков» передач для больных. Возраст этих женщин колебался между средним и пожилым. Трудно сказать, сколько передач в день поступало в больницу, их просто не сосчитать. Но если пациентов было порядка 90, то в среднем передач было бы минимум 45 в день. Эти женщины ни разу не показали, что им надоело или они устали таскать по этажам тяжелые сумки или пятилитровые емкости с питьевой водой для больных. Они ответственно выполняли свою работу.
Я столкнулась в больнице с этими врачами, но там работали и другие, о которых их пациенты отзывались также положительно, рассказывали об их подвигах в борьбе с инфекцией и спасенных жизнях. Однозначно, сегодняшние медработники «красной зоны» – герои нашего времени и их труд невозможно переоценить.
Благодарные пациенты Джиоева З. и Джиоева А., как окрестили нас медсестры, говорят спасибо всем медработникам, благодаря которым смогли побороть коронавирус.
Алена ДЖИОТЫ