/Слово о спектакле «Коста»

Слово о спектакле «Коста»

За два дня до премьеры «Коста» мне позвонила директор театра Мадина Валиева и пригласила на постановку. Не нужно объяснять, с каким волнением я восприняла это приглашение и как не терпелось увидеть спектакль, посвященный человеку, занимающему большое место в моей работе и жизни.
В день спектакля я неважно себя чувствовала, сомневалась, смогу ли пойти в театр. Тем не менее, я заставила себя пойти. В театре я забыла о своих болячках. Сама театральная обстановка придала мне сил. Мы с дочерью сидели в ожидании начала спектакля, когда ко мне обратился молодой человек. Он представился: режиссёр-постановщик Роман Габриа. Спросил, я ли автор книги о Коста Хетагурове. Получив утвердительный ответ, он сообщил, что прочёл книгу три раза и спектакль — отклик на неё. Роман попросил меня после спектакля сказать о моём впечатлении о постановке.
Наконец, занавес поднялся, и началось действо. Первое, что бросалось в глаза, — это создание живого образа Коста. Здесь был представлен последний период его жизни. Он больной, страдающий и такой настоящий. Меня особенно покорило умение режиссёра не просто передать события жизни поэта правдиво, а сделать это тонко, умно, деликатно, совершенно ненавязчиво. Зритель забывает, что он смотрит спектакль, — он захвачен самим действием, перенесён волей режиссёра туда, где Коста болеет и страдает, и зримо ощущает несчастья, пережитые поэтом.
Имея большой опыт работы с архивными документами, я по достоинству оценила, как умно обращается с ними Габриа, как они оживают в руках мастера. И самое главное — как глубоко он прочувствовал драму жизни Коста, как точно он расставил акценты, осмысляя те или иные события и истолковывая известные и не очень коллизии, щедро отпущенные судьбой великому человеку. Так, например, в коставедении традиционно отдаётся предпочтение Анне Цаликовой как предмету любви поэта, тогда как роль другой Анны — Поповой в этом качестве принижается или вовсе игнорируется. Роман Габриа тонко уловил этот, скажем так, дисбаланс и, словно выправляя его, вывел в постановке образ одной только Анны Поповой. Актриса, игравшая её роль, на мой взгляд, вполне справилась со своей задачей. Одно внешнее несоответствие бросается в глаза: Анна Попова не была блондинкой. Очень убедительным был Сослан Бибилов в роли генерала Каханова, точно и достоверно создав образ врага Коста – мерзавца, намеренно сославшего поэта, заведомо зная, что тот не совершал поступка, послужившего поводом для его ссылки. Интересно показано ближайшее окружение Коста, в частности, его друг и однофамилец Андукапар Хетагуров, много помогавший поэту, а также издатель сборника «Ирон фандыр» Гаппо Баев. Именно благодаря его настойчивости и ясному пониманию значимости книги она увидела свет. Нетривиально решён образ самого поэта, воссозданный сразу тремя артистами, каждый из которых воплощает ту или иную ипостась Коста. Роль поэта в зрелом возрасте, в период его пребывания на лечении в больнице в Санкт-Петербурге и далее — до конца жизни режиссёр доверил Дмитрию Парастаеву, который при создании своего образа счастливо избежал ложного пафоса и неуместной аффектации, зачастую сопутствующих сценическому воплощению образов известных деятелей. Казалось бы, актёр не делает ничего особенного, играя роль больного человека, страдающего от недугов, но ещё больше — от вопиющей несправедливости, творимой власть предержащими в его отношении. Но именно этот образ обычного человека со всеми его болячками, слабостями и переживаниями и делает его живым, настоящим, родным, лишённым бронзового налёта и какой бы то ни было монументальности. Зритель в полной мере проникается болью, страданиями поэта, его переживаниями за судьбу народа. По моему глубокому убеждению, роль Коста нужно играть таким вот именно образом — просто проникновенно.
Спектакль в течение всего времени приковывает внимание зрителя, заставляя с нетерпением ожидать следующего действия и с неослабевающим вниманием следить за развитием сюжета. Я смотрела его на одном дыхании. Полтора часа прошли совершенно незаметно.
Хочется выразить благодарность директору театра Мадине Валиевой, чьё приглашение на премьеру заставило меня забыть о своей болезни и окунуться в прекрасный мир искусства. Особую благодарность хочу выразить молодому талантливому режиссёру Роману Габриа, которому действительно удаётся служить театру Южной Осетии, как сам он заверил зрителя. Браво, Роман! Браво, артисты театра!

Ирина БИГУЛАЕВА