/Благодаря таким героям народ выжил в борьбе с коварным врагом

Благодаря таким героям народ выжил в борьбе с коварным врагом

Леонид Георгиевич Харебов внес неоценимый вклад в национально-освободительную борьбу народа Южной Осетии против грузинских агрессоров. Выдающегося инженера-строителя с полным основанием можно считать одним из творцов независимости РЮО. Построенная им объездная дорога через с.Зар помогла республике выстоять в тяжелые блокадные годы, спасла десятки тысяч людей и неслучайно названа «Дорогой жизни».
Биография героя нашего рассказа насыщена интересными событиями. Леонид Харебов рисковал жизнью ради спасения Отечества, пережил гонения власть имущих, любовь и трагедию в личной жизни.

Предначертано судьбой
Кажется, стать строителем дорог Л. Харебову было уготовано судьбой. С дорогами она связала его с самого появления на свет. Он родился в поезде по прибытии в г. Ростов, где у его матери проживала родня. Это было в 1939 г.
Родовое село Леонида — Рустау Цхинвальского района Южной Осетии. Там родился его отец Георгий, но с 14 лет он жил в Баку в доме дяди. Учился там в железнодорожном институте. Брат дедушки Леонида с семьей осел в Азербайджане после геноцида Грузии против Южной Осетии в 1920 г. Тысячи семей тогда покинули родную землю и остались жить на чужбине.
В 1942 г. в разгар ВОВ родители привезли маленького Леонида вместе с младшим братом в с. Рустау к бабушке и дедушке. Его отец отправился на фронт, но оттуда не вернулся. С трех лет Леонид жил в Рустау, окончил местную сельскую школу. Был активным ребенком, увлекался борьбой и другими видами спорта. Считался одним из лучших в школьных соревнованиях. Но любовь к борьбе сыграла с ним злую шутку. Как-то бойкий юноша вздумал помериться силами с парнем постарше и тяжелее по весу, но, пытаясь сделать прием, неудачно упал на ледяную землю и разбил себе плечо. Эта травма помешала осуществиться его мечте стать военным. Ему удалось попасть в высшее общевойсковое училище в Баку, однако, когда выяснилось, что у парня одно плечо короче другого, его признали негодным к строевой службе и отчислили.
Леонид остался в Баку с матерью. Устроился на работу в завод, где раньше трудился его отец. Освоил профессию токаря. По совету дяди поступил в нефтяной техникум. Работал в управлении Кировнефть, где молодого человека с организаторскими способностями сразу назначили секретарем комитета комсомола. В 1962 г. он по комсомольской путевке поехал в г. Омск на нефтехимические стройки. Там вскоре сдал экзамены в филиал московского института нефти и химии им. Губкина. Параллельно подал документы в мединститут, но через пару дней резко поменял планы.
Харебов ненадолго приехал в Рустау к бабушке и деду. Вся деревня обсуждала трагедию, произошедшую накануне. С обрыва упала машина, трое погибли, еще двое получили увечья. «Мой дед с досадой вопрошает: «неужели в нашем селе не родится человек, который выучится на инженера и построит дороги?». Эти слова я принял близко к сердцу», — теперь уже 80-летний Леонид Георгиевич вспоминает, как решил стать дорожником.
Вернувшись в Омск он первым делом забрал документы из медицинского и поступил в автодорожный институт. Закончил три курса. Полгода еще провел в политехническом институте, но в морозной Сибири сильно заболел и был вынужден возвратиться в Южную Осетию. Здесь любознательный молодой человек закончил факультет математики тогда еще пединститута. Ему предлагали место на кафедре физики и учителя в школе, однако к тому времени он успешно работал старшим прорабом в Цхинвальском дорожном управлении. «Заведующий областным доротделом Борис Бекоев относился ко мне, как к сыну. Я не мог его подвести и уйти, — говорит Л. Харебов. — Остался дорожником, как хотел мой дед. Видимо, это судьба».
Мужчина стремился развивать свои знания и продолжил учебу, поступив в Тбилисский политехнический институт на заочный факультет строительства автодорог, который успешно закончил. Вскоре Харебов был назначен начальником дорожного управления Цхинвальского района. В то время он два года (1978-79 г.) поработал старшим прорабом по искусственным сооружениям на строительстве Транскама, где отлично проявил себя.
Разносторонне талантливый мужчина с юности увлекался творчеством. В свободное время Харебов писал рассказы и стихи, они публиковались в газетах, в том числе на севере Осетии.

«Дорога жизни»
Леонид Георгиевич никогда не оставался безучастным к судьбе Осетии, принимал активное участие в политических процессах. 23 ноября 1989 г. он стоял у въезда в город вместе с цхинвальской молодежью, остановившей двинувшуюся из Грузии многотысячную колонну, попытавшуюся под предлогом мирного шествия проникнуть в Цхинвал. Пенсионер помнит каждую деталь о событиях 30-летней давности, с улыбкой рассказывает о том, как повздорил тогда с первым секретарем ЦК Грузии Гумбаридзе.
Л.Харебов являлся сопредседателем «Адаемон ныхас» и одним из организаторов городского штаба обороны. Ситуация накалялась. Власти Грузии открыто заявляли о ненависти к осетинам и жаждали захватить непокорный Цхинвал. У них было важное преимущество. Единственная дорога в Северную Осетию лежала через контролируемые Тбилиси села. Стоит ее перекрыть и город легче будет взять. Харебов прекрасно это осознавал и самолично решил строить объездную дорогу. Собрал людей и уже в начале декабря 1989 г. приступил к делу. В распоряжении у него было два бульдозера, но удалось с оружием отбить у недруга еще несколько единиц техники, которые ранее были перегнаны к границе с Грузией.
«Звиадисты» пытались помешать строительству трассы. Они подорвали у дорожников основной бульдозер «Чебоксарец», на пару часов оставленный без присмотра. Как рассказывает Леонид Георгиевич, был даже случай, когда с грузинского вертолета сбросили на них взрывчатку. Это произошло на дороге. «Взрывчатка упала в овраг, и никто не пострадал, — говорит Харебов. — Я имел при себе автомат, а двое моих товарищей карабины. Мы вынуждены были стрелять по вертолету. Он улетел и больше не возвращался».
Строительство дороги проходило в зимнее время в тяжелых погодных условиях. Местные власти не оказывали Харебову никакой поддержки. Только три человека выделили немного денег на питание рабочим, в общей сумме 250 р. Л. Харебов за год проложил пионерную дорогу фактически на личные сбережения. Когда деньги закончились, помогли власти Северной Осетии. На очередной встрече руководства двух братских республик во Владикавказе Торез Кулумбегов познакомил Ахсарбека Галазова с Леонидом Харебовым, отметив, что, благодаря ему смогли приехать на встречу. «Глава Северной Осетии встал со своего места и подошел ко мне, сидящему в дальнем углу. Обнял меня и сказал, что я могу обращаться к нему за помощью в любое время. Так я и сделал», — вспоминает Харебов.
Во Владикавказе был открыт спецсчет, куда правительство севера Осетии выделяло определенные суммы на зарплату рабочим, покупку ГСМ, технику. Со своей стороны Харебов предоставлял отчетную документацию. Денег не всегда хватало, но благодаря поддержке братьев из севера к концу 1991 г. удалось довести до конца строительство важной для Южной Осетии 32-километровой трассы. По нему ездили автобусы, провозились оружие, медикаменты, гумпомощь и т.д. Из-за предательства на Зарскую дорогу в мае 1992 г. проник враг и совершил бесчеловечную акцию, расстреляв 36 беженцев. В любом случае, не будь этой дороги, жертв могло быть гораздо больше, а республика, возможно, не смогла бы выстоять в условиях полной блокады.

Вместо почестей — гонения
В 1990 г. Леонид Харебов был избран в парламент первого созыва. Через год назначен первым министром автомобильных дорог. Но ненадолго. Он стал неугодным для отдельных представителей высшего эшелона власти. Против человека, совершившего настоящий подвиг, устроили жестокую травлю. По надуманным фактам завели на Харебова уголовное дело, даже на сутки бросили в тюрьму. Уволили с должности министра, лишились работы и все члены его семьи.
Какое-то время Леонид Георгиевич вынужден был жить в Алагире. Через несколько лет вернулся в Цхинвал, но долго оставался без работы. Во время известных событий 2011 г. Л. Харебов был на 16 суток отправлен в тюрьму за несогласие с действиями тогдашнего руководства страны. Более того, к нему в дом вломились люди в масках и стали бить пенсионера прикладом автомата. К счастью, вовремя подоспели сын с внуком и спасли дедушку.
В 2014г. Харебова пригласили в ГУП «Дорэкспострой». Опытный специалист привел в порядок документацию, многое сделал для налаживания работы предприятия. В качестве инженера участвовал в строительстве дорог Цхинвал-Знаур, Дменис-Ленингор, в благоустройстве улиц Цхинвала.
Уже несколько лет Леонид Георгиевич нигде не работает, но не сидит без дела, по-прежнему старается приносить пользу народу. Он состоит в общественной организации «Адаемы ныфс», в которую входят члены партии «Единая Осетия». Она поднимает перед депутатами и чиновниками наболевшие проблемы, в том числе связанные с таможенными препонами, работой сотового оператора, контроля завозимой из Грузии продукции и др.
В личной жизни Леонид тоже преуспел немало. Женился в 1966 г. на Людмиле Рудневой, с которой познакомился в Омске. Воспитал с ней сына и дочь. Они выросли достойными людьми, но семья пережила тяжелую утрату. Сын Леонида Сергей — подполковник Службы внешней разведки внезапно ушел из жизни. Ему было 47 лет.
За последние два десятка лет кого только в республике не поощрили высокими наградами, заслуженно, и не совсем. А человек, во многом благодаря которому Южная Осетия обрела свободу, оставался без внимания власть имущих. Только в 2014 г. президент Леонид Тибилов за мужество и самоотверженность, проявленные при строительстве объездной дороги, наградил Л. Харебова Орденом Дружбы. Этой же чести по ходатайству инженера удостоились несколько человек, с которыми он построил «Дорогу жизни». Двумя годами ранее Международная академия общественных наук наградила Леонида Георгиевича Орденом «Слава нации».
Удивительно, но выдающийся инженер-строитель до сих пор не имеет звания заслуженного работника дорожного хозяйства. Впрочем, главное не звания и медали. По его собственному признанию, самая большая награда для него — это чувство выполненного долга перед Родиной. В трудные для нее минуты был рядом и помог ей выстоять в борьбе с коварным врагом.
Леонид Георгиевич в свои 80 с лишним лет полон идей и надеется, что еще немало успеет сделать во благо родной Осетии.
А.БАГАЕВ