/Охотничьи обычаи осетин

Охотничьи обычаи осетин

Дремучие леса Южной Осетии, дикие неприступные скалы Север­ной Осетии издавна создавали благоприятные условия для сохранения одного из древнейших занятий осетин — охоты. В горах Осетии очень много разнообразной дичи. Из животных наиболее распространены тур (дзабидыр), горная коза (сычъи), лиса (рувас), медведь (арс), горная индюшка (зым), а в далеком прошлом и благородный олень (саг). В археологических памятниках кобанской и скифской культур, а также в осетинских нартских сказаниях особенно часто встречается благородный олень. По мнению В. И. Абаева, олень был у скифов тотемным жи­вотным, о чем свидетельствует название одного из больших скифских племен, обитавших в Средней Азии,— «сак» (осетинский олень — саг). Это же слово повторяется во многих скифских личных именах и пле­менных названиях.
До XIX в., т.е. до переселения осетин на равнину, охота занима­ла значительное место в их хозяйстве. Штедер отмечает, что в ряде мест в горах она служила «главным занятием» многих осетин.
Труднодоступные горы и непроходимые скалы, являвшиеся местом обитания различных диких животных, и особенно туров, требовали от охотников большой физической силы, ловкости и выносливости. Извест­ны имена прославленных охотников XIX в., например Куци Дзутова, Гуймана, Дзоццы Абаева, отличавшихся большой храбростью и уме­нием. Охота приносила значительные доходы. Туры, козы и медведи доставляли горцам мясо, шкуры и рога. Из шкур шили одежду, их упо­требляли для украшения кунацкой. Таким же украшением служили рога, которые кроме того использовались и в качестве сосудов для пива.
Охота у осетин была окружена глубоким религиозным почитанием, что нашло яркое отражение в археологических памятниках, фоль­клоре, обычаях и нравах, языке народа. У осетин имелось два охотничь­их божества: Афсати — покровитель туров, оленей и коз, на которых охотились в горах, и Карчиклой — бог птиц, особенно известный в Южной Осетии. Наиболее популярным охотничьим божеством был Аф­сати, известный также у сванов, абхазов, балкарцев и карачаевцев. Многочисленные привески в виде оленей, туров, медведей и других жи­вотных, изображение сцен охоты на памятниках из кобанских могильни­ков Северной Осетии свидетельствуют о важном значении охоты для древних кобанцев, а также, вероятно, о глубоком почитании у них боже­ства Афсати.
Подтверждением значительной роли охоты у предков осетин мо­жет служить нартский эпос, в котором большое место отводится и са­мому занятию охотой и охотничьему божеству. В одном из сказаний говорится, что все благородные звери в горах и на равнинах находятся «под высокой охраной Афсати», который сторожит их и не пропускает к ним «земных людей». Подобное же представление об Афсати было распространено у осетин, совершавших ряд магических об­рядов в честь этого божества. Так, прежде чем отправиться на охоту, накануне вечером делали три пирога с начинкой из сыра, а утром на месте охоты старший посвящал их Афсати; в своей молитве он просил его пожертвовать им из своего стада какое-нибудь животное — тура, оленя или козу. В случае удачи на охоте делали шашлык из убитого животного и благодарили Афсати за подарок.
Существовали у осетин и другие охотничьи обычаи, один из кото­рых, например, заключался в том, что считалось обязательным давать первому встречному три правых ребра убитого зверя. В противном слу­чае охотнику грозила неудача на охоте в течение всего года. По обы­чаю полагалось также делить поровну добычу и давать голову и шкуру животного тому, кто его убил. По-видимому, вера в могущество Афсати способствовала возникновению у осетин, как и у абхазов и адыгов, особого охотничьего языка. На нем разговаривали во время охоты, чтобы скрыть свое намерение как от Афсати, так и от дичи. Наличие охотничьего языка говорит о том, какое большое значение придавали всегда осетины охоте и охот­ничьему божеству Афсати, нашедшему широкое отражение в их песнях, сказаниях, мифологии. Одна из таких песен, посвященная Афсати, была обработана Коста Хетагуровым и стала самой популярной народ­ной песней в Осетии. Анализ археологического, этнографического и фольклорного материала дает возможность предположить о возникно­вении этого божества в глубокой древности в пределах Центрального Кавказа и о широком распространении здесь охоты. Афсати является в быту осетин одним из древнейших элементов кавказского субстрата, восходящих к кобанской эпохе.