/Тамерлан ДЗУДЦОВ: «На первом месте должна быть национальная драматургия»

Тамерлан ДЗУДЦОВ: «На первом месте должна быть национальная драматургия»

Сегодня, 27 марта, отмечается Всемирный день театра. Это хороший повод рассказать о Юго-Осетинском государственном драматическом театре, которому в этом году исполняется 90 лет. Об этом – в нашем интервью с главным режиссером театра Тамерланом Дзудцовым, который прекрасно знает об истории театра, его деятельности.

— 29 июля 1931 года открыл свои двери наш театр со спектаклем Цагарели «Лихорадка». Это был первый спектакль уже профессионального театра. Вообще история театра в Южной Осетии идет с 1904 года. Тогда студенты Ардонской семинарии начали ставить спектакли (1904 г.), что подвигло и энтузиастов в п. Дзау тоже начать ставить спектакли. В 1931 г. основателем театра, т.е. его художественным руководителем был наш знаменитый танцор Владимир Хетагуров.
— Как проходила работа театра в годы ВОВ?
— Во время войны театр не прекращал работы. Сюда были эвакуированы две труппы — русский театр и осетинский театр из Северной Осетии, которые находились здесь, работали до освобождения Северной Осетии от немецких захватчиков, затем вернулись к себе. Также в те годы у нас пребывала труппа МХАТА. За все это время на сцене нашего театра показывали спектакли все эти коллективы. Они работали параллельно, никто никому не мешал, а наоборот помогали друг другу.
Перед началом ВОВ в наш театр приехала профессиональная труппа, закончившая учебу в Ленинграде. Это был первый поток, который поехал учиться в Россию. Они закончили учебу в мае 1941 г. Во время войны у них была бронь, но все же четверо из них добровольно ушли на фронт и погибли.
— А как обстояли дела в театре после войны?
— В 50-х годах набралась еще одна труппа, которая была определена на учебу во МХАТ. В их числе были Кажах Чочиев, Иван Джигкаев, Людмила Голованова, Эвелина Гучмазова и др. Позже следующая труппа определена в Щепкинское училище, а в 90-е годы тоже была собрана новая труппа. Позже были североосетинские выпускник и наши югоосетинские. Последние специалисты прибыли к нам из Щукинского училища – это три человека.
— Как мы помним в годы Отечественной войны 1989-2008 гг. наш театр тоже не переставал трудиться?
— С 1989 г. театр не останавливал своей работы. Когда грузинские бандформирования в 1991 году вошли в город и оккупировали центр, то разгромили интерьер в театре. Мы все прибрали и начали работать.
Тогда в театре начала работать только осетинская труппа т.к. грузинская покинула город вместе с агрессором. В советские времена в театре параллельно работали две труппы осетинская и грузинская. Взаимоотношения были нормальные, тогда было понятие интернациональной дружбы. ЦК КПСС все строго контролировал и все было тихо. Осетинская труппа была преобладающей во всем — и качеством спектаклей и зрителями. Единственно, осетинской труппе невозможно было выехать дальше Грузии и Северной Осетии. Первый прорыв наших гастролей состоялся в 1996 г., когда наш театр уже представлял самостоятельное государство. До этого мы никогда не были даже в Абхазии.
— Как у вас обстоят дела с преемственностью поколений, воспитанием молодых актеров и т.д.?
— Еще во времена первого президента Людвига Чибирова у нас состоялся первый выпуск — 6 человек в ЮОГУ. Сегодня они все заслуженные артисты. В прошлом году произошел новый набор второй студии в ЮОГУ, это уже благодаря президенту Анатолию Бибилову и ректору Вадиму Тедееву. Мы сейчас работаем с ними. Через 3,5 лет мы будем их уже выпускать как дипломированных специалистов, т.е. преемственность поколений у нас есть.
Актерские кадры мы уже можем готовить здесь. Правда, технические кадры тоже необходимо готовить, но этой возможности у нас здесь в ЮОГУ пока нет. Технические кадры — работники сцены, звукорежиссеры, художники, художники по костюмам, по гриму и т.д.
— В этом году театру исполняется 90 лет. Как отметите юбилей?
— 29 июля исполняется 90 лет нашему театру, но юбилей будем отмечать осенью, в октябре. Дело в том, что в летний период люди находятся в отпусках. Мы также собираемся пригласить и другие театры на наш юбилей, но и у них тоже летом бывают отпуска.
У нас будут большие юбилейные мероприятия. Будет замечательно, если удастся в рамках юбилея организовать фестиваль. Со стороны руководства страны у нас полное понимание и огромная поддержка. Все наши просьбы всегда бывают удовлетворены президентом Анатолием Бибиловым. Он очень любит театр и хочет, чтобы наш театр был на уровне мировых театров.
— Расскажите о географии гастролей театра за последнее время?
— Мы объехали практически большую часть России. Были за Уралом, на фестивале в Магнитогорске, Санкт-Петербурге и т.д. Принимали участие практически во всех престижных мероприятиях России.
— Какие совместные мероприятия были между театральными коллективами и Юга и Севера Осетии?
— Да, такие проекты у нас имеются. Встает вопрос, как их реализовать? Мы собираемся поставить спектакль на сцене нашего театра по пьесе Алана Остаева «Последний свидетель». Так там есть сцены, где будут принимать участие актеры дигорского театра. И это очень важный момент. Они будут приезжать сюда, репетировать. У нас еще и есть проект с осетинским театром Северной Осетии. Мы обсуждаем, какую поставим пьесу.
— Куда вы в ближайшее время собираетесь на гастроли?
— Мы собираемся выезжать в Москву, в Абхазию, в Санкт-Петербург, Луганск, Рязань и т.д. Но конечно все это будет зависеть от состояния с коронавирусом, но мы надеемся, что все будет хорошо. Мы ждем и надеемся, что к нам в театр будут приезжать на гастроли и российские театры. К нам прибудет российский театр им. Вахтангова из Северной Осетии. Есть желание Абхазского театра приехать. У нас созданы все условия и возможности для этого.
Хочу заметить, что для популяризации театра у нас есть свой сайт «Театр Алании», в Инстаграмме есть ролики рекламного характера и т.д.
— Театр – для зрителей. Как думаете, сформировался ли у нас постоянный состав зрителей, ценителей театра?
— Все зависит от качества спектаклей. Когда зритель один раз пришел на спектакль и остался очень довольным, как правило, он об этом всем рассказывает потом. Он может прийти еще раз со своими друзьями. А бывает и наоборот.
Были времена, когда из-за мастерства одного актера, независимо от спектакля, зависело количество зрителей. Мы хорошо помним, когда люди спрашивали друг друга: «Давид Габараев играет в этом спектакле?». От этого зависело все. Этого уровня мы пока не достигли. Сегодня у нас несколько артистов, благодаря которым люди идут на их спектакли регулярно. Другим артистам необходимо постоянно работать над повышением мастерства. Тогда будет намного больше зрителей. Наша уважаемая Людмила Голованова, например, не могла ходить на рынок, т.к. большинство торговцев пытались ей отдать бесплатно что-то из своего товара. Все ее любят, уважают, ценят… Тот же Давид Габараев, если он просто хотел пешком пройтись по городу, то это ему не удавалось. Каждый водитель хотел его подвезти. Это настоящая народная любовь к актерам, уровень популярности.
Хочу заметить, у нас нет пенсионеров. Мы их попросту не отпускаем из театра. В будущем году нашей уважаемой Людмиле Головановой будет круглая дата и мы вместе отметим ее юбилей, дай Бог ей здоровья!
Раньше наши граждане, наша интеллигенция чаще посещала театр. Они приходили туда просто отдохнуть, увидеть друг друга, пообщаться. Это была цхинвальская традиция. Считалось неприличным не знать репертуар театра, хорошо не разбираться в ее тонкостях.
— Что нового, интересного в репертуаре театра?
— Наш театр является осетинским, национальным. Здесь на первом месте должна присутствовать национальная драматургия. В то же время помимо осетинских пьес, мы должны ставить русскую и зарубежную классику. Без этого гастроли пройдут не на должном уровне. Многие наши прекрасные осетинские произведения, пьесы не переведены на русский язык и другие языки. За пределами Осетии многие не знакомы с осетинской драматургией.
В 2002 г. мы были на гастролях в Петербурге, куда привезли «Амран». Критики недоумевали, почему до сих пор они не знали, что есть такой драматург. Но у нас большая проблема в квалифицированных переводчиках. Как бы хорошо не играли актеры, какой бы великолепной не была пьеса — без синхронного перевода зритель его не примет и не поймет.
Осетинский театр каждый год должен показывать новую осетинскую сказку для детей. Нужны осетинские пьесы именитых драматургов и молодых. Необходимо объявлять конкурсы на лучшую пьесу и т.д. Мы активно работаем с российскими коллегами по многим вопросам. Они нам очень помогают. Спасибо им за это.
Большую работу необходимо проводить с режиссерами. Если у режиссера не будет артиста, то он ничего не сможет сделать. А сам артист постоянно должен работать и работать. К сожалению, сегодня некоторые артисты вынуждены работать и в других направлениях.
Сегодня благодаря руководству страны сделаны надбавки к заработной плате и т.д. Одним словом нам всем надо еще много работать на благо нашему театру, на благо нашей страны.
Инал ТИБИЛОВ