/Коста – гений, творец, путеводная звезда униженных и оскорбленных

Коста – гений, творец, путеводная звезда униженных и оскорбленных

Сегодня исполняется 161 год со дня рождения великого осетинского поэта, драматурга, прозаика, публициста, художника и общественного деятеля, революционера-демок-рата, основоположника осетинского литературного языка Коста Левановича Хетагурова. Коста развивал в родном народе чувство национальной гордости, революционную мысль, тягу к знаниям.
Коста родился 15 октября 1859 года в с. Нар Северной Осетии в семье офицера русской армии. Поэт неизменно питал к отцу глубокое уважение, а матери своей он не помнил совсем. Она умерла, когда мальчику было два года.
В 1871 году Коста был зачислен в подготовительный класс Ставропольской мужской классической гимназии и определен в пансион при ней. Десять лет учился он в этой гимназии, здесь впервые познакомился с творчеством русских писателей, стал заниматься живописью, писать стихи. Осенью 1881 года поступил в Петербургскую академию художеств, получив стипендию администрации Кубанской области. Закончить академию Коста не удалось: в январе 1884 года выдачу стипендии власти области прекратили. Он еще 2 года посещал занятия в академии вольнослушателем, но летом 1885 года был вынужден вернутся домой из-за крайне бедственного положения, не закончив полного курса обучения.
Годы учебы в российской столице сыграли большую роль в формировании Коста Хетагурова как поэта и революционного демократа. Он был связан с тайными молодежными кружками, деятельность которых была направлена против существующего строя. Он возвращается на Кавказ и до 1891 года живет и работает во Владикавказе. Здесь он пробыл почти шесть лет, но по-настоящему проявить свои разносторонние способности не мог. Коста писал стихотворения, поэмы преимущественно на русском языке. Работал он и как живописец, выставлял свои картины вместе с русским художником А. Бабичем, рисовал театральные декорации, устраивал любительские литературно-музы-кальные вечера, изредка печатал свои русские произведения в ставропольской частной газете «Северный Кавказ». В газетных отчетах выступление Коста выглядело как наиболее яркий эпизод всего праздника, но стихотворение, посвященное памяти Лермонтова, цензура не пропустила на страницы печати, оно было опубликовано, да и то анонимно, лишь десять лет спустя.
Реакция цензуры понятна: осетинский поэт видел в Лермонтове «предвестника желанной свободы», «благородную мощную силу», поднимающую людей «на бой за великое, честное дело», а организатором торжеств хотелось славословиями заглушить протестующий голос.
Коста как организатор борьбы за осетинскую школу был выслан по распоряжению начальника Терской области за пределы родного края сроком 5 лет. В июне 1891 года Коста выехал из Владикавказа в село Георгиевско — Осетинское к своему престарелому отцу. Началось, может быть, самое трудное время в жизни поэта. Теперь он вовсе был выключен из общественной среды и обречен вести жалкое существование: приложить свои знания и талант к какому-либо важному и достойному его делу не имел никакой возможности. В январе 1892 года Коста предстояло пережить еще более тяжелые удары судьбы. Сватовство к давно и горячо любимой девушке Анне Цаликовой завершилось вежливым отказом. Скончался отец поэта.
В Карачае Коста провел почти 2 года. Только в феврале 1893 года удалось ему перебраться в Ставрополь и стать постоянным сотрудником газеты «Северный Кавказ». В этой редакции Коста работал до 1897 года. И эти годы были временем самой интенсивной творческой и общественной деятельности поэта.
Он пишет стихи, поэмы, публицистические статьи, которые печатаются не только в кавказских газетах, но и в периодических изданиях российской столицы. Поэт выражает сокровенные мысли и чувства народа, зовет его к борьбе за свободу. За четыре года Коста из провинциального безвестного поэта превратился в видного литературного деятеля своего времени.
В июле 1897 года Коста Хетагуров вынужден был сделать операцию. Она прошла удачно, но туберкулез тазобедренной кости не был побежден. В октябре поэту пришлось выехать в Петербург и вновь обратиться к врачам. 25 ноября он перенес тяжелейшую операцию, после которой шесть месяцев не вставал с койки. В июне 1898 года он вернулся на родину, где и продолжил лечение. В. И. Абаев, большой знаток жизни и творчества поэта, сказал о нем: «У Коста был свой Бенкендорф — генерал Каханов». Первое выселение поэта за пределы Терской области было дело рук этого провинциального Бенкендорфа. Коста обжаловал самоуправство зарвавшегося чиновника. А он стал искать повод для новой ссылки Коста, немало досаждавшему всевластному начальнику своими статьями и сатирическими произведениями.
26 мая 1899 г. Коста был уже на пути следования к месту новой ссылки. По возвращении на Кавказ в марте 1900 г. он вновь стал сотрудничать в периодике Ставрополя. Пятигорска и Владикавказа. Публицистика его стала еще более острой и проблемной. Казалось, наступил новый, более зрелый период его творчества, но вскоре обнаружилось, что силы поэта были на исходе, что здоровье его непоправимо надломлено.
В декабре 1901 г. Коста пере-ехал во Владикавказ, решив поселиться здесь навсегда. Он принимает деятельное участие во всех местных культурно-просветительских мероприятия. Занимается живописью. Публицистикой, продолжает работу над поэмой «Хетаг», пытается открыть школу рисования для одаренных детей, предполагает взять на себя редактирование газеты «Казбек». Однако все эти начинания остались незавершенными или неосуществленными. К концу 1903 г. Коста, больной и одинокий, провел в нетопленой квартире, лишенный не только медицинской помощи, но и элементарного присмотра.
Материальные затруднения были столь беспросветны, что гордому Коста приходилось порой просить у друзей на хлеб. Летом за ним приехала сестра и увезла его в родное село. Поэт прожил еще три года. Но вернуться к творческой и общественной деятельности уже не мог. 19 марта 1906 г. перестало биться его благородное сердце.
При жизни поэта мало кто понимал подлинное значение художественного творчества и общественной деятельности Коста. Но когда его не стало, то со всей очевидностью обнаружилось, что ушел человек необыкновенного таланта, мудрости и мужественного характера.
Стихи Коста стал писать еще на школьной скамье, писал на русском и осетинском языках. Зрелый период в творчестве Коста наступил вскоре после возвращения его на родину в 1885 г. Это было время прямого столкновения поэта с ужасающей осетинской действительностью. Нищета и бесправие. Вековое невежество и духовная подавленность народа привели его в отчаяние.
Поэмы «Фатима», «Перед судом», «Плачущая скала», этнографический очерк «Особа» — все эти произведения посвящены анализу и оценке противоречий недавнего прошлого осетинского народа.
Раньше других была написана и опубликована поэма «Фатима» (1889 г.). Свое внимание он сосредотачивает на внутренних противоречиях горского бытия, на сословных, идеологических и нравственных конфликтах.
В своих мыслях о прошлом Коста был всегда последователен, а позиция его строго продумана. Патриархально-феодальное прошлое горцев не содержало в себе свободы — это основная его посылка, и она утверждается им и в публицистике, и в целом ряде художественных произведений. В этом смысле поэмы «Перед судом» и «Плачущая скала» близки «Фатиме».
Поэт отвергал клевету на национальный характер горцев и защищал их от произвола колониальной администрации и «неблаговидной эксплуатации» капитала. А защищал горские народы Коста всеми доступными ему средствами — поэтическим словом, публицистической статьей, прошениями в официальные инстанции и т.д. Но ярче и полнее позиция Коста в оценке современной деятельности проявилась в его сатирической и обличительной поэзии, прежде всего в поэме «Кому живется весело». Сатирических мотивов немало и в лирической поэзии Коста. Противопоставления поэта толпе, ее образу жизни и мещанским идеалам счастья — таков смысл обличительных стихов в лирике Хетагурова.
Тема народа — магистральная тема всего творчества Коста, широко развернутая в его поэмах. Она объединяет и небольшое количество стихотворений на русском языке. Однако они далеко уступают в достоверно-реалистическом изображении народной судьбы «Ирон фæндыру» — самому зрелому творению Коста.
«Ирон фæндыр» — единственная книга стихов на осетинском языке. Она писалась им всю жизнь. В нее вошли произведения, созданные с лета 1885 г. до конца творческого пути поэта. Писались они в разное время и по различным поводам. Публиковать их было негде, — в Осетии в ту пору не было периодической печати. Стихи расходились в списках, некоторые становились народными песнями, некоторые попадали в школьные учебники. Но шли годы, и у автора возник замысел отдельной книги.
Однако лишь 3 сентября 1898 г. появилась первая беловая рукопись с подзаголовком: «Думы сердца. Песни. Поэмы и басни».
Выход «Ирон фæндыр» в мае 1899 г. явился исключительным по своей значимости и последствиям событием в истории осетинской национальной культуры в целом. Осетинская профессиональная поэзия получила всенародное признание и стала крупнейшим явлением в духовной жизни нации.
Н. БИТИЕВА