/О Зое Битарти, научных трудах и родном языке

О Зое Битарти, научных трудах и родном языке

4 июля свой юбилей отметила Зоя Битарти. О таких людях принято говорить: «Живая легенда». Несмотря на «затертое» журналистами клише, в случае с Зоей Битарти — это абсолютная истина. Общественный деятель, депутат парламента Южной Осетии первого созыва, активная участница народно-патриотического движения «Адамон Ныхас», преподаватель Юго-Осетинского государственного университета, сотрудник Юго-Осетинского научно-исследовательского института имени Ванеева, автор многочисленных научных трудов, человек, посвятившая жизнь служению осетинскому языку, профессор.

Штрихи к портрету
С раннего детства вопреки обстоятельствам и наперекор судьбе она добивалась цели — сохранения и развития родного осетинского языка, национальной культуры, духовных ценностей осетинской нации.
Зоя Александровна родилась 4 июля 1942 года в селе Гаобан Ленингорского района Южной Осетии. Отца она потеряла в раннем детстве — он погиб на фронте.
«Училась я в грузинской школе — тогда ещё все школы были грузинские. Когда умер Сталин, обучение практически во всех школах было переведено на русский язык. Мои старшие братья, а их было четверо, решили дать мне хорошее образование и по окончании четвёртого класса отвезли в Тбилиси, где я поступила в русскую школу», — вспоминает она.
Проучившись четыре года в грузинской школе, совершенно не владеющая русским языком, из провинциальной сельской школы попала в одну из центральных, русскоязычных школ Тбилиси и вскоре вышла на один уровень со своими сверстниками. Позже, в 1959 году, по семейным обстоятельствам Зоя Битарти была вынуждена вернуться в Гаобанскую среднюю школу — уже в девятый класс. Для тех, кто знает Зою Александровну сегодня, удивительно, что в школьные годы она практически не владела осетинским языком.
«Уже в те годы, когда я училась в Тбилиси, меня очень волновало, что я не знаю своего родного языка. Крайне возмущало и то, что грузинская идеология была направлена на уничтожение личности осетина — уже в те годы это наблюдалось. Они предпринимали всё для того, чтобы мы не знали о нашей великой культуре и высокой духовности», — рассказывает она.
Осетинский дух невозможно сломить
Не менее удивительным кажется и тот факт, что Зоя Алек-сандровна до окончания школы ни разу не была в Цхинвале. Как говорит сама Битарты, Ленингорский район тогда был более оторван от центра, чем сегодня.
«Но я все-таки решила поехать в Цхинвал и поступить в институт именно здесь. Ехать в Тбилиси я отказалась категорически — меня очень настроило против всего грузинского то, что всё время чувствовалось давление, стремление сломить осетинский дух», — вспоминает Битарти.
Первая поездка Битарти в Цхинвал была с намерением поступить в Юго-Осетинский педагогический институт. Впервые услышав по радио, как говорит сама Зоя Александровна, «правильную, нормированную осетинскую речь», она была поражена её красотой. Это открытие наполнило её решимостью поступить на осетино-русский факультет. Письменный экзамен Зоя Александровна сдала, но «срезалась» на устном — ей попался билет с биографией основоположника осетинского литературного языка Коста Хетагурова, рассказать которую она не смогла. В тот раз она не поступила, но унывать не стала, решив основательно подготовиться и в следующем году непременно исполнить свою мечту. В течение года Битарты готовилась к экзаменам, одновременно работая учителем в одном из отдалённых горных грузинских сёл. Вторая попытка поступить на осетино-русский факультет оказалась удачной.
Зоя показывала прекрасные результаты успеваемости по всем предметам, активно участвовала в общественной жизни института. Уже на втором курсе её избрали секретарём комсомольской организации факультета, а на последнем курсе — делегатом пленума областного комитета комсомола. Часто она выступала с докладами и занимала первые места на различных конференциях.
Зоя Александровна окончила институт с красным дипломом. По окончании вуза её направили в Ленингор преподавать осетинский и русский языки. Но вскоре она вышла замуж и вернулась в Цхинвал.
Любовь и преданность профессии
1968 год стал годом начала работы Зои Александровны в Юго-Осетинском научно-исследова-тельском институте. Она стала лаборантом и в тот же год поступила в аспирантуру. Ещё работая лаборантом, она начала писать диссертацию по лексике осетинского языка на тему «Термины родства и родственных отношений».
«Эта тема меня очень привлекала — я увлекалась историей с малых лет, а здесь половина темы — этнография. Одним словом, я взялась за эту работу с большим воодушевлением, защитилась досрочно и стала сотрудником НИИ», – говорит Битарти, вспоминая начало пути в науке.
Выпустив в течение 1983 года три статьи для диссертации, она получила медаль победителя соцсоревнования. Позже работы, которые публиковались в то время, вышли отдельной книгой – «Актуа-льные проблемы осетинской филологии», которая получила положительный отклик у специалистов.
Затем, по заданию руководства НИИ, она принялась за исследования в области фонетики осетинского языка.
Первые явные признаки культурного геноцида и языковой дискриминации осетинского народа со стороны грузинских националистов начались уже в 1986 году. Уже тогда студенты и преподаватели грузинских факультетов Юго-Осетинского пединститута выступали с националистическими лозунгами. Когда в 1988 году в Южной Осетии было создано общественное движение «Адæмон Ныхас», Зоя Битарти с первых дней стала активным его участником.
Борьба югоосетинского народа
В 1989-ом, во время поездки в Грузию, в руки Битарти попала газета с публикацией государственной программы развития грузинского языка.
«В автобусе две грузинки, за которыми я наблюдала, читали одну статью в газете и при этом выражали крайний восторг по поводу написанного. Конечно, меня это заинтересовало, и я сразу же приобрела этот номер. Восемнадцать пунктов этой программы были такими, что если бы мы допустили их реализацию, это привело бы к исчезновению осетинской нации», — говорит Битарти.
Когда грузинский язык был объявлен в Южной Осетии официальным языком, Зоя Александровна забила тревогу.
Представители движения «Адамон Ныхас» стали обращаться к руководящим органам тогда ещё Советского Союза с просьбой предпринять меры и найти выход из создавшейся ситуации, а также с требованием рассмотреть вопрос об объединении Северной и Южной Осетии. Несмотря на давление местных властей, назначавшихся из Тбилиси, югоосетинская интеллигенция начала борьбу за сохранение родного языка.
«Мы создали инициативную группу, в которую вошли представители осетинской интеллигенции – Зелим Цховребов, Мурат Джиоев, Дмитрий Медоев, Соня Хубаева, Заира Хугаева. Мы написали письмо президенту СССР Михаилу Горбачёву с просьбой обратить внимание на ситуацию, складывающуюся в Южной Осетии. Это оказалось безрезультатным — нас никто не хотел слышать. Хочу сказать, что многие наши осетины тогда попрятались, — так велик был страх перед грузинским руководством», — говорит Битарти.
В начале 1990-х Зоя Александ-ровна была избрана депутатом югоосетинского парламента первого созыва, или, как его официально называли, — Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области.
«Нас выбрали от «Адæмон Ныхас» — практически все депутаты тогда были представителями этого национального движения. И потом, все эти годы, в течение пяти лет не было ни ночи, ни дня, чтобы мы, депутаты, не были в строю», — вспоминает Битарти.
Переоценка ценностей
Ещё в «Адæмон Ныхас» Битарти разработала Государственную программу развития осетинского языка, которая была принята на заседании парламента.
И с тех пор возрождение и развитие языка в республике стало делом ее жизни. «Наш родной язык, наша национальная культура сегодня переживают не лучшие времена… Выход в первую очередь — переоценка ценностей. На первый план должны быть выставлены ценности духовные, главным из которых является родной язык», — считает Зоя Александровна.
По ее мнению, нужен комплексный подход государства в целом, «необходимо разработать отдельную программу, качественную, способную возыметь действие, программу, которая наконец выведет нас из этого тупика».
В свое время Зоя Александровна предложила программу осетинского языка для детских садов.
Позже разработала учебники и программу преподавания осетинского языка в школах.
Зоя Александровна является автором более 25 книг.
«Я неизлечимо больна идеей возрождения осетинского языка», — говорит Зоя Александровна, и эти слова являются главной идеей и смыслом ее жизни.
С юбилеем, Вас, Зоя Александровна, здоровья и успехов в деле возрождения и сохранения осетинского языка.
ИА «Рес»