/Ответ на искаженное «Эхо Кавказа»

Ответ на искаженное «Эхо Кавказа»

На Интернет-портале «Эхо Кавказа» 10 марта с. г. опубликована статья «Консультант с ружьем» автора портала Мурата Гукемухова, в которой последний, не разбираясь в деталях поднятого вопроса, крайне неудачно (что характерно для автора и «Эхо Кавказа» в целом) политизировал аспекты деятельности МВД и Совместного информационно-координационного центра органов внутренних дел России и Южной Осетии. В этой связи пресс-служба МВД распространила сообщение ИКЦ, текст которой приводим.

Поводом для публикации статьи послужила повестка состоявшегося 13 февраля 2020 г. совместного заседания Комитетов по законодательству, законности и местному самоуправлению, и по обороне и безопасности Парламента РЮО, в ходе которого рассмотрен новый проект закона РЮО «Об оружии». Главным отличием указанного законопроекта автор статьи называет положения, позволяющие наделять сотрудников ИКЦ правом на ношение, хранение и применение служебного огнестрельного оружия.
Автор статьи предлагает аудитории ложный вывод, что в рассмотренном законопроекте якобы содержится единственно-значимая поправка. На самом деле МВД в пояснительной записке к новому законопроекту излагает необходимость внесения существенных изменений в действующий Закон «Об оружии», в связи с чем разработан проект закона в новой редакции.
Новый законопроект содержит расширенные формулировки и порядок использования гражданского и служебного оружия, боевого ручного стрелкового и холодного оружия. Законопроектом предусматривается введение ряда мер, направленных на усиление контроля в сфере оборота оружия. Реализация предлагаемых положений будет способ-ствовать снижению количества правонарушений в сфере оборота оружия.
В статье сообщается, что автору удалось получить текст законопроекта «О внесении изменения в Закон РЮО «Об оружии». При этом очевидно, что М. Гукемуховым применяется популистский прием манипуляции общественным мнением, основанный на замалчивании очевидного факта невозможности наделения сотрудников МВД России правом ношения, хранения и применения боевого ручного стрелкового оружия на территории РЮО. Основываясь на указанном методе, аудитории предлагается ложный вывод о том об опасности указанного законопроекта для суверенитета РЮО.
Статья также вводит читателей в заблуждение относительно целей и задач, возложенных на Центр, ограничивая их круг только экспертной и консультативной деятельностью. Однако, в соответствии с Положением о Центре, на его сотрудников возложены задачи по осуществлению межгосударственного розыска и выдачи лиц, скрывшихся от уголовного преследования или исполнения приговора, а также по содействию в реализации необходимых согласованных действий по борьбе с опасными видами преступлений, представляющих угрозу безопасности РФ и РЮО.
Учитывая, что на Центр возложено исполнение задач, связанных с розыском преступников и содействию в борьбе с организованной и трансграничной преступностью, а также то, что сотрудники Центра, прикомандированные от МВД РЮО, являются действующими сотрудниками югоосетинской милиции, наделенными в соответствии с Законом РЮО «О милиции» правом на использование и применение огнестрельного оружия, принятие нового Закона РЮО «Об оружии» является вполне закономерным шагом.
Далее автор указывает, что по заключению графологов Центра от парламентских выборов отстраняли неугодных кандидатов и что Центр из инструмента по оказанию российской экспертной помощи превратился в инструмент политического давления. Также, ссылаясь на неопределенную группу лиц под названием «местные юристы», М. Гукемухов обращает внимание на якобы незаконное привлечение сотрудников отдела криминалистических учетов и экспертиз Центра к проведению почерковедческих экспертиз, направленных на проверку соблюдения кандидатами в Парламент РЮО требований Конституционного закона РЮО «О выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия» в части порядка сбора подписей и оформления подписных листов.
Вместе с тем, решение о привлечении сотрудников Центра к указанной деятельности было принято МВД РЮО совместно с ЦИК РЮО и основывалось на фактическом отсутствии в органах исполнительной власти республики специалистов, аттестованных на право самостоятельного производства судебных почерковедческих экспертиз в порядке, предусмотренном требованиями действующего законодательства.
Действительно, специалистам Центра на проверку поступали подписные листы, при проверке некоторых из них были обнаружены признаки, определяющие внесение сведений в подписной лист об избирателях не самими избирателями, и не лицами, осуществлявшими сбор подписей, а также ряд иных нарушений.
При проведении почерковедческих исследований специалистами были соблюдены все требования действующего законодательства и методики их проведения. При этом, решения об отказе в регистрации ряда кандидатов в депутаты Парламента РЮО принимались не экспертом-кримина-листом, а Центральной избирательной комиссией РЮО.
С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что опубликованная статья направлена не столько на информирование общественности о рассматриваемом Парламентом РЮО проекте нового «Об оружии», сколько на формирование у населения негативного отношения к взаимодействию Российской Федерации и Республики Южная Осетия в правоохранительной сфере, распространение ложных сведений о задачах Центра и возможном расширения его функционала, а также попытки представить Центр, как международный орган, вмешивающийся в общественно-политическую жизнь РЮО и несущий угрозу суверенитету Республики.

МВД Республики Южная Осетия