/Наталья Габараева: «Профессия обязывает идти на определенные риски ради здоровья других людей»

Наталья Габараева: «Профессия обязывает идти на определенные риски ради здоровья других людей»

Наталья Габараева – врач-терапевт, гастроэнтеролог. Закончила Североосетинскую государственную Медакадемию. Интернатуру и ординатуру проходила на базе Кафедры факультета постдипломного образования. Затем продолжила учебу по гастроэнтерологии в Москве на базе первого Медицинского университета им. Сеченова. Регулярно выезжает и на образовательные курсы по специальности. Сегодня Наталья Эльдаровна, как и многие врачи мира, работает в «красной зоне», помогает пациентам с коронавирусной инфекцией побороть болезнь.

Как оказалась в «красной зоне»
Наталья Габараева, можно сказать, не совсем профильный врач для лечения больных COVID-19. Но все же она с появления первых больных коронавирусом в Южной Осетии работает в «красной зоне».
По ее словам, коронавирусные больные – это частично терапевтический профиль тоже. «На лечение больных с коронавирусом в больницы привлекались не только инфекционисты, пульмонологи и терапевты, но и врачи других специальностей», — говорит она.
Пойти в «красную зону» ее не заставляло руководство медучреждения. Наталья подчеркнула, что это профессиональный долг врача, и оставаться в стороне, когда реально нужна помощь каждого врача – это не правильно.
«Как можно быть сторонним наблюдателем, когда можно быть реально полезным? Тем более мы все понимаем, что коронавирусная инфекция останется жить с нами, она никуда не исчезнет, и борьба с ней для нас всех — новый опыт, своего рода новая перестройка, которая уникальна и для югоосетинских врачей, и для мирового здравоохранения. Мы сами тоже должны набраться опыта справляться с больными, учитывая, что на сегодня информация о коронавирусе меняется быстро. С весны вышло девять рекомендаций. И это говорит о динамичности коронавируса, и нам нужно успевать и приобретать свой собственный опыт», — считает врач.
Ненормированный график
Согласно утвержденному графику, работа врачей делится на две смены — дневных врачей и дежурных. В «красной зоне» врачи работают по десять дней. По словам Натальи Габараевой, дневные врачи на смену заступают в 9 утра, и их рабочий день длится до 16.00. А дежурные начинают в 16.00 и работают до 9 утра. «Но из-за большого количества больных, среди которых много тяжелых, с сопутствующими патологиями, пожилые пациенты, требующие тщательного контроля и внимания, у нас не получается уходить в 16.00 вечера и мы остаемся до 22.00 и 23.00 часов», — отметила врач.
Габараева добавила, что на одного врача приходится от 25 и больше больных. И чтобы уделить им достаточное внимание врачи остаются до самого вечера. Она признается, что целый день находиться в средствах индивидуальной защиты очень трудно, но другого выхода у медработников нет, и им приходиться справляться с возложенными на них обязанностями.
«Заступая на работу, в первую очередь мы начинаем осмотр тяжелых больных, затем – пациентов средней тяжести. Одновременно у нас идет госпитализация вновь поступивших, и выписка тех, кто уже не нуждается в стационарном лечении. Кроме того, остается еще и очень много организационных вопросов, требующие больших энергетических затрат – это приглашение консультантов при необходимости, отправка больных на КТ-исследование, УЗИ, ЭКГ. Все это происходит в наше рабочее время. А в три часа дня получаем результаты анализов больных, которые мы анализируем и корректируем лечение больных, а к тому времени уже пора начинать вечерний обход больных. Одним словом, приходится оставаться допоздна на работе», — рассказала о рабочих буднях Наталья Габараева.
Посторонним вход запрещен
В «красной зоне» герой нашей статьи работала еще и весной, когда появились первые больные коронавирусом. Уже тогда она привыкла быстро надевать защитный костюм и немного даже привыкла работать в средствах защиты. Тогда было не столько больных, и тот опыт пригодился ей сейчас. «Сегодня уже не возникает никаких проблем с надеванием защитного костюма, в принципе их не было и тогда. Это делается очень просто и быстро. Другое дело, что тяжело находиться целый день в костюме, очках, респираторе. Более того, мы надеваем по две пары перчаток, что также создает определенные проблемы при осмотре больного и проведении пальпации живота, лимфоузлов, также невозможно провести аускультацию легких. Это самое большое неудобство. В защитном костюме врач видит и слышит по-другому. Но, даже к этим трудностям, мы уже успели привыкнуть», — отметила она.
Надо учитывать и тот момент, что все эти защитные приспособления наносят определенный вред для женского лица тоже. Но как говорит Наталья Эльдаровна, все неудобства терпимы по сравнению со здоровьем человека.
Врачам небезразлично состояние пациента
— В некоторых медучреждениях, врачи в «красной зоне» для связи и передачи оперативной информации, пользуются специальными рациями. Как работают югоосетинские врачи?
— В инфекционной больнице у нас никаких раций нет, и пользуемся личными телефонами. Изначально мы заносили их в герметичных пакетах, но как показала практика, так очень неудобно разговаривать, плохая слышимость, и потому сейчас их приносим просто, без каких-либо средств защиты. Но после обрабатываем. В течение дня нам приходится много звонить по организационным вопросам, и телефон крайне необходим.
— Как ведут себя больные? Не пытаются ли на врачах срывать некую злость?
— Ситуации бывают разные. Некоторые больные считают коронавирус приговором, неизлечимым заболеванием, и у них начинается паника. С такими пациентами мы проводим разъяснительные беседы, в результате чего они начинают верить врачам и, выздоровев, уходят довольные и благодарные. У большинства больных настрой доброжелательный, отношение к врачам – положительное. Зачастую заходя в палату, не успеваю спросить о жалобах, как пациенты сразу начинают благодарить. Но есть категория больных, особенно это наблюдается в первые дни госпитализации, когда у человека бывает отрицание болезни и некоторые начинают фокусироваться на собственных жалобах и ощущениях. Редко у кого бывает агрессивный настрой. Но спустя пару дней, когда они видят чуткое отношение медперсонала, они начинают по-другому относиться к врачам, и нас радует доброжелательное взаимопонимание. Врачам небезразлично состояние пациента, и мы делаем все для того, чтобы они поправились.
— Пациенты часто говорят «спасибо!»?
— Когда больные уходят здоровыми, мы всегда в их глазах видим благодарность, они выражают это и эмоциями. А врачей – это только радует и вдохновляет на дальнейшую плодотворную работу.
Мнение изменилось
Сегодня COVID-19 охватил весь мир. Врачи ищут и разрабатывают методы борьбы с новой инфекцией, но пока результат неутешительный. По словам Натальи Габараевой, о коронавирусе мнение врачей поменялось. «Одно дело, когда мы на это смотрели с экранов телевизоров, читали в новостях, наблюдали за статистикой. Другое дело, когда беда настигла нас, и к нам начали поступать тяжелые больные, которых врач обязан лечить. Всем понятно, насколько COVID-19 коварное заболевание, и как важно соблюдать меры предосторожности, чтобы остановить заболевание. Соблюдайте дистанцию, носите маски, обрабатывайте руки санитайзерами, по возможности откажитесь от посещения массовых мероприятий», — призвала она.
На вопрос о том, что делают сами врачи, чтобы максимально предостеречь себя от коронавируса, Наталья Эльдаровна скромно ответила: «Ничего особенного. Я, как и все граждане, принимаю витамины Д и Омега 3. И стараюсь соблюдать все меры предосторожности».
Что касается проблем, с которыми приходиться сталкиваться врачам, Наталья Габараева выделила нехватку кислорода, которое в одно время испытывали югоосетинские медучреждения. «Невозможно выразить словами состояние врачей, когда заканчивается кислородный баллон и его не могут по разным причинам заменить вовремя. А у нас были пациенты, которые не могли дышать без кислорода даже пять минут. Мы испытывали большой стресс. Сейчас уже есть централизованный кислород, но и это в ограниченном количестве. Будем надеяться, что проблема с кислородом наладится, так как кислородотерапия очень важна для больных коронавирусом и пневмонией. Они все поступают с той или иной степеню гипоксией и все нуждаются в подаче кислорода», — уточнила она.
В профессии не разочаровалась
— Как смотрит на вашу работу на передовой семья?
— Семья относится с пониманием, но ребенок испытывает определенный недостаток внимания. Родители изначально очень переживали, но наша профессия обязывает идти на определенные риски ради здоровья других людей. И это важно.
— Не думали бросить все, и заняться чем-то другим?
— Никогда. Выбор профессии врача был осознанным для меня решением, и мне очень нравится работать врачом. Конечно, возникают некоторые трудности, в принципе, как и в других сферах и профессиях, но в целом я довольна.
— Как отдыхаете при выходе из «красной зоны»?
— Для меня пребывание дома, прогулки на свежем воздухе – это приятный отдых, и большего мне не нужно после работы в «красной зоне».
Алена ДЖИОТЫ