/Здесь утерянный мир маленького города

Здесь утерянный мир маленького города

В нашу непростую эпоху, эпоху информационных технологий, как-то модно стало говорить, что сегодня технологическая новизна для художника обязательна, что, казалось бы, без усвоения последних правил, творческий человек обречен на эпигонство. При этом забывается, что искусство, прежде всего, подчиняется своим непрямолинейным законам и его судьба не постепенный подъем и вообще не движение, а постоянное переживание данного художнику мира. Мы же не ждем новшеств от природы? Мы благодарим ее за каждый восход солнца, хотя ничего нового в нем нет.
Точно также зритель благодарен искусству, что оно непрерывно рассказывает о мире и человеке истины, которые логически сформулировать невозможно. Это хорошо понимает бард-художник, заслуженный деятель искусств Южной Осетии, член Союза художников СССР Валерий Авагимов.
Его творчество продиктовано, прежде всего, потребностью высказаться просто и откровенно. На полотнах художника вы не найдете сверхоригинальных идей с ультрасовременными заморочками, а окунётесь в атмосферу Цхинвала 70-80-х годов. Здесь господствуют размеренность, тишина и созерцание, то, чего нам не хватает в хаотичном ритме современных реалий. Каждая его работа пропитана духом старого Цхинвала, каждый портрет, если приглядеться, напоминает соседа, друга, сослуживца, просто случайного прохожего, даже портрет вождя пролетариата подозрительно напоминает образ соседа дяди Васи.
Здесь, в микромире художника, зритель проходит сквозь чьи-то судьбы и жизни: вот безмятежный сон младенца, а тут безвозвратная утрата матери, вот встретились старость и молодость, а на лице молодой кокетки ничем не обремененная беззаботность, сосредоточенность слепого музыканта, тут боль, а там радость, злость, коварство, любовь, нежность… И всё это — такой небольшой и такой безмерно огромный мир маленького города, затерянного в горах Кавказа. Одним словом, вы смотрите на картины Валерия Авагимова, и перед вами, как в старом кино, проходит размеренная жизнь старого Цхинвала, с его радостью и горем, трагедией и весельем. Все что мы видим на картинах мастера — эквивалент души художника, перенесённой на холст, бумагу, картон. Это его послание миру, наша задача лишь прочесть его. Считается, что работы, которые он создал, просты и наивны, но его творчество глубоко одухотворяет. Художник никогда не писал ради денег, а всегда творил по велению сердца. И эта душевность передаётся каждому, кто не разучился, как банально не звучит, чувствовать, любить, страдать. Творчество этого глубоко ранимого человека впитало в себя и выражает собой весь его непростой, но хрупкий и чистый внутренний мир.

Короткие штрихи к портрету
Валерий Михайлович Авагимов родился 16 декабря 1945 года в Киеве. Отец его был армянином, мать Мария Козловская — полька. С детства он запомнил, как отец играл на свирели армянские национальные мелодии, а мать пела песни на украинском и польском языках. Отец В. Авагимова, участник ВОВ, после войны участвовал в восстановлении угольных шахт Донбасса, поэтому семья переехала в Горловку, где прошли детство и юность художника. Послевоенное полуголодное детство наложило свой, как ни странно, положительный отпечаток на будущего художника — он прошёл суровую школу жизни, овладел разными профессиями. Первое его соприкосновение с живописью произошло в восьмом классе, тогда же он начал изучать биографии и работы известных мастеров кисти. После школы работал помощником экскаваторщика, чтобы заработать деньги на покупку холстов и красок. Когда ему исполнилось 18, его призвали в Советскую Армию. Армейские дороги занесли его в Германию, в танковые части.
Демобилизовавшись в запас, он решает пойти вслед за призванием и поступить в Тбилисскую государственную художественную академию. Но по приезду в столицу ГССР, выяснилось — тот год в этом учебном заведении не планировали открыть русский сектор, поэтому ему посоветовали ехать в Южную Осетию и поступить в Цхинвальское художественное училище, что он и сделал в 1968 г. Так волею судьбы Валерий оказался в Цхинвале.

Грани творчества
Долгие годы в творчестве Валерия Авагимова преобладали соцреализм и романтический реализм, он также отдавал предпочтение портретам и натюрмортам. С середины 90-х увлёкся примитивизмом. В 80-х годах Валерий активно выставляется в Москве, Тбилиси, Новороссийске, Сочи, Севастополе, Цхинвале, а в 1983 г. становится членом Союза художников СССР. Много его работ ныне находится в галереях и частных коллекциях Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя, Тбилиси, Токио, Сиднея, Квебека и др. Часть работ безвозвратно утеряна во время грузинской агрессии, но художник не пал духом и продолжал творить. Валерий не оставляет и бардовскую деятельность. В 1987 г. становится лауреатом Грушинского фестиваля. Его музыкальный репертуар в основном посвящен военной тематике, всего им написано более 800 песен. Многие из них по достоинству оценены на разных конкурсах, принеся ему заслуженные награды. До недавнего времени активно занимался концертной деятельностью, часто давал благотворительные концерты в школах и интернатах. Еще одним направлением творчества стали стихи. В разные годы он издал три сборника своих стихов, посвященных теме Родины, семьи, любви к женщине и др.
Источником вдохновения для художника всегда оставалась его семья и малая родина. Он никогда не признавался вслух о любви к Цхинвалу, но мы видим эту любовь в каждой картине, в каждом взмахе кисти, и почти в каждой строчке его песен.
Более года назад дочь художника Григория Котаева — Елена, взялась организовать персональную выставку Авагимова. Проведена колоссальная работа по восстановлению картин художника, т. к. многие были сильно повреждены разрушительным наводнением 1991 г. Работа велась в багетной мастерской и уже подходила к концу, но грянул кризис с ковидом, плюс отсутствие финансирования и выставку отложили на неопределённое время.
Интересные факты
Поступив в художественное училище и решив навсегда связать себя с изобразительным искусством, Валерий Авагимов встретил замечательных педагогов и единомышленников. Среди них Энвер Туганов, который был не только сыном великого осетинского художника Махарбека Туганова, и превосходным педагогом, но и удивительно интересным человеком. В те далекие годы, Цхинвальское художественное училище было неким «плодородным оазисом» с прекрасным творческим климатом. Энвер Махарбекович почти сразу взял под своё крыло молодого художника, отношения педагог-ученик впоследствии переросли в крепкую дружбу.
Много лет художник также дружил с Валерием Сагкаевым, учил его игре на гитаре, стихосложению. В доме Авагимовых певец воспринимался не как гость, а как близкий семье человек. За два дня до гибели Сагкаев заходил к Авагимовым, принёс свои новые стихи. Дело в том, что много лет корректором его стихов была супруга Валерия Аваги-мова — Светлана Гагиева. Она не была поэтом, но удивительное врождённое чувство ритма и стиля помогали ей доводить до окончательной «кондиции» песни Сагкаева.
Ещё одним памятным событием в жизни Валерия Ава-гимова стало участие в ликвидации последствий страшного землетрясения в Армении в декабре 1988 года. Практически полностью уничтожен Спитак, где находился эпицентр 10-бального землетрясения. В результате катастрофы, по официальным данным, погибло более 25 тыс человек, а 140 тыс. стали инвалидами. Художник, оставив семью дома, вместе с добровольцами отправился в Спитак, где в течение месяца участвовал в спасательных операциях. «Город был разрушен полностью, пострадавшие остались практически в открытом поле и это в период морозов. В глазах людей были отчаяние, боль и страх. Большинство из них потеряли всю семью, кому-то повезло больше — они лишились только крова», — вспоминает художник.
По словам Авагимова, ему пришлось пережить немало трудных психологических моментов, когда из-под завалов приходилось доставать тела маленьких детей и их родителей. За все время пребывания в Спитаке, бригаде спасателей, в составе которой он работал, удалось спасти семь человек, но об их дальнейшей судьбе ему ничего не известно.
Дальнейшая жизнь мастера кисти была тесно связана с защитой Южной Осетии от грузинской агрессии. Он воевал в составе отрядов самообороны, а затем, после завершения боевых действий, служил в рядах осетинского батальона смешанных миротворческих сил по поддержанию мира, которые много лет являлись гарантом стабильности в зоне грузино-осетин-ского конфликта. В трудные 90-е, чтобы хоть как-то прокормить семью, Валерий Ава-гимов брался за любую работу, красил ограды на могилах, продавал мороженое, разрисовывал фуры дальнобойщиков. В 1996 году участвовал в росписи (8 икон) Храма Пресвятой Богородицы в Цхинвале.
Всех, кто с ним сталкивался, этот поистине уникальный человек привлекает своей верой в торжество доброты, которой он щедро одаривает окружающих его людей. Всех, без исключения… Сам же, забытый Богом и людьми, продолжает проживать в доме довоенной постройки за Старым мостом на левом берегу реки Большая Лиахва. Ветхое здание признано аварийным, бывшие жильцы давно разъехались кто куда… Лестница, ведущая в квартиру художника, расшатана, да и сами стены дома готовы обрушиться в любую минуту. Здесь нет ни воды, ни газа, ни тепла… И вот уже более 40 лет известный цхинвальский художник, бард и поэт, воспевая Осетию и ее народ, проживает в таких нечеловеческих условиях, но помочь ему пока что никто не торопится. Может пора задуматься о судьбе человека, который с такой поразительной любовью и надеждой смотрит в будущее и верит в человечность и доброту?

Алла ГЕРГАУЛОВА