/Как был открыт первый пресс-центр

Как был открыт первый пресс-центр

С целью отражения информационной агрессии со стороны Грузии, в Южной Осетии в начале 1990-х гг. был организован пресс-центр при Облисполкоме, при непосредственной помощи Знаура Гассиева и Герасима Хугаева. Мы видели, что отстаем в информационной войне и необходимо было предпринимать экстренные и неотложные меры по выправлению ситуации и адекватном информационном противоборстве.

При содействии Знаура Гассиева была выделена сумма в 66 тыс. рублей, на которую в Москве были приобретены видеомагнитофон и видеокамера. Пресс-центр был образован в начале 1990 года. Первыми работниками ведомства были: Константин Алборов — председатель, Зема Тедеева, Залина Тибилова, Дина Джиджоева, Василий Гаглоев, Тамаз Макиев и Ило Бестаев.
За информацией и помощью к нам приезжали в массовом количестве журналисты многих государств. Им оказывалась всесторонняя помощь сотрудниками пресс-центра. Им разъясняли текущую ситуацию в Южной Осетии, обеспечивали их необходимой информацией и документами.
В то время практически отсутствовали приемлемые условия для жизни и быта. Не было элементарных удобств бытового плана, столовых. Нам приходилось обустраивать гостей по домам, в основном наших сотрудников. Например, у меня дома нашли постоянный приют и тепло корреспонденты. Гостей приходилось водить во все уголки испытавшей неимоверные трудности Южной Осетии, в окопы, где защитники Отечества находились круглосуточно и отражали атаки грузинских националистов.
В наши обязанности входила еще и организация митингов, где мы обсуждали насущные проблемы, приглашали руководителей области, чтобы до широких масс доводилось их видения происходящих событий. Приходила на митинги югоосетинская интеллигенция в лице писателей и поэтов. Например, часто выступали Хаджи-Умар Дзудцов, Хаджи Алборов, Иван Цховребов и многие другие. Мы зачитывали обращения во все инстанции — в Россию и зарубежные информационные агентства, политикам и общественным деятелям всего мира. У меня вошло в привычку каждую ночь сидеть и писать обращения, иногда писал от восьми до десяти обращений за ночь во все инстанции. Через наш пресс-центр прошли порядка 500 обращений ко всему миру.
Помимо корреспондентов мне приходилось еще приглашать домой командный состав дислоцированных войск. Они тоже испытывали трудности в обеспечении продовольствием, и как они сами выражались, «хотели посидеть в домашней обстановке». К этому я тоже привык, помню с командирами вместе посещали парилку воинской части, после чего дома нас ждал хороший стол, со всеми атрибутами проведения праздничного застолья. Все это было необходимостью, представителям СМИ многих государств необходимо было помогать, чтобы они доводили до международной общественности реальную ситуацию в Южной Осетии.
Пресс-центр выполнял огромную и крайне важную работу в плане содействия и оказания помощи журналистам, приехавшим в Южную Осетию. Мы снимали разрушения, ездили на места, где грузинские националисты за собой оставляли сожженные, разграбленные и разрушенные села. Все эпизоды и факты мы отправляли во все инстанции, в Северную Осетию и в Москву.
К сожалению, вследствие субъективных моментов нашему центру создавались препятствия, он подвергался атакам. Наша организация занималась другими важными делами, несвойственными нашими функциональным обязанностям. В пресс-центре был обширный материал архивов разных направлений. Нашим пресс-центром был внесен огромный вклад в становлении государственности Южной Осетии. Если проанализировать нашу работу в тот период, то объем обрабатываемой информации был колоссальным. Каждый сотрудник пресс-центра, на самом деле, отдавал всего себя общему делу.

Константин Алборов