/Зарская трагедия: жизнь Гаглоевых разделилась на До и После…

Зарская трагедия: жизнь Гаглоевых разделилась на До и После…

Двадцать восемь лет назад было совершено одно из самых чудовищных и бесчеловечных преступлений против народа на Юге Осетии

Ежегодно 20 мая в республике отмечают День памяти и скорби –Зарскую трагедию, которая осталась в памяти народа как один из кровавых и подлых актов, совершенных со стороны фашистской Грузии. В этот день осетинский народ вспоминает жертв трагедии, унесшей 33 невинно убиенных душ на объездной дороге, ставшей в период военной агрессии единственной «дорогой жизни».

Предыстория трагедии
С 9 мая 1992 года наблюдалась очередная эскалация грузино-осетинского конфликта. К юго-осетинской территории подступили вооруженные силы Грузии и тяжелая техника, круглосуточно обстреливавшие город. 12 мая грузинские вооруженные бандформирования с бронетехникой ворвались в с. Прис. Многие жители успели покинуть село, 20 человек были ранены, 8 сельчан зверски убиты. С 10 по 12 мая в больницу было доставлено 120 человек, из них 15 скончались от ран. Массированный обстрел города не прекращался, несмотря на заверения грузинского руководства о прекращении огня. И с 14 мая началась массовая эвакуация детей и женщин из республики.

Мама попрощалась с нами…
Супруги Василий Гаглоев и Евгения Джеранова стали жертвами Зарской трагедии. О последних, вместе проведенных минутах и о том, как эта чудовищная трагедия сделала ее сиротой, нам рассказала дочь погибших, председатель общественной организации семей погибших и без вести пропавших в результате грузинской агрессии «Мемориал» Алена Гаглоева.
Василий Гаглоев ушел на пенсию проработав в правоохранительных органах, а Евгения Джеранова работала заведующей канцелярии, лаборантом в Юго-Осетинском пединституте.
«В 1992 году город находился под постоянным артобстрелом, поэтому меня с сестрой Викторией отправили в Северную Осетию. Там нас временно устроили в школу, а жили мы в пустующей на тот момент однокомнатной квартире родственников. Родители часто навещали нас. А старший брат Анатолий находился на срочной службе в России», — уточняет наша собеседница.
Когда в очередной раз родители приехали во Владикавказ проведать своих дочерей, пришла весть, что от грузинской снайперской пули погиб их однофамилец — Иосиф Гаглоев. Сыновья Иосифа позвонили и попросили Василия приехать и помочь с похоронами.
«Родители начали собираться в дорогу. Возможно, мама чувствовала беду, потому как перед отъездом показала нам, где лежат ценности. Она с нами прощалась, словно навсегда отрывала от своего сердца. До сих пор помню ее печальный и тяжелый взгляд, она как будто хотела четче запечатлеть в памяти наши лица. Тогда мама попрощалась с нами, мы ее видели в последний раз», — рассказала Алена Гаглоева.

Зар: 20 мая 1992 года
После похорон Иосифа Гаглоева 20 мая Василий Гаглоев принял внезапное для супруги решение — вернуться во Владикавказ. Евгения не собиралась выезжать, тем более она в этот день дежурила на работе, но глава семей-ства настаивал. Василий Гаглоев ночью увидел плохой сон, как потом рассказали дочерям, и хотел спасти жену. Супруги долго спорили, даже соседи слышали, как повышенным тоном Василий сказал жене: «Нет, ты сегодня же поедешь со мной обратно». Евгении пришлось уступить.
Гаглоевы сели в битком набитую машину, на которой во Владикавказ собиралась выехать еще одна супружеская пара — Цебоевы, Ирина Гаглоева с четырехлетним сыном Астемиром и Емзар Гаглоев, который с трудом устроился в багажнике с сумками. Все пассажиры этой машины погибли, кроме маленького Асте-мира, уцелевшего в этой бойне благодаря матери, накрывшей его собой, и Емзара Гаглоева, которому повезло остаться в живых, но он был доставлен в больницу с тяжелыми ранениями.
«Самое страшное то, что мама попыталась убежать. Она выскочила из обстреливаемой машины. Но грузины погнались за ней и убили в лесу», — поделилась тяжелыми воспоминаниями Алена Гаглоева.
Случившееся скрыли от дочерей, сообщив им, что родители ранены. На следующий день друг Василия привез Викторию и Алену на похороны в Цхинвал. Тогда Виктории было 15, а Алене 13 лет. О самом страшном воспоминании — дне похорон Алена умолчала, нетрудно понять почему…
Зарская трагедия сделала Гаглоевых сиротами
После 20 мая обстрелы с грузинской стороны усилились и девочки просидели у родственников в подвале двое суток, потом их увезли обратно во Владикавказ.
«Брату о трагической кончине родителей сообщили телеграммой и он самовольно оставил службу и вернулся домой. Несколько месяцев мы жили с Анато-лием на квартире родственников. Но после осетино-ингушского конфликта в том же году родственникам с малолетними детьми самим пришлось бежать из с. Сунжи. Им некуда было деваться, нужна была квартира, поэтому нас попросили освободить ее», — продолжила рассказ Гаглоева.

Ежегодно 20 мая «рана кровоточит»
«Взрослея, я каждый год ждала, что со временем мне станет легче. Все ведь говорят что — время лечит. Но нет, почему-то даже становится тяжелее, словно человек заново переживает эту трагедию. Ближе к 20 мая обостряется горечь от того, что мамы и папы нет рядом и они не успели нам додать свою родительскую любовь. Все родственники часто признаются, что Василия и Евгении очень не хватает, они сплачивали их. А после смерти родителей жизнь родни изменилась, и не в лучшую сторону. Я очень ценю то, с какой теплотой вспоминают моих родителей бывшие сотрудники и люди, которые их знали», — завершила свой печальный рассказ Алена Гаглоева.
Мадина БЯЗРОВА